Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Вторая Пуническая война: Пути из Испании в Италию (Connolly P.)

Пунические войны • 3 декабря 2006 г.

Во времена Ганнибала существовало два главных пути, связывающих Италию и Испанию. Они были известны древним как легендарные «пути Геракла». Один из них шел из Тосканы вдоль лигурийского побережья. Другой проходил через Альпы, начинаясь в долине По. Две дороги встречались на Роне, которую пересекали у Бокер-Тараскона, а затем шли вдоль побережья Испании. Около 118 г. до н.э. путь через Альпы в Испанию сменился на римскую Домициеву дорогу. Возникает вопрос: был ли путь Геракла и Домициева дорога одним и тем же? Нелепо было бы предполагать, что римляне, строя Домициеву дорогу, проложили через Альпы совершенно новый путь. Такая затея не имела бы никакого практического смысла и была совершенно не в духе римлян. Самый простой и удобный путь через горы уже был проложен купцами и странниками, которые путешествовали там веками. Римляне же, видимо, просто выровняли и замостили его. Эта дорога была самым низким, самым широким и самым удобным перевалом через Альпы. К тому же это был кратчайший путь в долину р. По. Расстояние по Домициевой дороге от Нима, который находится к западу от Роны, до Казале Монферрато, расположенного в долине По, где сходились все пути, составляет 481 км. Кратчайший путь через Коль-де-Ларш равен примерно 500 км, а путешествие вверх по долине Изера, через перевалы Малый Сен-Бернар, Клапье или Мон-Сени, увеличит расстояние более чем до 600 км. Это все низкие перевалы, что есть в западной части Альп. Благодаря этим данным, ясно, что путь по Домициевой дороге был самым предпочтительным.

Исходя из этих же соображений, так же должен был следовать и путь Геракла. Дорога из Тараскона усеяна кельто-лигурийскими городами и крепостями-оппидумами. Сегустерон (Систерон), Катургий (Шорж), Эбуродунум (Эмбрун), Бригантий (Бриансон) к западу от перевала и Сегузион (Суза) к востоку от него — все это кельтские имена, а следовательно, они существовали еще до того, как римляне построили свою дорогу. Есть оппидумы и близ Алта, и Мон-Дофен и еще два между Маноском и Систероном. Все эти факторы дают исчерпывающие доказательства того, что на месте Домициевой дороги проходил путь еще до римских времен.

Подтверждает это и псевдо-Аристотель, живший во второй половине III в. до н.э. — во времена Ганнибала. Он пишет, что при переходе через Альпы приходится платить пошлину живущим вдоль тракта кельто-лигурийцам. Вероятно, что относится это заявление к тому самому южному пути, поскольку лигурийцы как-то плохо вяжутся с северной дорогой. Таким образом, можно утверждать, что существовал хорошо известный путь из Испании в Италию, который проходил через Альпы. Путем этим пользовались во времена Ганнибала, и шел он там же, где и римская Домициева дорога.

Три контрольные точки Полибия

Рассказывая о путешествии от Пиренеев в долину р. По, Полибий указывает нам три контрольные точки. Первая из них — это дорога от Пиренеев к Роне; вторая — участок земли, именуемый Островом, который располагается между Роной и одним из ее притоков; третья же — это перевал, через который Ганнибал вошел в Италию. Полибий дает наглядное описание второй и третьей точек и ориентиры первой.

 

Спуск с перевала Монженевр Рис. 1
Спуск с перевала Монженевр. Здесь есть участок постоянных оползней, расположенный в наиболее отвесной части склона. Современная дорога защищена от них бетонным навесом (слева, в середине).

 

1. Дорога к Роне

Несомненно, планируя вторжение в Италию, Ганнибал намеревался перейти через Альпы и добраться до долины По по пути Геракла. Зимой 219—218 гг. до н.э. он договорился с племенами, живущими вдоль него, и заплатил им за проход.

О походе Ганнибала через Пиренеи нам практически нечего сказать, а вот о том, как его армия двигалась через южную Галлию, кое-что известно. Полибий писал, что дорога от Испании до реки Роны была тщательно измерена римлянами и размечена верстовыми столбами. Благодаря этому замечанию историк, сам того не ведая, предоставил будущим исследователям очень ценную информацию. Благодаря ему мы узнаем, что Ганнибал шел по тому пути, которым позднее стали пользоваться римляне. Констатирует он и тот факт, что римляне, как обычно, замостили и измерили существовавший задолго до них тракт, когда строили знаменитую Домициеву дорогу к западу от Роны.

