Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Полномочия преторианского префекта как обвинителя и судьи (Дрязгунов К. В.)

Юрист Arcadius Charisius, который работал при Диоклетиане, так писал о юрисдикции преторианского префекта: «Существуют утверждения, что преторианские префекты назначались как аналог заместителя диктатора в республике — magister equitum. Когда власть получили императоры, они назначили преторианских префектов для контроля за общественным порядком. С этого момента власть префектов увеличилась в разы» (D. 1.11).

В первом веке Афраний Бурр выступил с обвинительной речью против Агриппины: указав, в каких преступлениях и кем она обвиняется, он закончил свое обращение к ней угрозами (Тацит, Анналы, 13, 21). В 48 г. Клавдий назначил префектом претории вольноотпущенника Нарцисса на один день с целью обвинения и суда над Мессалиной (Тацит, Анналы, 9, 33).

Прецедентом Клавдия воспользовался сын Веспасиана — Тит. Будучи преторианским префектом в царствии отца, он ждал подтверждения от императора смертных приговоров против своих врагов в преторианском лагере (Bauman 1974, Р.159). Также поступил и префект Нервы, Aelianus. Он убедил когорты потребовать выдачу убийц Домициана, чтобы казнить их, и Нерва был вынужден сдать двух близких друзей (CD 68.3.3; Joann. Antioch. fr. 110 M. 1-6). Это было критическим моментом, поскольку у префекта были когорты, чтобы вынести приговор вопреки пожеланиям императора. Нерва была столь встревожен, что вынужден был быстро усыновить Траяна (CD 68.3.4).

Ко времени Севера преторианские префекты становятся заместителями императора как верховного судьи. Они обладали уголовной юрисдикци­ей по всей Италии, за исключением Рима и его окрестностей, кроме то­го, были высшей судебной инстанцией по всем делам, передававшимся императором на их рассмотрение. На приговоры преторианских префектов так же, как и на приговоры императоров, нельзя было подать апелляцию [Howe L. L. Op. cit. p. 29, 34—35; Jones A. H. M. The Criminal Courts of the Roman Respublics and Principate. Oxford, 1972, p. 97—98].

В 228 году в результате мятежа преторианцев погиб Ульпиан, преторианский префект, казнь которого вынужденно санкционировал Александр Север под давлением когорт (Bauman 1995, 386, 396).

Префекты раннего принципата, например, Сеян или Макрон — не выносили приговор, они просто собирали свидетельства, которое затем передавали в высшую инстанцию (Bauman 1974, 113-24, 130-4; 1992, 143-53, 158), Бурр – получил больше самостоятельности в данном вопросе, но лишь в правление Траяна документально зафиксировано то, что префект получил больше полномочий. В одном и писем Плиний описывает ситуацию, заключающуюся в том, что одна мать, потеряв сына, донесла государю на его вольноотпущенников (они же были сонаследниками сына), обвиняя их в подлоге и отравлении, и добилась назначения судьей Юлия Сервиана. Конец расследованию положило разбирательство, которое оказалось в пользу подсудимых. Потом мать дошла до государя, утверждая, что она нашла новые доказательства. Субурану было предписано заняться пересмотром законченного дела, если будет представлено что-нибудь новое (Plin. Ep. 7.6.8-9).

Сервиан не был преторианским префектом (хотя Jones 1972, 98 считал иначе, но в списке Ensslin 1954, 2423 он не значится), но он, возможно, был городским префектом и не был уполномочен рассмотреть новые свидетельства. Поэтому Траян поручает новое разбирательство Субурану — преторианскому префекту (Passerini 1939, 295). Но какую функцию Субуран выполнял? Он просто собирал свидетельства или он фактически выносил приговор? Скорее всего, он выслушал все аргументы и сделал вывод, вынес решение по делу.

