Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Гвардия в поздней Римской империи (Дрязгунов К. В., Чекин С. Ю.)

В III веке усилилось давление германских племен на северные границы Римской империи от Рейна и Дуная. Военные потребности диктовали необходимость в боеспособной армии. Военно-политические реформы Диоклетиана и Константина дали римской армии иерархический порядок подчинённости, систему командующих и профессиональный офицерский корпус. В 312 году император Константин распустил преторианскую гвардию, как источник смут (Zos.II.17.2; Vict.Caes.40.25). В частности В.В. Семенов в работе «Преторианские когорты: модель и практика» говорит о том, что Константин при роспуске гвардии руководствовался окончательным изъятием у преторианцев бюрократических функций. Кроме того, будучи изначально очень замкнутой корпорацией, преторианцы противопоставляли себя гражданскому населению и всей остальной армии, а, имея, как и все легионы, своих собственных покровителей могли выступать принципиальными противниками христианства, к которому склонялся Константин. Также нужно отметить, что последний раз преторианцы вступали в сражение при императоре Макрине и фактически «приросли» к своему лагерю в Риме (они участвовали в военных действиях Аврелиана против Зенобии (Zosim. I, 52). Но, так или иначе, император уже не нуждался в военном и бюрократическом аппарате принципата и периода «солдатских» императоров.

Но на смену преторианской гвардии было созданы на протяжении определенного времени значительное количество подразделений. Так, Д. Ван Берхем в своей работе «Римская гвардия в эпоху Диоклетиана и Константина» говорит о священной гвардии (sacer comitatus), которая упоминается в одной надписи и на монетах, относящихся к данной эпохе (CIL, III, 6194; Cohen H. Description historique des monnaies. VI. P. 417, 497; VII. P. 59, 104). Эта надпись датируется IV веком “D(is) M(anibus)/Val(erio) Thiumpo here/militavit in l eg(ione)/XI sacred Cl(audia) lectus in / comit(atu) lanciarius / deinde protexit/annis V missus/pr(a)ef(ectus) leg(ionis) II Hercul(iae)/[ e]git ann(is) II semise(!) ET/decessit vix it ann(is)/XXXXV m(ensibus) III d(iebus) XI Aurel(ius)“. Уже с I в. comitatus обозначало эскорт, следовавший за императором во время его поездок. Должностные лица и офицеры, которые служили в эскорте принцепса (in comitatu principis), назывались спутниками Августа (comites Augusti) или по В.В. Семенову — protectores Augusti, который существовал во времена царствования императора Валериана (258-260 гг.), а возможно, и раньше. С эпохи Северов императорский comitatus, как и дворец (palatium), стали называться «священными» (sacer). Видимо, при Диоклетиане слово не меняло свой смысл. Но личная гвардия императоров получила новую организацию. Преторианские когорты подверглись сокращению (скорее всего они были разделены между двумя Августами, а затем и двумя Цезарями, так что их численность при каждом тетрархе уменьшалась (Aur. Viet., XXXIX, 47). Д. Ван Берхем считает, что наряду с сокращенными гвардейскими подразделениями появляется новое — корпус ланциариев (lanciarii). Исходя из надписей, lanciarii рекрутировались из легионных солдат (CIL, III, 6194; VI, 2759; 2787; 32943), после чего в течение неопределен ного времени служили in sacro comitatu. Надпись ILS 2791 (d.m.s. Val. Maxentio aeq. ex numero lanciarorum (sic) vixit an. XXVI, mil. an. VI, iscola aequitum b. n. f.) свидетельствует о том, что ланциарии были и в коннице. По окончании этой службы их переводили в преторианскую когорту или же присваивали звание протекторов (protectores). Если бы они находились в преторианских войсках, то оказались бы распущенными вместе с ними Константином. Пережив преторианскую гвардию, распущенную в 312 г., корпус ланциариев занял почетное место в comitatus Константина. Но, по мнению Берхема, в период Тетрархии ланциарии служили только для усиления преторианской гвардии. Евсевий в своей работе по истории церкви сообщает, что роспуская преторианцев, Константин заменил их на дворцовые войска (auxilia palatina) и свиту императора (protectores domestici). Впервые о protector мы узнаем около 260 г. н. э. из надписи Луция Петрония Тавра (CIL, 1836 = Dessau, ILS, 1332).

