Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

О полномочиях praefectus urbi (Дрязгунов К. В.)

В эпоху принципата возникали новые должности, свод которых получил название officia. Так, Светоний определяет officia как должности, учрежденные Августом — Quoque plures partem administrandae rei p. caperent, noua officia excogitauit (Suet. Aug. 37).

Должности officia сосуществовали наряду с традиционными республиканскими магистратурами, а их носителями были кураторы (curatores) и префекты (praefecti). Officia в принципе отличались от магистратур. Так E. Hobenreich определяет называет носителей officia функционерами (Hobenreich E. Annona: Juristische Aspekte der stadtromischen Lebensmittelversorgung im Prinzipat. Leykam, 1997. S. 36). P. Eich — функциональными носителями (Eich P. Zur Metamorphose des politischen Systems in der romischen Kaiserzeit // KLIO. Beitrage zur alten Geschichte. Bd. 9. Berlin, 2005. S. 194). Также их можно назвать и императорскими служащими.

В состав должностей officia входила должность praefectus urbi. Светоний причислил данную должность к nova officia (Suet. Aug. 37). Так Уильям Смит в словаре греческих и римских древностей говорит о praefectus urbi как префекте или смотрителе города, который первоначально назывался «страж города» (Custos Urbis; Lydus, De Magistr. I. 34, 38). Титул стража города, соединенный с титулом принцепса сената, предоставлял царь, так как он должен был назначать одного из «десяти первых» (decem primi) принцепсом сената (Liv. I. 59, 60; Dionys. II. 12). Страж города исполнял свои обязанности только в отсутствие царя в Риме; тогда он действовал как представитель царя. Но неясно было ли у него право созыва народного собрания, но в случае необходимости он имел право принимать любые меры по своему усмотрению, так как имел империй в городе (Tacit. Annal. VI. 11; Liv. I. 59, III. 24).

В 487 г. до н. э. должность была возвышена до магистратуры, предоставляемой путем избрания (Lydus, De Magistr. I. 38). Стража города, по всей вероятности, избирали курии, вместо которых Дионисий (VIII. 64) упоминает сенат. К этой должности допускались только лица консулярного ранга, и до времени децемвирата каждый упомянутый префект встречается ранее как консул. В ранней республике смотритель осуществлял в городе все полномочия консулов, если они отсутствовали: он созывал сенат (Liv. III. 9; Gell. XIV. 7 § 4), проводил комиции (Liv. III. 24) и, во время войны, даже набирал городские легионы и командовал ими. Со временем – эта должность утратила свое актуальность и стала в большей степени просто почетной и символической.

В республиканский период существовала должность praefectus urbi feriarum Latinarum causa, как ответвление от praefectus urbi. В эпоху раннего Принципата эти должности являлись не только самостоятельными, но и принципиально отличавшимися друг от друга. Назначение на должность префекта на время проведения Латинских игр было исключительно республиканской традицией, которая сохранилась в эпоху принципата. В 25 г. состоялись очередные Латинские празднества. Консулы (Корнелий Косс и Азиний Агриппа) по традиции покинули Рим для проведения торжественных мероприятий — праздничных жертвоприношений на Альбанской горе. Формально им полагался заместитель — praefectus urbi feriarum Latinarum. Эта обязанность была возложена на Друза (Тас. Ann. IV.36). В знак вступления в должность в первый день Латинских празднеств он должен был подняться на трибунал, а по окончании их сложить с себя обязанности префекта Рима на время проведения Латинских празднеств. В правление первых Юлиев-Клавдиев между должностями praefectus urbi feriarum Latinarum и praefectus urbi «генетическая связь» ослабевает. Это вызвано тем, что как принцепс, так и консулы являлись носителями высшей власти, их представляли или замещали теперь разные должностные лица.

Август возвращается к этой должности по предложению Мецената (Dion Cass. LII. 21; Tacit. l. c.; Suet. Aug. 37). Теперь префект города был наделен всеми полномочиями, необходимыми для поддержания спокойствия и порядка в городе. Он контролировал мясников, банкиров, стражников, театры и т. д. и для осуществления своих полномочий распределил по всему городу довольно много гарнизонных солдат. Также он имел судебную власть в спорах между рабами и их хозяевами, между патронами и их вольноотпущенниками, а также над сыновьями, не проявляющими почтения к родителям (Dig. 1. tit. 12. s. 1 § 5—14; 37. tit. 15. s. 1 § 2).