Регулярное решение дел префектом, хотя и под контролем императора, происходило в правление Адриана. Дион Кассий сообщает, что преторианский префект, Marcius Turbo, проводил весь день во дворце, часто начиная слушанья перед полуночью. Однажды ночью знаменитый защитник, Fronto, возвращался домой, когда клиент сказал ему, что Marcius Turbo уже совершил суд. Дион писал о том, что Turbo слушал дела, даже когда был болен (CD 69.18).

Marcius Turbo подвергался столь же сильному давлению, что и его предшественник в роли судьи Rutilius Gallicus. И также как Rutilius Gallicus, был ограничен в рассмотрении дел. Всадники не могли разбирать дела, в которых обвиняемыми выступали сенаторы: «Ведь тогда был обычай, чтобы государь, когда ему приходилось разбирать судебное дело, приглашал к себе на совещание и сенаторов, и всадников и выносил свое решение после совместного обсуждения» (SHA, Hadr. 8.8-9).

Здесь нужно указать на то, что Адриан окончательно превратил consilium principis в бюрократическое учреждение. В состав совета было введено много юристов, что усилило и расширило его судебную компетенцию: императорский совет стал одним из источников толкования права. Заместителем императора в совете, главным образом по юридическим делам, являлся префект претория (Mommsen 1887-8, 2.990. Существует и противоположная точка зрения Durry 1938, 175; Passerini 1939,261). Окончательное оформление consilium principis не могло не сказаться на положении сената. Совет по своей компетенции являлся, в сущности, двойником сената, и только от императора зависело, какие дела передавать в совет, какие — в сенат (Ковалев С.И. История Рима. М., 2003. С. 553).

Существует надпись, согласно которой, кто-то жаловался Адриану по вопросу ростовщичества. Император направил префекта, чтобы вынести приговор на жалобе (iudicabit) и сообщить императору (Corp. Gloss. Lat. 3.32, pp. 387-8). Хотя это и вопрос гражданского права, этот случай показывает, что префект действительно выносил приговор, но его решения должны были быть утверждены императором.

Также было и при Марке Аврелии. Он всегда имел при себе префектов и диктовал свои приговоры, сообразуясь с их авторитетными высказываниями и проектами (SHA Marc. 11.10). Префект обладал auctoritas, то есть мнениями, высказанными в consilium, и pericula, письменными суждениями, которые предоставлялись императору для утверждения (Kunkel 1967, 217, 174).

Марк Аврелий продолжал политику Адриана относительно запрета всадникам разбирать дела сенаторов (SHA Marc. 10.6, 25.6, 26.13, 29.4, CD 72.30, 71.28.2). Ирод Аттик обвинялся афинянами, и вопрос был передан на рассмотрение императору. Преторианский префект, Бассей Руф, присутствовал при дознании. Ирод держал речь против императоров, после чего Бассей Руф угрожал ему смертью (Philostr. Vit. Vit. Soph. 2.1, 559-63). Ирод был сенатором, и соответственно неподсуден всаднику и не совсем ясно, что префект делал на дознании. Понятно, если он возглавлял охрану императора. Но если он был судьей наравне с Марком Аврелием – то этот факт вызвал бы удивление самим исключением.

Будущий император Септимий Север, управляя Сицилией (189 — 90), обвинялся в претензиях на императорский трон. Комод поручил разбирательство преторианским префектам, которые оправдали Севера, а обвинитель был казнен (Ensslin 1954, 2424). Можно предположить, что если Коммод поручил разбирательство и вынесение приговора по делу Севера префектам, то и Bassaeus мог также участвовать в деле Ирода Аттика с судебными полномочиями.

Положение изменилось при Александре Севере, который присвоил сенаторский статус всем преторианским префектам: Своим префектам претория он присвоил сенаторское достоинство, чтобы они и были и назывались светлейшими. Раньше это бывало редко или вообще еще не было введено в обычай, так, что если кто-нибудь из императоров хотел сменить префекта претория, он посылал ему с вольноотпущенником тогу с широкой пурпурной полосой, как передает в жизнеописаниях многих императоров Марий Максим. Александр пожелал сделать префектов претория сенаторами, для того чтобы никто, не будучи сенатором, не мог судить римского сенатора (SHA Alex. 21.3 — 5). Хотя вполне возможно, что Марк Аврелий, а затем Коммод уже пришли к подобному решению (Mommsen 1887-8, 2.972 n. 1, 991 n. 2).