Упоминание о промерах дороги привело к своего рода противоречию, поскольку известно, что осуществил его Гней Домиций Агенобарб («Рыжебородый») в 118 г. до н.э., дата, очень близкая ко времени смерти Полибия. Многие ученые все-таки полагают, что отрывок этот аутентичен и историк сам вставил его в текст незадолго до смерти (см., например, работу Ф.Уолбанка «Комментарии к Полибию», т. 1, стр. 373, и т. 3, стр. 768). Следы римской дороги можно ясно увидеть на восточном берегу Роны, между Монпелье и Нимом. Она идет вдоль гребня возвышенности, огибающей прибрежные болота, примерно в девяти километрах от современной береговой линии. Это ничуть не удивительно, особенно если принять во внимание климатические условия того времени, о которых говорилось выше. Даже в наши дни побережье в тех местах топкое, а береговая линия постоянно меняется, потому что Рона приносит примерно 20 миллионов тонн наносов в год. Большая часть ила относится в западном направлении и образует отмели и лагуны вдоль побережья до самой Испании. В древние времена береговая линия могла быть значительно ближе к дороге. Полибий указывает расстояния, которые проходила армия Ганнибала. Цифры эти, к большому сожалению, весьма приблизительные, даны с большим разбросом и требуют поправки на каждые 200 стадиев. Если сложить те расстояния, что отмечены у Полибия для каждой отдельной части маршрута, получится, что Новый Карфаген отделяет от Италии расстояние в 8 400 стадиев. Сам Полибий, однако, говорит о 9 000 стадиев. Вероятно, что промежуточные цифры, данные везде приблизительно, соблазнили его увеличить общий итог, округлив его. Описывая дорогу от Испании до Роны, Полибий пишет также, что римляне поставили на ней дорожные столбы через каждые восемь стадиев.

 

Карта Французских Альп, на которой изображено два пути Геракла — древние, проторенные торговые пути, и маршрут, которым следовал Ганнибал Рис. 2
Карта Французских Альп, на которой изображено два пути Геракла — древние, проторенные торговые пути (на карте они обозначены сплошной черной линией), и маршрут, которым следовал Ганнибал, отмеченный черным пунктиром.

 

Все расстояния, которые дает Полибий для рассказа о событиях 218— 217 гг., указаны в цифрах, кратных восьми стадиям. Следовательно, он пользовался неким римским источником, считая одну милю равной восьми стадиям (т.е. 200 стадиев примерно равны 37 км), а не восьми с одной третью, как исчисляли ее многие. В данной работе я пользуюсь системой Полибия.

Историк сообщает нам, что Ганнибал пересек Рону там, где она течет единым руслом, на расстоянии четырехдневного перехода от моря. Еще он указывает на большое количество1 лодок, которое Ганнибал смог купить для своего войска.

Ученые яростно спорят о месте переправы, и причина этих споров вполне понятна. Дело в том, что затем Ганнибал в течение четырех дней двигался вверх по реке, покуда не добрался до места, именуемого Островом. Каждому из участников спора приходится «сдвигать» переправу в точку, соответствующую тому месту, где, на его взгляд, находился Остров.

В данном случае слова Полибия о «примерно четырех днях пути от моря» мало чем могут помочь. Вряд ли он обозначил этими словами расстояние от устья Роны до точки переправы. Тогда они скорее всего относятся к месту, где армия потеряла море из виду. Такая точка может располагаться близ старого Люнеля, потому что к юго-востоку от нее, примерно в 50 км от Бокера, дельта Роны выдается в море.

Можно также отклонить предположение, что армия удалилась от побережья в Эг-Морт. Полибий четко говорит о том, что армия следовала по Домициевой дороге, а для того, чтобы добраться от этой дороги до Эг-Морт, нужно вначале пройти 16 км на юг, а затем повернуть обратно к Роне.

Следующий вопрос заключается в том, каким образом следует исчислять расстояние дневного перехода. Полибий указывает скорость, с которой продвигалась армия, только один раз. Мы узнаем, что непосредственно перед началом подъема в горы она прошла 800 стадиев за 10 дней. Учитывая поправку на каждые 200 стадиев, мы получаем расстояние в 13—17 км в день. Однако и эта цифра не слишком надежна, поскольку армии наверняка приходилось заниматься поиском провианта. Единственное заключение, которое можно сделать на основе имеющихся данных, носит отрицательный характер — место переправы не могло находиться дальше, чем в четырех днях пути от старого Люнеля.

Де Бир отстаивает точку зрения, согласно которой Ганнибал перешел через реку у Фурка, что находится выше Арля, в верхней части дельты. Отсюда и его выбор Эг-Морт как места, где армия отошла от побережья. Однако эта теория порождает несколько серьезных вопросов.