Тацит в VI книге «Анналов» так пишет о praefectus urbi: «…Подобие этого обыкновения сохраняется и поныне, когда ради латинских празднеств всякий раз назначается особый префект, к которому в эти дни переходят консульские обязанности» (Ann. VI. 11). «…Затем, уже став главой государства, он [Август] вследствие обилия населения и медлительности судопроизводства повелел выделить кого-нибудь из числа бывших консулов для обуздания рабов и тех беспокойных граждан, чья дерзость не могла быть укрощена иначе как силой. Первым эту должность занял и спустя несколько дней оставил, как неспособный справиться с ней, Мессала Корвин; далее, несмотря на преклонный возраст, ее превосходно отправлял Тавр Статилий и после него в течение двадцати лет Пизон, также заслуживший всеобщее одобрение и по этой причине удостоенный сенатом похорон на государственный счет». Тацит полагал, что эта должность была возобновлена Октавианом Августом.

Уезжая из Рима, принцепс оставлял префекта Города в качестве своего «заместителя», но при этом, два других консула продолжали выполнять свои функции. Таким образом, префект города замещал только Августа как обладателя верховной власти. Консулы же продолжали исполнять свои магистратские обязанности. Ульпиан в книге «Об обязанностях префекта Города» говорит о том, что власть praefectus urbi распространяется на Рим и области Италии, в пределах 100 миль от Рима. Однако, в условиях чрезвычайных обстоятельств территория, которая находилась под контролем префекта Города, могла быть значительно увеличена. Об этом свидетельствует сообщение Тацита: Август в пору гражданских войн, назначив городским префектом Цильния Мецената, «поставил его во главе Рима и всей Италии» (Tас. Ann. VI. 11).

Обладая высшей исполнительной властью — imperium, городской префект наделялся значительными правомочиями. Ему было доверено городское управление. Его функции были расширены путем распространения на сферу cura urbis, которая включала в себя надзор за общественными зданиями, за чистотой улиц и площадей, за деятельностью чужеземных культов, за распространением роскоши (Mommsen Th. Romisches Staatsrecht. Leipzig, 1875. Bd. 2. Aufl. 2. S. 984; Виллемс П. Римское государственное право. Киев, 1890. С. 329, 539; Sachers E. Praefectus urbi // RE. Bd. 44. Stuttgart, 1954. Sp.2519). Данный ему объем власти позволял осуществлять судебную деятельность, разрешать конфликтные ситуации между патронами и их вольноотпущенниками, рабами и их владельцами, разбирать различные жалобы, преследовать всякого рода злоупотребления. В обязанности городского префекта входила также защита порядка и спокойствия населения (D. I. 12). Городской префект имел право участвовать в заседаниях сената (Sen. Ер.83.15).

Префект Города был человеком, как правило, относившимся к кругу amici принцепса. Назначение на любую должность, в том числе и praefectus urbi, зависело, главным образом, от воли принцепса (Tac. Ann. III. 12). Критерием для назначения была способность справиться с теми непростыми задачами, которые входили в сферу служебной компетенции (Тас. Ann. VI. 10-11). Ее носитель должен обладать умением адекватно реагировать и своевременно разрешать сложные ситуации различного характера. Исполнение этого officium требовало от исполняющего должность префекта наличие такого качества как преданность интересам принцепса. Луций Пизон, например, нередко становился доверенным лицом Августа и Тиберия, которые давали ему «тайные поручения» (Sen. Ер. 83.14). Косе пользовался неограниченным доверием у Тиберия. В письмах, адресованных лично ему, принцепс писал «много такого, что не считал возможным передать даже через собственных прислужников». Гней Корнелий Лентул Косс посвящался как в государственные тайны, так и в частные секреты (Sen. Ер. 83.15). Пизон и Косс входили в ближайшее окружение Тиберия и являлись непосредственными участниками его пиршеств и застолий (Sen. Ер. 83. 14-15; Suet. Tib. 42. 1). Сложившиеся благоприятные отношения с принцепсом позволили им занять высшие должности в системе управления государством, таким образом, дружеские связи способствовали их карьерному продвижению (Портнягина И.П. Интеграция неформальных общественных связей в систему принципата: совет друзей принцепса // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. Вып. 2. СПб., 2003. С. 228).