Первые попытки разграничить юрисдикцию городских и преторианских префектов появляются в lex Fabia de plagiariis. В законе разграничиваются полномочия городских и преторианских префектов. Если преступления совершались в Риме или в его пределах, то они попадали в подведомственность городского префекта. Преторианский префект разбирал преступления в империи. Это было связано с нехваткой рабов в латифундиях и попытками обратить в рабство свободных граждан. Зачастую один из префектов был гражданским лицом, необходимым для юридического разбирательства, в то время как его коллега обеспечил исполнение приговора.

Большая роль принадлежала префектам претория, назначавшимся часто из опытных юристов. Такие светила римской юриспруденции, как Папиниан, Павел, Ульпиан, были префектами претория при Севере и его преемниках. Италия, в которой Север поставил один из трёх образованных им легионов под командой префекта из всадников, стала по положению близка к провинции. Только энергичная борьба Севера с народными движениями примиряла с ним сенаторов. В этом отношении, однако, репрессии мало помогали, число «разбойников» росло. Особенно были знамениты их предводители Клавдий, действовавший в Палестине, и Булла Счастливый, наводивший ужас на богачей Италии. О его храбрости, неуловимости, благородстве ходили легенды. Толпы голодных рабов из императорских и частных имений стекались к нему. Схватить его удалось лишь из-за предательства его возлюбленной в 207 г. и подвергнут судебному разбирательству. Дело разбиралось юристом Папинианом, префектом претории с 205 г. Он приговорил Буллу к смерти (CD 76.10) во многом из-за нарушения закона Фабия.

В поздней империи высшим апелляционным органом оставались преторианские префекты и тем не менее даже на их решения можно было подать supplicatio самому императору.

Префект Константинополя обладал исключительным правом решения дел по вопросам строительства.

Литература

Bauman, R.A. (1981) ‘La crisi del «Diritto»‘, Labeo 27:208-16.
(1982a) ‘The r?um? of legislation in Suetonius’, SZ 99:81-127.
(1982b) ‘Hangman, call ahalt!’, Hermes 110:102-10.
(1983) Lawyers in Roman Republican Politics, Munich.
(1984) ‘Family law and Roman politics’, in Sodalitas: Scritti in onore di Antonio Guarino, Naples: 1283-1300.
(1985) Lawyers in Roman Transitional Politics, Munich.
(1989) Lawyers and Politics in the Early Roman Empire, Munich.
(1990) ‘The suppression of the Bacchanals: Five questions’, Hist. 39: 334-48.
(1992) Women and Politics in Anicent Rome, London.
(1993) ‘The Rape of Lucretia, Quod metus causa and the Criminal Law’, Lat: 550-66.
(1994) ‘The Language of Roman Statutes’, in J.Neville Turner and Pamela
Williams (eds), The Happy Couple: Law and Literature, Sydney: 6-13.
(1995) ‘The Death of Ulpian, the Irresistible Force and the Immovable Object, J 112:385-99.
Durry, M. (1938) Les Cohortespretoriennes, Paris (repr. 1968).
Ensslin, W. (1954) ‘Praefectus Praetorio’, RE22:2391-2502.
Kelly, J.M. (1957) Princeps Iudex, Weimar.
Mommsen, Th. (1887-8) R?misches Staatsrecht, 3 vols in 5, Leipzig.
(1899) Romisches Strafrecht, Leipzig.
Passerini, A. (1939) Le coorti pretorie, Rome.

Источник:

Дрязгунов К. В.
Специально для проекта «Римская Слава».
Использование данного произведения возможно только с письменного разрешения автора.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»