По мнению П. Сутерна и К. Диксона корпус protectores divini lateris был создан Галлиеном для обеспечения лояльности армии по отношению к императору. Для обеспечении лояльности армии Галлиен отстранил от военного командования членов сената. Протекторами вначале были обычно префекты легионов или преторианские трибуны. Это были опытные офицеры, связанные непосредственно с самим императором (Вероятно для этого, они сначала отзывались из своих легионов). Только позднее титул protector стали носить центурионы, и он рассматривался, как отправная точка для военной карьеры. Во времена Галлиена протекторы были не просто членами императорской гвардии. Возможно, что они составляли некую коллегию, и сам титул получали за победы, одержанные над врагами императора. М. Грант в работе «Римские императоры» отмечает, что Диоклетиан при Нумериане стал командиром офицерского полка, неотлучно находившегося при императоре. Те, кто входил в его состав, назывались протекторами, или телохранителями (protectores domestici). После Галлиена в корпус зачислялись солдаты, имевшие большие воинские заслуги. Но в корпус могли быть зачислены и штатские люди — сыновья высокопоставленных чиновников или германской знати. Гариульф, сын Ганавальда из царской семьи Бургундов, умер в 20 лет, уже, будучи protector domesticus (Dess., 2813; cf. Amm., XXVI, 5, 13; XXVI, 10, 1). В IV в. н. э. в корпус попадали и люди более низкого происхождения. Констанций II изгнал оттуда декурионов (CTh., XII, I, 38, 357 (S); XII, I, 88), а Валентиниан I в 366 г. н. э. — бывших чиновников префекта претория и провинциальных наместников (CTh., VIII, VII, 9; 16).В 364 г. н. э. император Валентиниан установил официальное различие между теми, кто вступил в корпус после долгой службы и теми, кто попал туда «по милости великих». Последние платили особый взнос в 50 солидов старшим членам корпуса, а первые только 5-10 солидов. Корпус protectores стал разновидностью государственного колледжа, где потенциальные командиры отрядов получали практику и, где проверялась их способность к командованию. Обычным было то, что через несколько лет службы протекторы получали командование над отрядами (Dess., 2781, 2788).

С.А. Лазарев в работе «Римская армия в поздней империи» считает, что «Протекторы приписывались императором к военным магистрам и другим командирам, по отношению к которым они играли роль заместителей, попутно выполняя разнообразные специальные обязанности. Они посылались для облавы бродяг и сыновей ветеранов, уклоняющихся от военной службы, конвоировали рекрутов, патрулировали на дорогах, несли таможенную службу, использовались для ареста важных лиц и сопровождали их к месту назначения. (Хотя, возможно, этим занимались фрументарии, а с эпохи домината – пришедшие им на смену agentes in rebus) В 359 г. группе трибунов и протекторов было поручено проконтролировать строительство фортификационных сооружений вдоль правого берега Евфрата.

Срок службы в корпусе протекторов очевидно не устанавливался, но, как правило, требовалось не менее пяти лет, чтобы получить должность старшего командира. Хотя нередко служба солдата так и заканчивалась на посту протектора и он получал отставку лично от императора. Впрочем, по-видимому, и сами протекторы далеко не всегда стремились получить назначение в действующую армию. Особенно это относится к концу IV – началу V в., когда мощь Империи значительно ослабла и поражения следовали за поражениями. Теперь вершиной карьеры протекторов была мечта провести всю свою службу внутри корпуса протекторов, достичь ее самых вершин и затем уйти в отставку».

К концу века среди членов корпуса было много отсутствующих, которые никогда не являлись на службу, так как ждали автоматического продвижения. В 395 г. н. э. Феодосии I исключил их с возможностью восстановления (CTh., VI, XXIV, 6). В V веке корпус превратился в парадное подразделение, после чего был распущен Теодорихом (CJ., XII, XVII, 3; Ргос, НА, XXVI, 27 — 28).

П.В. Шувалов в работе «Секрет армии Юстиниана» отмечает, что в римском войске (так же как и в гражданской администрации) со времен Констанция II появляются своего рода адъютанты под именем доместиков. Domesticus (лат. ‘домочадец’) назначался самим командиром, доверенным лицом которого он был. Доместик был сначала частным свободным по рождению лицом, сопровождавшим командира, а со времени Валентиниана I он переводится на государственное жалованье.

Доместики (обычно один, реже — два) были у всех командиров, начиная с ранга трибуна. В конце IV в. эта чисто римская традиция доместиков сталкивается с германской традицией, а именно с варварским обычаем содержать хотя бы небольшую дружину из верных воинов, которые связаны с вождем узами личной верности. А.Х.М. Джонс в своей работе по армии поздней империи утверждает, что в начале IV в. произошло размежевание между телохранителями (protectores domestici) и рядовыми. Кадеты (protectores domestici) были разделены на четыре подразделения (scholae) — старшую и младшую кавалерию и пехоту. С конца IV или начала V века во главе командования пехотой и кавалерией стояли разные военачальники (comites domestiсоrum, peditum и equitum).

