Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Преторианцы и заговор против Домициана (Дрязгунов К. В.)

Ко времени Домициана значение преторианской гвардии и префектов претория было уже не столь значительное, как при правлении Юлиев-Клавдиев (от Сеяна до Афрания Бурра). Их роль начинает убывать в смутные времена: Гальба начал отстранение гвардии после мятежа Нимфидия Сабина (Suet. Gal., 16,1; Тас. Hist., I, 5; 25; 37), что в итоге привело к власти Отона, который был обязан своим возвышении именно гвардейцам (Suet. Ot., 6, 2; Тас. Hist., I, 13; 21-24; 26-36).

После самоубийства Отона в гвардии произошли изменения (Тас. Hist., II, 93). Вителлий распустил преданные Отону преторианские когорты (Тас. Hist., II, 67) и набрал вместо 9 прежних 16 новых. Мера эта оказалась недолговечной: Веспасиан снова сократил число когорт до 9. Преторианцы Виттелия сдались Антонию Приму и были вновь распущены (Тас. II, 86; III, 2-4; 6-11; 13; 15-17; 18-34). Веспасиан полностью поставил новую гвардию под контроль, фактически упразднил пост самостоятельного префекта и передал когорты под непосредственное командование сына Тита (Тас. Hist., IV, 46; Suet. Tit.,6).

Но в правление Домициана происходит рост значения и влияния преторианцев и их префектов. Преторианцы участвуют в военных кампаниях (83 г. — против хаттов (Suet. Dom., 6, 1); 85-86 гг. — против даков (ibid.); 88 г. — подавление восстания Апония Сатурнина (Suet. Dom., II, 85; 96; III, 5; 9-11). Преторианцами командуют крупные военачальники и влиятельные политики (Корнелий Фуск, Теттий Юлиан, Юний Норбан).

Но во многом роковую роль играют преторианские префекты в заговоре против Домициана, которые видимо, как многие, опасались за свою жизнь (хотя с определенной долей вероятности могли участвовать в конфликте императора и сената на стороне последнего).

В заговоре участвовали кубикулярии Парфений и Сегерий Энтелл, бывший управитель Домициллы (жены Флавия Клемента) Стефан, префекты претория Норбан и Петроний Секунд.

Само убийство совершили Стефан, cornicularhis Клодиан, вольноотпущенник Парфения Максим, кубикулярии Сатур и какой-то гладиатор (quidam gladiatorio ludo (Suet. Dom., 17). При этом, Дион Кассий выдвигает Парфения на первое место в заговоре.

Убийство произошло без участия преторианской гвардии, поскольку один из главарей заговорщиков префект претория Петроний Секунд сдерживал солдат, вследствие этого смена правителя прошла спокойно (Dio Cass., LXVII, 15, 1; LXVIII, 3,3; Epit. Caes., 12, 8; Eutr.,VIII, 1, 1).

Заговорщики, ядро которых составляли влиятельные вольноотпущенники, нашли преемника в среде сенаторов — им стал Марк Кокцей Нерва.

Вскоре после избрания Нервы умер префект претория Норбан, который участвовал в заговоре, и на его место был назначен Касперий Элиан, бывший префектом при Домициане (Dio Cass., LXVIII, 3, 3). Элиан настроил солдат против новой власти, что в итоге в 97 г. привело к восстанию, в ходе которого солдаты потребовали выдать им убийц Домициана. Петроний Секунд и Парфений были убиты преторианцами на глазах у Нервы, и он затем ещё должен был благодарить воинов за совершённое ими возмездие (ibid.).

Интересно замечание К. Криста, которое демонстрирует отношение к Домициану гвардии в целом: «… при Домициане стало ясно, что принципат должен был неизбежно привести к абсолютной власти и к окончательному лишению власти сената… В один миг упали драпировки, долгий процесс привыкания был прерван резким высвечиванием политической реальности. Неудивительно, что этот поспешный шаг привел сначала к противоположному развитию, к кризису, в котором еще раз особенно важную роль сыграли идеологические факторы…

Реакция на убийство Домициана показала, как глубоки были противоречия внутри империи. В то время, как сенат смог, наконец, выразить свою подавленную ненависть и постановил предать проклятью память о Домициане, преторианцы хотели добиться обожествления этого принцепса. Если позже они требовали только казни убийц, то это потому, что в те дни у них не было решительного командира, который поддержал бы их требования. Однако открытое противостояние между преторианцами и частью армии и сенатом оставалось. Оно продолжалось в ближайшие годы и было окончательно преодолено только Траяном» (Крист К. История времен римских императоров от Августа до Константина; Ростов-на-Дону, 1997. С. 376).

Таким образом, произошло разделение – преторианские префекты стали во главе заговора, сама же гвардия была готова добиваться обожествления принцепса, что очередной раз продемонстрировало, насколько сложным и непредсказуемым организмом была гвардия и какую опасность она представляла для власти.

Источник:

Дрязгунов К. В.
Специально для проекта «Римская Слава».
Использование данного произведения возможно только с письменного разрешения автора.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»