Луций Кальпурний Пизон исполнял должность городского префекта в течение 20 лет с 13 по 32 гг. (Tас. Ann. VI, 10, II). Ее функционирование уже не связывалось с самим фактом отсутствия принцепса в Риме и наличием у него в этот период консульской власти. Например, первая значительная поездка Тиберия предпринята в январе 21 г. в Кампанию (Тас. Ann. III. 31). Пока Тиберия не было в Риме, консульские обязанности исполнял Друз Младший, будучи его коллегой по этой магистратуре (Тас. Ann. III. 31). И Пизон осуществлял свои служебные функции независимо от того, находился или нет принцепс в Риме. Благодаря постоянно продлеваемому мандату, городской префект мог осуществлять свои полномочия непрерывно. При Тиберии, таким образом, значение praefectus urbi возросло, и он понимался уже иначе, чем «временный заместитель» принцепса.

Принцепс наделялся огромной государственной властью, главное содержание которой определялось как cura (custodia) urbis. Эту задачу он мог решать лично сам. Но чаще она выполнялась носителем императорского мандата. Начиная с 26 года, этот мандат приобрел постоянный характер, т.е. его не требовалось продлевать через определенный промежуток времени. Это, несомненно, упрочивало положение praefectus urbi в системе управления Римом.

При префекте Города имелся целый штат подчиненных ему низших должностных лиц — praefectura urbis — столичная полиция или полицейская префектура (Mommsen Th. Romisches Staatsrecht. Leipzig, 1875. Bd. 2. Aufl. 2. S. 980; Виллемс П. Римское государственное право. Киев, 1890. С. 583). Префект Города являлся гражданским должностным лицом, но ему подчинялись когорты — городские когорты — cohortes urbanis. При Тиберии их было три (Тас. Ann. IV. 5). Однако в правление Калигулы и в начале принципата Клавдия их могло насчитываться уже четыре (Боэк Ле Я. Римская армия эпохи ранней Империи. М., 2001. С. 27). Воин, состоявший на службе в городской когорте, назывался militaris, т.е. солдат (Тас. Ann. I. 8).

Нумерация cohortes urbanis продолжала нумерацию преторианских когорт. Соответственно городские когорты носили номера X, XI и XII и были расквартированы непосредственно в Риме на склоне Эсквилина, за пределами Сервиевой стены, отдельные же части городских когорт могли размещаться в т. н. «полицейских участках», разбросанных по всему городу. На протяжении всего I в. они подчинялись префекту Рима, а во II в. переходят в подчинение префекта претория (Боэк Ле Я. Римская армия эпохи ранней Империи. М., 2001. С. 27). Цель деятельности городских когорт — несение полицейской службы по обеспечению спокойствия и порядка в Риме. Иными словами, их предназначение заключалось в выполнении задач охраны и безопасности, т.е. custodia.

После смерти Луция Кальпурния Пизона в 32 г. должность praefectus urbi недолго занимал Луций Элий Ламия. Его на посту префекта Города сменил Гней Корнелий Лентул Косс, консул 1 г. до н.э. Имя следующего префекта Города, которое сохранилось в источниках — Квинт Санквиний Максим. Его деятельность в качестве praefectus urbi пришлась уже на время правления Гая.

В 39 г. значение должности городского префекта возросло. Возможно, это было связано с исполнением должности praefectus praetorio. Этому способствовал также отъезд Калигулы из Рима в июле-августе 38 г. на Сицилию, а в 39-40 гг. в Лугдунум (Kienast D. Romische Kaisertabelle. Darmstadt, 1990. S. 85).

В эпоху домината praefectus urbi были прямыми представителями императоров, а все прочие должностные лица городской администрации, все корпорации и все общественные учреждения находились под их контролем (Cod. 1. tit. 28, s. 4; Symmach. Epist. X. 37, 43; Cassiod. Variar. VI. 4). Также они осуществляли контроль за ввозом продовольствия и ценами на него, хотя эти вопросы находились в более непосредственном ведении других должностных лиц (Cod. 1. [p. 954] tit. 28. s. 1; Orelli, Inscript. n. 3116). Префекты города должны были каждый месяц делать доклад императору о слушаниях в сенате (Symmach. Epist. X. 44), где они подавали голос раньше консуляров. Через их посредство императоры получали прошения и подарки от своих столиц (Symmach. Epist. X. 26, 29, 35; Cod. 12. tit. 49). На выборах папы римского префект Рима имел попечение обо всех внешних установлениях (Symmach. Epist. X. 71—83).

Источник:

Дрязгунов К. В.
Специально для проекта «Римская Слава».
Использование данного произведения возможно только с письменного разрешения автора.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»