Не все из domestici, несмотря на свое звание, служили в полевой армии: некоторые из них регулярно откомандировывались в подчинение главнокомандующих. Прослужив несколько лет, они получали назначение на должность командующих полками. Интересен закон Юлиана от 362 года в котором император приказывает, чтобы доместики, состоящие в схолах (Scias senum capitum domesticis per singulas quasque scholas quinquagenas . . .) сверх комплекта (который определен в 500 человек), не оставались при главной квартире императора, а возвращались на своим места дислокации. А законом Феодосия II от 413 года предоставляется звание комитов командирам отдельных схол, которые прежде носили звания препозитов и трибунов. Некоторые исследователи полагают, что схолы появились еще во времена Диоклетиана (Jones A. H. M. The Later Roman Empire (284 — 602). Cambridge, 1980.T. II. P.612).

Ко времени появления «Notitia» существовало уже пять полков на Западе и семь на Востоке. Аммиан говорит, что в его время императорская гвардия (scholae) состояла исключительно из варваров, главным о бразом франков и алеманов, и была первоклассным в сражении войском. Позже, когда императоры прекратили принимать участие в походах, их гвардии превратились в войска, служащие украшением парадов. На Западе воины императорской гвардии были в конце концов отправлены правителем Теодорихом в отставку. Схолы находились под командованием magister officiorum. Ни общая численность scholae palatinae, ни численный состав одной схолы для этого периода неизвестны. При Юстиниане, они насчитывали по 500 человек (Ргос, НА. XXIV. 15. 19 ; ND., Or. XI. 4 — 10 ; CJ., IV. 65. 35). Согласно Notitia Dignitatum, на Западе существовало пять схол: I, II, и III Scutarii, Gentiles Seniores и Armarurae Seniores. Также для Запада и Востока имелось по одной schola agentum in rebus et deputati eiusdem scholae. На Востоке их было семь: I и II Scutarii, Scutarii Sagittarii, Scutarii Clibanarii, Gentiles Seniores, Gentiles Juniores и Armaturae Juniores. Scutarii и Scutarii Clibanarii определенно существовали уже при Константине (CTh., XIV. 17. 9; Lact, Mort. Pers. XIX. 6). Gentiles упоминаются в истории о Сергии и Вакхе (Anal. Boll., XIV (1895), 375 — 7).

У Менандра (fr. 60) также упоминается протектор границ, а в Пасхальной хронике под 624 годом упоминается великий доместик, отправленный с дипломатической миссией к персам, что говорит о том, что протекторы-доместики окончательно превратились в чиновников.

Возможно, что уже при Константине из схол выбирали кандидатов (candidati), составлявших личную охрану императора. (Amm., XV. 5. 16 ; XXXI. 13. 14 ; 15. 8 ).Название candidati происходит от белого цвета одежды, которую носили новые телохранители. В IV веке н. э. схолы были наиболее боеспособными подразделениями армии. (они не могли быть наиболее боеспособными по причине своей незначительной численности) После смерти Феодосия I, когда императоры перестали появляться в бою лично, схолы превратились в церимониальные войска (Ргос, НА. XXVI. 27 — 8). В Пасхальной хронике сказано, что «Гордиан Август учредил когорту кандидатов, отобрав из своего легиона самых сильных и цветущего возраста, и тех что были крепки и имели внушительного вида тело, которые назывались схолариями; и сам этот отряд схолы он назвал по своему имени Старшими; они же были из шестой схолы». И далее: «Император Филипп вместе со своим сыном Филиппом учредил когорту кандидатов, в которую принял отборных молодых мужей из схолариев, дав название Младших учрежденным ими схолам легиона, по имени отца Филиппа; и они также были из седьмой схолы». Видимо, один из последних кандидатов — это Феофилакт, казненный в 765 году Константином V по обвинению в злоумышлениях (Феофан датирует это событие 757 годом).

