Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

О причинах стабильности принципата в эпоху Антонинов (Дрязгунов К. В.)

А.Б. Егоров указывает, что эпоха Флавиев отмечена тенденцией к усилению и упрочению престижа императорской власти, а время Антонинов уже характеризуется примирением принципата с обществом и отречением последнего от всякого рода республиканских иллюзий (Егоров А.Б. — Рим на гране эпох. М., 1985. С. 8). Фактически, в правление династии Антонинов наступила определенная политическая стабилизация принципата. После прихода к власти Траяна прекратились мятежи преторианцев, почти исчезли заговоры. Император и сенат приходят к компромиссу. Подобная ситуация во многом была обусловлена укреплением политического влияния и авторитета императорской власти.

Так, К. Крисп считал, что окончательное становление принципата и исторический успех адоптивной империи объясняется взаимодействием двух факторов. Для стабилизации системы идеология умеренной, гуманитарной, созвучной идеальным нормам греческой философии адоптивной империи подняла планку, ставя во главе лучшего, и внесла такой же вклад, как и при реставрации древнеримского представления о мужестве внесла пафос сконцентрированная на принцепсе идеология победы. То, что второй элемент должен был привести в будущем к тенденции возвеличивания, явилось неизбежным, и это можно заметить уже у Траяна (Крисп К. История времен римских императоров от Августа до Константина. Т.1. Ростов-на-Дону, 1997.С. 387).

Умелое обращение Траяна со всеми слоями и сословиями значительно содействовало внутренней стабильности. Он не обострял отношений с римским сенатом, давая понять, что хочет быть всего лишь первым среди равных. Но здесь важно указать на то, что преследования сенаторов в правления Тиберия, Калигулы, Нерона и Домициана привели к тому, что количество представителей старых республиканских аристократических фамилий в сенате уменьшилось, а значит и уменьшилась оппозиция императору.

При Траяне вольноотпущенники утратили важные административные должности. Управление финансами, налогами на наследство и императорским имуществом перешло к всадникам. Вместе с тем, увеличилось число управленческих должностей, которые могли занимать всадники.

Траян не оставлял вниманием и народ — раздавая пожертвования, и устраивая игры. К. Криспом упоминается факт реорганизация анноны и допуск 5 000 плебейских детей к бесплатному распределению зерна в Риме. Материальные преимущества каждого римского гражданина достигли теперь высшей точки. Процессы по оскорблению величества были запрещены (Там же. С. 391).

Немаловажен момент вкладывания как минимум трети состояния в италийскую земельную собственность каждого, кто добивался магистратуры в Риме. Таким образом, личные интересы сенаторов непосредственно связывались с метрополией. Кроме того, решительно проводилась внутрииталийская колонизация. Были предприняты меры, которые этому способствовали, такие, как планомерное расселение ветеранов в средней Италии, запрет на переселение и содействие италийскому сельскому хозяйству, особенно мелкому.

Преследования Домициана устранили главарей оппозиции, то есть представителей старой римской и италийской аристократии. На их место пришли новые люди из провинций, такие же, как и сам принцепс. Однако в течение всего II в. н. э. преобладали италийские сенаторы; доля провинциалов при Адриане составляла 42 %, при Марке Аврелии — 46% (Крист К. История времен римских императоров от Августа до Константина. Т.1. Ростов-на-Дону, 1997.С. 531).

Благодаря росту числа сенаторов, обязанных своим положением исключительно императорской власти, оппозиционность сената если и не исчезла, то, по крайней мере, стала значительно меньше. Это позволило Антонинам пойти на ряд уступок в отношениях с сенатской аристократией. Сенаторов стали подключать к административной и управленческой деятельности, к дипломатическим переговорам и заключениям мира (Hammond M. Composition of the Senate, A. D. 68-235. // JRS. Vol. 47. P.78).