1. Там существовала греческая фактория, о которой Полибий непременно упомянул бы.

2. Вряд ли он не указал бы такой четкий ориентир, как верхняя часть дельты.

3. На картах XVII в. показано, что местность между Арлем и Бокером была заболочена. Если принять во внимание климатические условия времен Ганнибала, становится очевидно, что в античные времена дело обстояло так же. Когда римляне строили дорогу из Нима в Арль, им пришлось проводить через болота виадук. Сейчас от него не осталось и следа, однако еще в XVIII в. он был характерной чертой того края. Виадук находился к юго-западу от Бельгарда и вошел в герб города в виде двухпролетного моста, возвышающегося над болотами. Истинная длина этого моста нашла отражение в его названии «le Pont des Arcs», Мост Арок. Очевидно, их количество произвело впечатление на местных жителей, несмотря на то что менее чем в 25 км от него находился другой мост со сложной структурой арок, Pont du Gard. В Бордоском или Иерусалимском путеводителе TV в. мост между Нимом и Арлем фигурирует под названием Pons Aeraris, «Медный мост».

 

Копия старой карты дельты Роны. Римляне построили через эту болотистую местность виадук Рис. 3
Копия старой карты дельты Роны, на которой изображено озеро, преграждавшее дорогу из Нима в Арль. Римляне построили через эту болотистую местность виадук.

 

Говоря о теории де Бира, следует упомянуть еще и о его предположении, что река Дюранс, которая в наши дни впадает в Рону сразу к югу от Авиньона, во времена Ганнибала впадала в нее к югу от Арля. Кро, местность, расположенная к юго-западу от Арля, так усеяна камнями, что привела геологов к мысли о том, что когда-то Дюранс протекал именно там. Они, без всякого сомнения, правы. Вопрос заключается в том, когда это было. Присутствие этих камней отмечали и древние, которые оставили множество объяснений этого факта, но интересоваться нам следует не самими объяснениями, а теми, кто их давал. Из них достаточно будет упомянуть Эсхила (525—456 гг. до н.э.) и Аристотеля (384—322 гг. до н.э.) — очевидно, что уже в их время Дюранс там не протекал.

Очевидно, Ганнибал не мог переправиться через Рону южнее Бокера. Полибий сообщает, что расстояние от Эмпорий (Ампурьяса) до Роны составляло 1 600 стадиев. Кроме того, он говорит, что Домициева дорога к западу от Роны была тщательно измерена римлянами. Тогда почему он не называет точных цифр, предпочитая довольствоваться приблизительными? Большинство ученых полагает, что место, где говорится о тщательном измерении дороги, было добавлено позже — самим Полибием или его последующим редактором. Однако звучит это не слишком убедительно, потому что Полибий не изменил цифру в 1 600 стадиев и не утверждал, что армия переправилась через реку в обычном месте.

Расстояние от Эмпорий до Бокера можно узнать из римских дорожных книг времен империи. Составляет оно 199 римских миль, или 295 км. Античный географ Страбон исчисляет его в 194 римские мили, что, при восьми стадиях в миле, составит 1592 стадия. Поскольку приблизительные данные Полибия — 1 600 стадиев — допускают погрешность в 99 стадиев, к расстоянию можно добавить еще 20 км. Следующей вероятной точкой переправы может оказаться Арамон, но никаких особых преимуществ перед Бокером у него нет. Еще выше, в 18 км от Бокера, расположен Авиньон, конечная точка, до которой можно дойти по указанным Полибием данным. Это чуть больше 70 км от старого Люнеля — четыре дня хорошего хода. Причина, по которой Ганнибал выбрал для переправы это место, заключается в передвижениях (или, точнее, отсутствии таковых) Сципиона. Полибий говорит, что последний отплыл в начале лета, и у него ушло пять дней на то, чтобы добраться морем до Роны из Пизы.

 

Древняя дорога в Испанию, показанная красным, шла до восточного берега Роны, придерживаясь возвышенностей Рис. 4
Современная карта дельты Роны, на которой зеленым цветом выделена заболоченная территория. Древняя дорога в Испанию, показанная красным, шла до восточного берега Роны, придерживаясь возвышенностей. За рекой она расходилась на две дороги.

 

Согласно Варрону, современнику Цезаря, который был знаком как с нововведенным юлианским календарем, так и с более ранним римским, лето начиналось на двадцать третий день после того, как солнце входило в созвездие Тельца, и длилось затем 94 дня, т.е. с 9 мая до 11 августа. Даже если принять во внимание гибкость республиканского календаря, вряд ли «начало лета» можно оттянуть дольше конца июня.