Прокопий в Anecdota говорит о том, что «Другие солдаты числом не менее трех с половиной тысяч изначально были определены для охраны дворца. Их называют схолариями. Им казна, как было установлено с давних пор, всегда выплачивала жалованье большее, чем всем прочим. Прежние государи, выбрав их по доблести из числа армян, возводили их в это достоинство. Но с тех пор как царская власть оказалась в руках Зинона, достигнуть этого звания стало возможно всякому, даже трусу и человеку вовсе не воинственному. Со временем даже рабы, дав взятку,  могли купить доступ к этой службе. Итак, когда Юстин овладел царской властью, этот Юстиниан многих назначил на эту почетную службу, получив отсюда огромные деньги. Когда же затем он узнал, что в этих списках больше не осталось мест, он добавил к ним еще и других, числом до двух тысяч, которых стали называть «сверхномерными». Когда же он сам овладел царством, он тотчас избавился от этих «сверхномерных», не вернув им никаких денег.

Однако и по отношению к входившим в число схолариев он придумал следующее. Когда предполагалось послать войско против Ливии, Италии или персов, он отдавал приказ готовиться к выступлению и схолариям, хотя прекрасно знал, что они менее всего пригодны к службе в поле; и те, боясь, как бы этого не случилось, на указанный срок отказывались от жалованья. И такое схолариям пришлось испытать множество раз. К тому же Петр все то время, пока он занимал должность так называемого магистра, постоянно терзал их, каждодневно неслыханным образом обворовывая их. Ибо, хотя был он мягким в обращении и вовсе не способным на грубость, был он в то же время наибольшим среди всех людей вором, преисполненным гнусной алчности. Об этом Петре я упоминал в прежнем повествовании как повинном в убийстве Амаласунты, дочери Теодориха.

Есть во дворце и другие, пользующиеся намного большим почетом лица, поскольку казна обычно выделяет им большее жалованье на том основании, что и они платят больше за получение своего военного звания. Их называют доместиками и протикторами, и они издревле были не искусны в военных делах. Ибо они обычно зачислялись в дворцовое войско единственно ради звания и внешнего блеска. Одни из них с давних времен селились в Виз?нтии, другие – в Галатии, третьи – в неких иных местах. И этих, запугивая указанным образом, Юстиниан вынуждал отказываться от причитающегося им жалованья» (XXIV, 16-26).

На Западе они сохранились до Теодориха, который распустил корпус, дав его членам пенсию в размере одной анноны, право на получение которой сохранялось за их потомками (Cass., Var. VI. 6). На Востоке схолы оставались достаточно долго, так как имеются упоминания о них при Юстиниане (BG III, 38) у Прокопия и при Ираклие у Никифора Константинопольского.

Так Агафий о них говорит следующее: «Казались несомненными такие страшные и величайшие опасности, что на стенах, в Сикке и так называемых Золотых Воротах были действительно расставлены лохаги, таксиархи и многие воины, чтобы мужественно отражать врагов, если нападут. На самом деле, однако, они были небоеспособны и не были даже достаточно обучены военному делу, а были из тех воинских частей, которые назначались держать караулы днем и ночью, которых называют схолариями. Они назывались воинами и были записаны в военные списки, но большой частью были горожанами, блестяще одетыми, но подбиравшимися только для увеличения достоинства и великолепия императора, когда тот выступал публично. Некогда в их число можно было принимать только тех, кто был опытен в военном деле. Поэтому они не платили никаких денег за включение в военные списки, но даром, без всяких издержек, удостаивались этой почести, полученной в награду за прежние подвиги.

Зинон же Исавр после возвращения к власти, кажется, первым зачислил в эти отряды многих своих соплеменников, доблесть которых никак не проявилась в сражениях или другим путем, но только известных ему и верных. А затем с этого времени было допущено и принято, что не только за труды и храбрость, проявленные в сражениях, как бы в виде награды зачислялись достойные, но и совершенно несведущие в военном деле [допускались] не по заслугам, а в виде милости. Когда, я говорю, началась такая практика, из этого, естественно, разнилось принятие даров [за зачисление] — обстоятельство, как кажется, более могущественное, чем все остальное, и, наконец, вакансии стали прямо продаваться, так что отнюдь нельзя было желающим зачисляться в это войско каким-нибудь другим образом, кроме уплаты определенного количества денег. А выполнив это, они немедленно зачислялись без испытания и причислялись к остальным воинам, даже если были совершенно несведущи в военном деле. При таком пренебрежении отбором, они, естественно, меньше всего принуждались к военным занятиям и как приобретшие покупную должность, тем более покупали свободу праздности. Эти-то люди, за недостатком опытных в военном деле расставленные по стенам, делали вид, что охраняли их.»(Agath.V, 15).

Д. Ван Берхем говорит о том, что одним из последствий варваризации армии было резкое падение уровня военной дисциплины. Армия все более превращалась в плохо управляемую толпу разноплеменных наемников. Для того, чтобы держать в повиновении подобных солдат крупные военачальники, такие как Стилихон или Аэций, стали окружать себя личной гвардией — букеллариями (bucellarii). Впервые букелларии появляются в правление императора Гонория (Olymp., 7). По утверждению Олимпиодора, название букеллариев происходит от слова bucella, bucellus, обозначавшего сухой хлеб (Olymp., 11). Букелларии — термин, появившийся, повидимому, в конце IV или в V в. при Гонории и Аркадии. До этого времени более распространенным был термин “comites», т. е. спутники, “дружинники».Букелларии принимали участие в трапезах своего господина, где могли есть пшеничный хлеб -более вкусный, чем хлеб, отпускаемый для питания простым солдатам. Букелларии всецело зависили от своего господина и приносили ему присягу на верность. Количество букеллариев могло быть весьма значительным. Известно, например, что Велизарий содержал семь тысяч букеллариев. Букеллари были отборными воинами, набиравшимися, как правило, из готов и гуннов.

Олимпиадор считает букеллариев солдатами (атраткотт) и противопоставлет их федератам (то cpoidepavcov), в которых он видит лишь беспорядочную и смешанную толпу (Olymp. 7). Все букелларии были кавалеристами, которые в бою они сражались возле своего господина и защищали его до последнего. Клятва побуждала букеллариев мстить за смерть своего господина. По одной из версий, так поступил букелларии Аэция Оптила, убив императора Валентиниана III (455 г. н. э.) (Ср. рассказ об этом в “Истории Франков» Григория Турского (II, VII, 8). Говоря об этом же событии, Иордан называет “сателлитов» (satellites — ‘спутники’, ‘телохранители’) Аэция Оптилу и Травстилу (Rom., § 334). Нестабильная ситуация и неспособность центральной власти восстановить порядок привели к тому, что букеллариев стали набирать не только крупные военачальники, но и частные лица, стремившиеся таким образом защитить свои поместья (Cassiod., Variae Epistulae, I, 4, 14). Тем не менее, букелларии имели полуофициальный статус, и некоторые императоры запрещали своими указами частным лицам содержать их у себя на службе (CJ., IX. 12. 10).

В Римской империи, а позже в Византии существовали и другие гвардейский подразделения: кубикуларии, силенциарии, спатарии, скрибоны, эскувиторы.

Впервые о кубикулариях мы можем прочесть у Светония в разделе о Домициане: «Раненый пытался сопротивляться, но корникуларий Клодиан, вольноотпущенник Парфения Максим, декурион спальников.

Сатур и кто то из гладиаторов набросились на него и добили семью ударами» (Domit. XVII). Кубикуларии («спальники», камергеры) находились на службе в «святая святых» императорского дворца – sacrum cubiculum. Их придворные чины были приравнены сенаторским званиям (clarissimus, spectabilis, illustris). Отдельные представители их корпуса, добившись высших постов, предназначенных только для кубикулариев (например, «препозит священной опочивальни»), удостоились званий консула и патрикия, что ставило их над большей частью сенаторов. И хотя эти исключения (Евтропий — патрикий и консул; Антиох — патрикий) стали невозможны ввиду особых запретов 399 и 443 гг., доступ кубикулариям к патрикиату окончательно утвердился при Юстиниане (Nov.Just. LXII.2.5).

В 382 г. все кубикуларии и экс-кубикуларии освобождались от munera sordida (C.Th. XI.16.15), а с 409 (412) г. кубикуларии были освобождены от обязанности поставлять в армию новобранцев и лошадей (C.Th. XI.18.1).

Позднее об этом подразделении говорится у Феофана: В этом году в апреле, индиктиона 4, послан был кубикуларий Нарсес в Рим с поручением вести войну против готфов, завладевших Римом» и в Пасхальной хронике: «вместе с императором находились Мунд, Константиол, Василид, Вилизарий и прочие из сенаторов; он имел вооруженную дворцовую стражу, вместе со своими спатариями и кубикулариями» (Chron. Paschale 532).

Схола силенциариев — одно их отборных подразделений, размещавшихся обычно в столице, охранявшие императора и поддерживающие порядок во дворце.