Другая проблема возникает с датировкой прибытия Ганнибала к Роне. Полибий говорит, что он достиг перевала в Альпах «незадолго до захода Плеяд». Это еще одна астрономическая дата, которую Варрон определяет для нас. Между заходом Плеяд и зимним солнцестоянием проходит 57 дней, а это означает, что происходить он должен в конце октября. Следовательно, Ганнибал достиг перевала примерно в середине этого же месяца. Прослеживая его путь в обратном направлении, можно вычислить, что через Рону он переправился приблизительно в конце августа.

Из текста Полибия создается впечатление, что Сципион прибыл в дельту Роны в то самое время, как Ганнибал переправлялся через реку. Однако в этом случае куда-то исчезают два месяца. На то, чтобы добраться от Картахены до Италии, у Ганнибала ушло пять месяцев — следовательно, он должен был выйти из Картахены примерно в середине мая. Но тогда он никак не мог очутиться у Роны в начале июля. Мы уже упоминали раньше тот факт, что Полибий жил в доме Сципиона Эмилиана, бывшего приемным правнуком того самого Сципиона. Очевидно, историк чувствовал себя обязанным следовать существовавшим в принявшей его семье преданиям. Родной дед этого Сципиона и Эмилиана, Эмилий Павл, был во многом ответственен за те несчастья, что постигли Рим в начале этой войны. Но семейные традиции требовали, чтобы ответственность за совершенные ошибки легла на плечи кого-нибудь еще. Как мы увидим дальше, в битве при Требии и при Каннах козлом отпущения стал второй консул. Для того чтобы обелить предков при Роне и Тицине, требовалось переписать историю.

Согласно Полибию, Ганнибалу не стало известно о присутствии в устье Роны Сципиона, покуда он не пересек реку. В этом месте историк вновь идет на поводу у семейных преданий Сципионов. Пытаясь прикрыть неудачу полководца в попытке остановить Ганнибала у Роны, он пишет, что Сципион буквально на волосок разошелся с ним. Если Сципион добрался до Роны раньше Ганнибала, значит, Ганнибал узнал об этом и перешел реку выше устья Дюранса, чтобы поместить между собой и римлянами еще одну реку.

 

Карта Роны выше дельты, на которой показаны возможные места переправы Рис. 5
Карта Роны выше дельты, на которой показаны возможные места переправы. До строительства римского виадука переправа к югу от Бокера—Тараскона была невозможна.

 

2. Остров

Когда нумидийцы Ганнибала наткнулись на конницу Сципиона, карфагенский полководец наверняка счел, что римские легионы уже близко. По этой причине он отказался от изначального плана идти по пути Геракла, а пошел вверх по течению, надеясь избавиться от Сципиона. Последний добрался до брошенного лагеря при переправе через три дня после того, как его покинули войска Ганнибала; еще через день разведчики доложили, что Сципион повернул обратно к побережью.

Четырехдневный переход привел карфагенян к месту, где в Рону впадает еще одна река. Полибий именует ее Скар. Местность, которая располагалась между этими двумя реками, называлась Остров. Она была богата людьми и зерном, а название было вызвано спецификой расположения. По размеру и очертаниям Остров походил на египетскую Дельту — существенное различие заключалось лишь в том, что основание ее составляла «почти непроходимая» горная цепь.

Как и любая часть Ганнибалова пути, Остров породил массу споров. Даже

мельком взглянув на карту, можно ясно увидеть одно-единственное подходящее месторасположение Острова — участок между Роной и Изером. Тем не менее несколько комментаторов склонны оспаривать его в пользу другой территории — между Югом и Роной. Их главный аргумент заключается в том, что одним из названий Юга в древности было Экар, что довольно близко к Скару. Следует указать, однако, что латинским названием Изера было Изара, что звучит ничуть не менее похоже. Не может помочь в этом случае и Ливий, который именует вторую реку Арар, а это латинское название Соны. Для Ливия это типично — он легко заменял известными ему названиями те, которых раньше не слышал; профессор X. X. Скаллард в своей книге «Сципион Африканский — солдат и государственный деятель», перечисляет не меньше дюжины таких случаев, относящихся к Испании и Северной Африке.

Не следует доверять и представленному у Ливия списку племен, мимо ко торых проследовал Ганнибал. Попытки определить территорию, на которой они обитали, путем сопоставления с территорией галльских племен времен Римской империи бессмысленны из-за постоянно проходившей в долине Роны миграции, в ходе которой каждое племя вытесняло предыдущее вниз по течению. Кроме того, племена воевали между собой. Для времени Ганнибала нельзя быть твердо уверенным даже в том, что территорию современной Швейцарии занимали тогда именно гельветы — что же говорить о других племенах?