Так Евагрий Схоластик пишет в «Церковной истории»: «Когда Зенон, после восемнадцатилетнего царствования, умер от падучей болезни бездетным; тогда брат его Лонгин, достигший высокого значения (в государстве), возымел надежду получить верховную власть. Однако надежда его не исполнилась; потому что Ариадна возложила венец на Анастасия, который в то время еще не достиг сенаторского достоинства, но принадлежал к так называемой схоле силенциариев.Евстафий повествует, что от начала царствования Диоклетиана до смерти Зенона и наречения царем Анастасия прошло 207 лет; от единодержавия Августа 532 года и 7 месяцев; от владычества Александра Македонского 832 года и около 7 месяцев; от основания римского царства и от Ромула 1052 года и 7 месяцев; наконец от взятия Трои 1636 лет и 7 месяцев. Этот Анастасий, родом из Эпидамна, что ныне называется Диррахий, вместе с престолом Зенона получил и руку его супруги Ариадны. Первым его делом было — выпроводить на родину брата Зенона Лонгина, который был в достоинстве магистра или, как говорили в старину, начальника дворцовой стражи; потом — и многих других исавров, которые будто бы просили его об этом».

Н.В. Карташов упоминает силенциариев в своей книге «Вселенские соборы». Он пишет: «Открылся Вселенский собор 553 года слушанием обращения василевса к собору, прочитанного силенциарием».

В Актах второго Никейского вселенского собора (787 г.) сохранилось упоминание о том, что было прочтено было письмо преп. Нила Синайского (вторая половина IV — начало V века) к силенциарию Илиодору.

Также в 520-75 гг. в Византии жил Павел Силенциарий, поэт, автор эпиграмм и «архитектурных» поэм «Описание храма Святой Софии» и «Описание амвона».

У Феофилакта Симокатты упоминаются скрибоны – как телохранители императора: «Стратиг, разгневавшись на него за это, отстранил Гентзона от командования; а Гентзон был начальником пехоты. На другой день, призвав в свою палатку одного из императорских телохранителей, которого ромеи называют скрибоном, он дал ему непристойное поручение: притащить с позором в лагерь епископа города.

Тогда Петр стал готовить поход против славян и написал Воносу. Это был один из телохранителей императора, человек очень видный, которого обычно в народе называют скрибоном» (Theoph. Simmocat. VII, 8, 10).

У Иоанна Эфесского о Маврикие говорится «Когда он получил это назначение, он выступил с большим войском, с экскубиторами и скрибонами, и достиг области Каппадокии, из которой он был родом, из города Арабисс.» (Hist. eccl. VI, 27). Никифор Константинопольский также пишет об этих войсках, располагавшихся в Каппадокии со времен Маврикия: «Выйдя после этого к солдатам Криспа, он сказал им: «До сих пор вы служили папе Криспу, мы же сегодня делаем вас доместиками и императорскими телохранителям». К этому он присоединил обычное жалованье для них и постановил записать их первыми тагмами.» То есть получается, что Ираклий вернул их в первоначальное состояние вместе с присоединенными к ним кадровыми войсками.

Спатариев упоминает Пасхальная хроника, согласно которой они наряду с кубикулариями несли охрану императорской палатки Юлиана во время его персидского похода. Говорит о них и Феофан в «Летописи»: «В этом году магистр Илл посоветовал императору Зенону изгнать из города свою свекровь Верину. Под каким-то предлогом он услал ее в Халкедон, откуда вскоре потом в крепость Папурий к Марциану и Леонтии, ее дочери. Но Верина написала своей дочери Ариадне, прося возвратить ее из ссылки. Императрица обратилась с просьбой к Зенону, но тот отвечал ей: «Проси о ней патриция Илла». Ариадна призвала Илла и просила его со слезами, но он не согласился, сказав: «Ты хочешь поставить другого императора на место своего мужа». Тогда Ариадна в гневе сказала императору: «Либо Иллу оставаться во дворце, либо мне». Император отвечал: «Разумеется тебе. Делай с Иллом, что можешь!» Замыслив убить его, она поручила кубикуларию Урбицию найти кого-нибудь на это. И когда тот поднимался по лестнице цирка, то некий схоларий, по имени Спаникий, подговоренный на совершение убийства, занес было уже меч над его головой, но спатарий магистра, подскочив, принял удар на свое плечо; однако же кончик меча отрубил правое ухо Иллу. Зенон приказал казнить убийцу, уверяя магистра Илла, что он ничего не знал о происшедшем; на самом же деле он только не преуспел в своем намерении. Залечив рану, Илл постоянно носил повязку, и попросил у императора позволения отправиться на восток, чтобы переменить воздух, потому что чувствовал еще слабость от полученного удара».