Ганнибалу удалось вмешаться в возникшую на Острове конфликтную ситуацию и успешно разрешить ее. Именно из-за этого некоторые историки отвергают территорию между Изером и Роной как гипотетическое местонахождение Острова — во времена империи там обитали аллоброги, а Полибий четко говорит о том, что с этим племенем у Ганнибала возникли сложности. На самом деле, как мы только что видели, невозможно точно сказать, где жили аллоброги во времена Ганнибала.

Вопрос заключается в том, как именно описана эта территория. Полибий сравнивает размер Острова с дельтой Нила, которая составляла в его дни примерно 15 000 кв. км. Участок между Роной и Изером — примерно 5 000 кв. км, а между Роной и Югом — только 700 кв. км. Защитники «Югского Острова» пытаются убедить остальных в том, что, поскольку ни одна из территории не дотягивает до дельты Нила, можно просто не обращать внимания на замечания древних историков относительно ее размеров.

Невозможно сказать что-либо определенное о населении, что же касается изобилия зерна, то следует признать, что местность близ Юга более плодородна. В то же время более обширная территория близ Изера способна была дать больше зерна, а во времена Рима обеспечивала могущественных и многочисленных аллоброгов.

Последняя и наиболее важная часть описания, данного Полибием, заключается в том, что он называет данную территорию «Островом», говоря о том, что название свое он получил благодаря местоположению. Изер является одним из трех главных притоков Роны; два других — Сона и Дюранс. Остальные по сравнению с ними незначительны. Юг — небольшая речка, практически пересыхающая летом, когда через нее можно перейти, замочив ноги едва ли по щиколотку. Что же касается находящихся поблизости «почти непроходимых гор», то близ Юга они полностью отсутствуют. Защитники «Югского Острова» пытаются подогнать под это определение горную цепь Баронни, но никак не объясняют критериев, по каким она подходит к нему, поскольку горы эти прорезаны множеством троп и никак не являются серьезным препятствием. В то же время «Изерский Остров» представляет собой настоящую природную крепость. Большая часть этого треугольника ограничена Изером или Роной, а расстояние между ними загорожено Шартрезским гор ным массивом и горой Мон-дю-Ша. Дополнительным препятствием является Буржское озеро с окружающими его болотами — даже в наше время они простираются до берегов Роны.

3. Перевал

Споры идут по поводу каждой тропинки от Коль-де-Ларш до Семплона в Швейцарии, а потому было бы и скучно, и бесполезно пытаться рассмотреть все имеющиеся в наличии теории. В течение нескольких лет — с 1968 по 1973 год — мы с женой прошли по всем основным предложенным перевалам и внимательно изучили их — так же как и все меньшие перевалы, на которых могла быть устроена первая из засад.

Прежде всего мы должны обратить внимание на высоту перевалов. Полибий говорит о том, что горные проходы в Альпах были круглый год покрыты снегом. Должно быть, он включает в их число Монженеврский перевал и Малый Сен-Бернар, поскольку это были единственные проходы в Западных Альпах, которыми пользовались в его время. Это хорошо укладывается в рамки теории X. X. Лэмба, согласно которой граница вечных снегов проходила тогда примерно на 1 000 м ниже своего нынешнего уровня. Таким образом, все еще покрытому прошлогодним снегом перевалу, по которому шел Ганнибал, вовсе не обязательно было быть очень высоким.

Полибий говорит, что он сам переходил через перевал. Это подтверждается его описанием солдат, скользящих по плотно утрамбованному снегу, — оно слишком живое для полученного «из вторых рук».

Из рассказа греческого историка можно выделить несколько основных моментов, которые могут помочь в идентификации перевала. Здесь перечислено шесть пунктов:

1. На перевале должно иметься ущелье примерно на расстоянии дневного перехода от его вершины. Расстояние должно составлять менее 30 км, так как у всех рассматриваемых перевалов (за исключением Коль-де-Ларш) имеется резкий подъем непосредственно перед верхней точкой.

2. Вершина перевала должна быть достаточно просторной для того, чтобы вся армия могла встать на ней лагерем.

3. Спуск должен быть хотя бы частично обращен на север, поскольку на нем скапливались снег и лед.

4. Спуск с перевала должен быть обрывистым.

5. Дальняя сторона перевала должна находиться на расстоянии трехдневного перехода (45—90 км) от равнины.

6. С вершины перевала должна быть видна Италия.