В Константинополе или в стационарных военных лагерях по обоим берегам Босфора размещались элитные подразделения византийских вооруженных сил. Они представляли собой совокупность различных воинских формирований, отличных друг от друга как по способам организации и комплектования, так и по поставленным перед ними задачам. Наиболее известными среди них считались «четыре царских отряда» – регулярные кавалерийские тагмы схол, эскувитов, арифмов и иканатов. Организационная структура этих соединений начала складываться уже в поздней  античности, и первоначально они являлись не боевыми подразделениями, а парадным эскортом императора. Кроме участия в торжественных мероприятиях, на них была возложена также охрана самодержца, его семьи и дворца. В состав полевой армии они вошли только в VIII в. [см. об этом: Успенский, 1900, 101 сл.; Glykatzi-Ahrweiler, 1960, 25–31; Haldon, 1984, 119–128, 142–164].

Тагма схол Константинополя как боевое подразделение упоминается в источниках с 765 г. По времени создания она являлась самой ранней из константинопольских тагм, и все последующие были организованы по ее подобию.

Организационная структура тагмы схол была гораздо проще, чем структура фем. Она делилась на две равные части, одной из которых командовал топотирит схол, а другой – хартуларий схол. Топотирит являлся заместителем командира тагмы, доместика схол, и выполнял исключительно военные функции. Хартуларий, также постоянный командир, помимо руководства своей частью тагмы, отвечал за ее снабжение. Более мелкими подразделениями – бандами – командовали комиты схол. О младших офицерах тагмы схол, как и об офицерах штаба доместика, источники практически не упоминают. Общая численность солдат и офицеров тагмы в разные периоды колебалась от 4 тыс. до 1,5 тыс. человек [см.: Bury, 1958, 49–55; Kuhn, 1991, 83–84, 86–87, 91–92].

У ряда античных авторов встречается такое гвардейское подразделение для внешней охраны дворца, как экскубиторы. «Тогда император, собрав своих телохранителей, которых римляне называют экскубиторами, и произведя набор войска, отправил их на охрану «Длинных стен». Большие отряды войск дали ему византийские димы» (Theoph. Simmocat. VII, 15).

У Исидора: «Excubitores dicuntur, pro eo quod excubias semper agunt. Sunt enim ex numero militum et in porticibus excubant propter regalem custodiam. Excubiae autem diurnae sunt, vigiliae nocturnae. Unde et vigils» (Isid. Etym. IX, 1). Отсюда видно, что они располагались в портиках дворца для несения дневного и ночного караула при императорах.

Тагма эскувитов известна с 767 г. Многие исследователи считают, что она была создана по образцу корпуса экскувиторов императора Льва I (457–474) и некоторое время являлась подразделением, несшим охрану дворца. (Ну так это те же экскубиторы, созданные Львом, но получившие новую организацию, превратившись в тагму) В конце VIII в. эскувиты были выведены из столицы и никогда больше в ней не размещались, располагаясь в Малой Азии. (В 786 году тагма экскубиторов вместе со схолариями участвовала в разгоне православных священников, заседавших в храме Константинополя. Выведены же они были оттуда Ириной в 787 году за приверженство Константину VI, однако уже в 800 году снова оказываются в столице, будучи подбиваемы Ставракием на бунт и мятеж. Вобще же Феофан при описании событий конца VIII века постоянно упоминает присутствие в Константинополе нескольких тагм, не всегда уточняя кто это.) По своим боевым качествам тагма эскувитов превосходила все остальные регулярные формирования. Она состояла из 18 банд тяжелой кавалерии, которые были разделены на две равные части. Бандой командовал не комит, а протомандатор, но существенных различий в их функциях не наблюдается. Особенностью эскувитов было то, что в этом подразделении служили легатарии – младшие офицеры, которые вместе со своими подчиненными иногда передавались во временное распоряжение других военных соединений или гражданских ведомств. Командовал тагмой доместик эскувитов [Glykatzi-Ahrweiler, 1960, 29–30; Kuhn, 1991, 93–95, 101].

Третья кавалерийская тагма Константинополя, арифмы, упоминается с 791 г., хотя термин «арифм» как обозначение конного воина встречается в источниках гораздо раньше. В военных походах арифмы участвовали крайне редко, а со второй половины IX в. вообще перестали быть боевым подразделением. В этот период тагма перешла под контроль гражданской администрации, ее главой становится друнгарий вила [см.: Oikonomides, 1972, 331]. Арифмы следили за порядком в центральном районе Константинополя, во время торжеств на ипподроме, охраняли императорский трибунал в Манганах. Тагма была разделена на множество небольших отрядов, хотя ее формальное деление на две части (топотирита арифмов и хартулария арифмов) сохраняется. Помимо этих архонтов, известны офицеры более низкого ранга – комит, протомандатор, кентарх, курсор. По всей видимости, с Х в. в тагме арифмов могли служить и иностранцы, которыми командовал аколуф [см. об этом: Bury, 1958, 60–62; Oikonomides, 1972, 331].