Необходимо изучить только семь главных «кандидатов»:

А) Коль-де-Ларш (высота 1 991 м) удовлетворяет только пунктам 2 и 5. Он обращен с северо-запада на юго-восток.

Б) Коль-де-Траверсет (высота 2 914 м) — единственный перевал, с которого видна долина р.По. Однако по другим пунктам он удовлетворяет только условию 4. На нем действительно есть теснина (Combe de Queyras), но она расположена примерно в 35 км от верхней точки, а сам подъем очень крутой. Ганнибал, который двигался через враждебные земли, никогда не вошел бы в Комб-де-Кейpa — теснину с обрывистыми стенами, которая простирается на 15 км вдоль долины р. Гил. Нужно быть полным безумцем, чтобы повести армию таким путем. Наиболее серьезным возражением против этого перевала служит его высота — на километр с лишним больше, чем у Монженевр. Для того чтобы добраться до Траверсета, нужно перейти сначала через значительно более низкий Коль-де-Круа (вые. 2 273 м). На вершине Траверсета расположен узкий выступ, которого едва хватит для десятка человек, не говоря уж об армии. Кроме того, трудно счесть трехдневным маршем расстояние в 20 км от его восточной стороны до начала равнины. Даже если отправиться от него прямо в долину р. По, дистанция не превысит 30 км.

В) Монженевр (высота 1 850 м). Это перевал, через который проходит Домициева дорога, второй из наиболее низких проходов. Он удовлетворяет всем условиям, за исключением 6. У этого перевала имеется теснина, расположенная в нескольких километрах к югу от Бриансона и примерно в 20 км к югу от его вершины. Дорога идет вдоль высоких покатых стен ущелья, и пройти по ней очень легко — при условии, что наверху не расположился противник. Из всех ущелий именно это лучше всего подходит для того, чтобы «скатывать» валуны на армию карфагенян.

На вершине перевала довольно места для лагеря. Из всех проходов только он и Коль-де-Лешелль обращены с юга на север (точнее, с запада-юго-запада на восток-северо-восток). Спуск там достаточно крутой, причем идет он по территории постоянных оползней — там, где современную дорогу пришлось прикрыть бетонным навесом. Расстояние с этой стороны перевала до Сузы составляет 37 км, и можно сказать, что равнина начинается за несколько километров до нее. Еще 30 км отделяют Сузу от долины реки По у Авильяны.

Г) Коль-де-Лешелль (1 766 м) — самый низкий перевал в западных Альпах. Он может служить альтернативой Монженевру, поскольку также соединяет долины Дюранса и Дора Рипариа. Быть может, именно этим перевалом воспользовался Помпей, когда отправился в Испанию, так как античные источники сообщают, что он не воспользовался обычным путем. Дорога через Коль-де-Лешелль лишь немного длиннее, чем через Монженевр, и возможно, что до-римская дорога проходила именно через него. Перевал удовлетворяет пунктам 1, 2, 3, 4 и 5, а вершина его находится немногим более 25 км от ущелья, упомянутого в связи с Монженеврским перевалом. Там как раз хватит места для размещения лагеря. Расположен перевал строго с юга на север и имеет очень крутой спуск.

Д) Коль-дю-Клапье (высота 2 482 м) подходит только под условия 1 и 2. Он находится в направлении с северо-запада на юго-восток. Если прошлогодний снег все еще оставался на южной стороне перевала, то подняться по крутой северной стороне, которая была бы тогда полностью покрыта льдом, просто невозможно. Я попытался пройти по нему в июне 1968 года, до того, как стаяли снега, но не смог вскарабкаться по тропе, ведущей вверх по утесу, обращенному в долину Амбена. Спуск у этого перевала крутой, но не обрывистый. Осенью 1968 года мы с женой заблудились, пытаясь спуститься с него, но в конечном счете вышли, следуя вдоль высохших ручьев. Долина По не просматривается ни с одной из точек на вершине перевала. Единственный способ увидеть ее — двигаться вдоль склона в направлении Монте Ариа. С дальней стороны перевала можно спокойно добраться до «плоской земли» за несколько часов. Даже если трактовать понятие «плоская земля» исключительно в смысле долины По, то дистанция не составит больше 35 км, причем по ровной местности.

Е) Мон-Сени (высота 2 083 м) проходит только по 2 пункту. Этот перевал следующий после Коль-дю-Клапье и расположен точно так же. Тем, кто утверждает, что Ганибал шел через Клапье, следовало бы подумать, почему он не воспользовался Мон-Сени, который и ниже, и проходимее предыдущего. Кроме того, чтобы добраться до него, нет необходимости проходить через ущелье. Даже если Ганнибал отправился через Амбенское ущелье и поднялся на обращенный в сторону долины утес, он легко обнаружил бы, что удобнее будет пройти через Малый Мон-Сени (высота 2 182 м) и спуститься по Мон-Сени, как он наверняка и сделал бы. Хотя, быть может, Ганнибал хотел пройти через Клапье потому, что ему, как и мне, сказали, что оттуда открывается замечательный вид на Италию.

Ж) Малый Сеи-Бернар (высота 2 188 м) подходит по условиям 1, 2 и 3, однако расположен он в 130 км от того, что можно назвать равниной, — слишком далеко для трехдневного перехода.

 

Здесь армию карфагенян, растянувшуюся вдоль склона холма, атаковали с высот кельты Рис. 6
Путь из Л’Аржантьер-ла-Вессе к Монженеврскому перевалу (чуть больше 20 км). Внизу расположено ущелье Дюранса. Здесь армию карфагенян, растянувшуюся вдоль склона холма, атаковали с высот кельты. Там, где из склона горы выступает большая скала (А), армия оказалась разделенной на две половины. Ганнибал смог вырваться оттуда на следующее утро и добраться до вершины перевала, на которой стоял лагерем два дня.

 

Летом 1979 года экспедиция военных инженеров под руководством лейтенанта инженерных войск Мелвина провела изучение перевалов Клапье — Сени, Монженевр — Лешелль и Траверсет. Их заключение во многом совпадает с моим собственным, однако они добавили, что было бы невозможно ни затащить слонов на перевал Траверсет из-за каменистых осыпей, ни спустить их с него из-за сильной крутизны. По тем же причинам был отклонен и спуск с перевала Лешелль. Используя метод исключения, можно сделать вывод, что самым подходящим перевалом является Монженевр, через который проходила дорога как римского, так и доримского периода. Однако в этом случае следует признать, что вид на Италию, будто бы открывавшийся с перевала, является выдумкой. Вероятно, вдохновляя своих воинов, Ганнибал указал в направлении Италии, а с течением времени вспоминавшие поход солдаты вообразили, что действительно видели ее оттуда.

Есть еще один способ проверки. Согласно античному географу Страбону Полибию должно было быть известно только четыре пути, ведущих через Альпы. Он перечисляет их так:

1. Дорога через лигурийцев.

2. Дорога к тавринам, которой воспользовался Ганнибал.

3. Дорога через салассов.

4. Дорога через ретов.

Все согласны с тем, что перечислены эти проходы с юга на север. Первый из них — это дорога по побережью (т.е. южное ответвление пути Геракла), а третий лежит через Малый Сен-Бернар. Путь, которым воспользовался Ганнибал, расположен между ними.

Ф.В.Уолбэнк, автор замечательных комментариев к Полибию, говорит в них, что дорога к тавринам должна была пролегать только через Мон-Сени, Клапье или Монженевр, поскольку лишь они ведут непосредственно к тавринам. Трудно поверить в то, чтобы столь опытный путешественник и исследователь, как Полибий, не знал бы ничего о пути Геракла. В таком случае ему известна была лишь одна дорога, ведущая к тавринам, и она должна была пролегать по пути Геракла. Как мы уже убедились, путь этот не мог проходить ни через Клапье, ни через Мон-Сени. Следовательно, второй из известных путей, тот, которым воспользовался Ганнибал, лежал через перевал Монженевр.

Установив, что Остров, вероятно, находился между Изером и Роной, а перевалом почти что наверняка был Монженевр, мы сталкиваемся с другой, казалось бы, неразрешимой проблемой: как Ганнибал добрался из одного места в другое? Существует прямая дорога, ведущая от Гренобля, расположенного на восточном конце Острова, до Бриансона, находящегося у подножия Монженевра. Проблема в том, что по пути эта дорога проходит через очень сложный перевал Коль-дю-Лотаре (высота 2 058 м). Полибий же однозначно утверждает, что Ганнибал не отправился сложной или неизвестной ему дорогой. Есть еще один путь, который, на первый взгляд, не кажется привлекательным. Следуя по нему, необходимо повернуть на юго-восток у Гренобля, пройти через невысокие перевалы Байяр (высота 1 248 м) или Мане (высота 1 263 м) и вернуться таким образом в долину Дюранса и на путь Геракла. Подход к обоим перевалам лежит через открытые поля. У Ганнибала было только два способа добраться до Италии от Острова, из точки слияния Изера и Роны. Он мог бы продолжить подъем по долине Изера и перейти Альпы через Клапье, Мон-Сени или Малый Сен-Бернар; однако можно было повернуть на юг, вернуться на путь Геракла и пройти через Монженевр. Ясно, что он выбрал последний.