У Константина Багрянородного читаем, что: «Поскольку он нередко отправлялся в ближние поездки, он оставлял один экипаж на ипподроме для охраны дворца, потому что корпус арифма, согласно укрепившемуся древнему обычаю, уходил в поход с доместиком схол, а остающиеся на ипподроме [не] уходят, согласно обычаю, с василевсами в поездки».

Тагма иканатов была создана императором Никифором I (802–811) как отряд охраны его сына Ставракия. Однако в 811 г. она была полностью уничтожена болгарами хана Крума [см.: Kuhn, 1991, 116, 119]. Впоследствии отряд сформировали заново, но в источниках он упоминается редко. Иканаты размещались вне столицы, во Фракии, их организационная структура совпадает с тагмой схол. Командовал тагмой доместик иканатов [Bury, 1958, 64].

В число «гвардейских императорских отрядов» входила также пехотная тагма нумера. Она являлась основной частью гарнизона византийской столицы и существовала уже в середине VIII в. В задачу нумера входила охрана городских ворот, башен и тюрем. Нумер никогда не покидал пределов столицы, даже если император лично возглавлял военную экспедицию. Тагмой командовал доместик нумера, но в мирное время часть своих солдат он передавал в распоряжение эпарха Константинополя. Из подчиненных доместику офицеров известен только комит стен [см.: Guilland, 19 64, 17–25].

К числу наиболее боеспособных подразделений византийской армии относилась императорская этерия. Она была организована при Льве V (813–820) и состояла из нескольких отрядов, каждый из которых также назывался этерией. К середине Х в. существовало три таких отряда: великая этерия (из македонцев), средняя этерия (иностранные наемники) и малая этерия (тюрки и арабы-христиане). Главной задачей этерий была охрана дворца и императорской особы, хотя великая этерия иногда принимала участие в военных экспедициях [см., например: Glykatzi-Ahrweiler, 1960, 27; Oikonomides , 1972, 327–328]. Во главе этого подразделения стоял великий этериарх, рядовой воин этерии назывался манглавитом [см.: Karlin-Hayter, 1974, 101 suiv.].

По мнению А. С. Мохова (Военные преобразования в Византийской империи во второй половине X – начале XI в.) в состав «столичного войска» входили также элитные кавалерийские подразделения фем Оптиматов и Вукеллариев (известны с VI–VII вв.) [Bury, 1958, 66–67; Byvar, 1972, 287–290] и тагма сатрапов (сформирована в VIII в.) [Кулаковский, 1903, 69; Oikonomides, 1972, 333]. Эти соединения были регулярными, их организационная структура мало отличалась от тагмы схол. В походах они участвовали редко и только тогда, когда армию возглавлял император.

Со второй половины IX в. в Византии начинают проявляться тенденции к милитаризации ряда гражданских ведомств. В подчинении у логофета стратиотиков, логофета стад, препозита вестиаритов появляются сначала временные, а позже постоянные вооруженные отряды [см.: Guilland, 1971, 25–26, 30–32, 71–75; Oikonomides, 1972, 316, 340, n. 306]. Офицерский и рядовой состав для них заимствовался из столичных тагм или подразделений этерии. Эти отряды преимущественно занимались охраной или конвоированием, сохраняя при этом организационную структуру регулярных войск. Особое место среди гражданских ведомств, имевших вооруженные отряды, занимал секрет логофета дрома [см.: Bury, 1958, 90–93]. Он располагал более внушительной военной силой, представленной как регулярными подразделениями, так и стратиотами (экскуссаты дрома) [Каждан, 1960, 130–131; Glykatzi-Ahrweiler, 1960, 19]. Помимо ведомств, воинские формирования находились в персональном подчинении у некоторых чиновников столичной администрации: папия, комискорта [Oikonomides, 1972, 306–307, 341, n.308].

Привлечение личного состава регулярных отрядов во временное или постоянное подчинение гражданской администрации распыляло силы «столичного войска» и снижало его боеспособность. К началу Х в. до половины офицерского состава константинопольских тагм подчинялась одновременно двум начальникам – военному и гражданскому. Дробление подразделений, отсутствие четкой системы подчинения и постоянное привлечение военных для решения несвойственных им задач привели к тому, что значительная часть «столичного войска» не могла принимать участия в боевых действиях.

Источник:

Дрязгунов К. В., Чекин С. Ю.
Специально для проекта «Римская Слава».
Использование данного произведения возможно только с письменного разрешения автора.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»