Итак, нам остается определить только места обеих засад. Оставив Остров, армия прошла за десять дней 800 стадиев (148 плюс-минус 18 км), следуя вдоль реки. Что только из нее не делали! Одни хотели, чтобы это была Рона, другие — Скар, третьи — помесь Роны и еще какой-то реки. Автор данной работы, не делая выводов более убедительных, чем все предыдущие исследователи, утверждает, что вначале это был Изер, вдоль которого армия шла от места впадения его в Рону до Гренобля, у которого он сливается с Драком; далее карфагеняне отправились в горы, следуя по этой реке. Поскольку расстояние от места переправы через Рону до Острова составляет почти 700 стадиев, а общий переход от Роны до начала подъема Полибий исчисляет в 1 400 стадиев, путешествие от Острова до начала подъема не должно быть больше 800 стадиев — в противном случае исправленное число Полибия составит 1 600, а не 1 400 стадиев. Итак, до начала восхождения на перевал Ганнибал прошел не больше 148 км. Это должно было привести его в область Ла-Мюр. Оттуда дорога должна была стать более сложной, потому что армии пришлось следовать вдоль склонов холмов над ущельями, по которым протекает Драк. Любопытно отметить, как другие комментаторы заставляли Ганнибала проходить через ненужные перевалы ради того, чтобы найти место, подходящее под описание первой засады, — дело в том, что такового не имеется ни на одном из путей. Тем, кто считает, что Ганнибал шел вдоль линии Изер — Арк, приходится утверждать, что верховья Веркоров у Вореппа, а быть может, и место слияния Изера и Арка были заболоченными и дороге приходилось подниматься в горы. Де Бир отправляет Ганнибала через перевал Коль-де-Гримон, несмотря на то что, пройди карфагенянин дальше по долине Дрома, он добрался бы в то же самое место более легкой, низкой и короткой дорогой.

Для того чтобы добраться в долину Дюранса от Изера, Ганнибалу в любом случае предстояло иметь дело со сложными ущельями Драка, и именно там аллоброги «заняли ключевые высоты» над тесниной. Выбравшись из ущелья, армия быстро направилась дальше, покуда на четвертый день не встретилась со встречавшими ее посланцами от племен. Этот трех-четырехдневный переход должен был привести карфагенскую армию вниз, в долину Дюранса, возможно, где-то рядом с Эмбруном, т.е. примерно на 90 км. Переход от Ла-Мюра до этой точки вряд ли являлся сложным, поскольку проходил он большей частью через открытые луга.

Еще два дня армия продвигалась вперед без особых проблем и добралась до ущелья, по которому протекает Дюранс. Оно расположено к северу от Л’Аржантьер-ла-Бессе, примерно в 55 км вверх по долине. Место это просто идеально подходит для второй засады. Дорога там поднимается в горы и следует над ущельем, прижимаясь к склону горы. Армия могла растянуться вдоль нее на 10—15 км, и именно здесь ее атаковали кельты, сбрасывая сверху валуны. За ущельем дорога вновь спускается в долину, однако почти что сразу путь перекрывает большая скала, выступающая с восточной стороны. В этой точке армию могли легко разделить на две части. Внизу находится ущелье, а к северу виден перевал Монженевр, расположенный примерно в 20 км.

Полибий говорит, что расстояние от начала восхождения до равнины долины По составляет около 1200 стадий. Кроме того, он утверждает, что карфагенская армия прошла от Острова до начала подъема 800 стадиев. Если согласиться с большинством исследователей, которые утверждают, что лагерь Ганнибала на Острове находился у слияния Роны и Изера и что именно оттуда он продолжил свой поход, расстояние от Острова до равнин должно составить 2 000 стадиев, то есть 370 км плюс-минус 18 км.

От слияния Роны и Изера до Авильяны, расположенной на равнине По, приблизительно 386 км. Можно поспорить о том, что «плоская земля» Полибия была расположена где-нибудь за Сузой, потому что долина там расширяется. Разумеется, за этой точкой никаких препятствий на пути уже нет. В таком случае общую дистанцию нужно уменьшить на 30 км. В любом случае, все указанные греческим историком расстояния (Эмпории — место переправы через Рону, Рона — Остров, Остров — равнина) даны по максимальной величине — ведь и у него самого общее расстояние от Картахены составляет 9 000 стадиев, на 600 стадиев больше того, что получается при сложении отдельных отрезков пути.

Источник:

Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. «Эксмо-Пресс». Москва, 2000.
Перевод: С. Лопухова, А. Хромова.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»