К середине II в. и. э. в основном был завершен процесс формирования имперских органов власти, регулировавших жизнедеятельность всего государства (Hirschfeldt О. Die kaiserlichen … S. 471 — 479; Pflaum H.G. Essai sur Ies procurateurs equestrcs sous le Haut-Empire romain. P., 1950. P. 58 — 67, 295; Eck W. Beforderangskriterien innerhalb der senatorischen Laufbahn dargestellt an der Zeit von 69 bis 138 n. Chr. // ANRW. 1974. Bd. 2. № 1. S. 158-228; WickertL. Forschungen … S. 68-71.). При Марке Аврелии принцепс из чрезвычайного магистрата превратился в настоящего монарха. Император опирался на собственный внесенатский аппарат управления, основными элементами которого стали: совет принцепса, дворцовые канцелярии (по делам переписки, по делам прошений и финансовая и т.д.), а также институты префектов как, например, претория, города Рима, вигилов и анноны. Как правило, личный состав этих ведомств пополнялся представителями всаднического сословия, а также вольноотпущенниками. Еще в период принципата Адриана все эти органы управления стали официальными и оттеснили все еще сохранявшиеся старые магистратуры. Таким образом, императорская власть стала достаточно самостоятельной в области управления государством, а сенат, в свою очередь, перестал быть базой для формирования государственных органов управления (Crook J. Concilium Principis. Oxford. 1955. P. 56 – 65).

Кроме того, укрепление принципата при Антонинах произошло также и за счет более или менее разумных и действенных мероприятий в вопросе о преемственности императорской власти. Была создана «адоптивная» империя. Эта форма принципата возникла во многом в связи с тем, что ни один из принцепсов между Нервой и Марком Аврелием не имел сыновей. Нерва и Траян считали важным для себя отмежеваться от Домициана, названного уже в то время «тираном» (Крист К. История времен … Т. 1. С. 381.). Такое дистанцирование позволяло устранить ненормальное развитие предшествовавших событий и уязвимые места политической системы. Вследствие этого возникла идея «усыновления лучшего», а таким было усыновление «сильного» человека, человека, обладавшего не только навыками государственного управления или полководца, но и определенной харизмой. Эта политическая идея в тот момент позволила императорам не только расширить сотрудничество с сенатом, но и стала инструментом укрепления власти.

Адоптация не была нова для римского государства, так как с самого начала принципата она была выбрана в качестве главного принципа наследования. В эпоху Юлиев-Клавдиев усыновляемые всегда находились в той или иной степени родства с императором. Но в начале II в. н. э., родственные связи с домом императора перестали играть важную роль. На первое место выдвигались критерии компетентности, работоспособности и пригодности. Но были и исключения из этого. Так, Адриан приказал Антонину усыновить Элия Вера из чувства привязанности, которое он испытывал к нему (SHA, Ael., Ill, 4). Элий Вер по своим умственным и физическим возможностям не мог с достаточной энергией управлять империей. После смерти Элия Вера, Адриан поручил ради него Антонину Пию усыновить сына Вера Луция Вера как своего внука, который после смерти Элия остался в семье самого Адриана (SHA, Ael., VII, 2). Очень хорошо характеризует Луция Вера его биограф (SHA, Ver., X, 8): «Он страстно любил игру в кости. Он вел всегда беспутный образ жизни и во многих отношениях напоминал Нерона, но без его жестокости и издевательств». В 161 г. в семье Марка Аврелия через несколько месяцев после смерти Антонина Пия родился сын Комод и факт появления у императора родного сына, являвшегося по римским обычаям законным наследником своего отца, вносил некоторую неопределенность в вопрос о преемственности императорской власти.

Но полной стабильности в государстве не удавалось достичь и при Антонинах. В независимости от изменений в составе сената он продолжал оставаться в значительной степени оппозиционной силой и одновременно источником напряженности. Возможно, наиболее ярко действия оппозиции проявились в 138 г., в процессе обожествления Адриана предшественника и приемного отца Антонина Пия (SHA, M. Ant., V, 1). Подобное проявление недовольства можно также увидеть и при Траяне, и при Адриане. Так, во время правления Траяна, по сообщению биографа Адриана, по подозрению в заговоре на острова были сосланы видные сенаторы Лаберий Максим и Фруги Красс (SHA, Hadr., V, 5, б). Причем последний уже в правление Адриана был казнен за то, что пытался покинуть место ссылки, не имея на то дозволения. При Адриане также были казнены, как сообщает его биограф, без ведома императора четыре бывших консуляра: Пальма, Цельз, Нигрин и Лузий (SHA, Hadr., VII, 2). При этом первые два, Пальма и Цельз, предположительно в конце правления Траяна оказались под подозрением «в стремлении к тирании», но избежали в тот момент наказания (SHA, Hadr., IV, 3). Кроме того, Кассий Дион сообщает, что в конце правления Адриана были казнены Сервиан, муж сестры императора и предположительно консул 102 и 134 гг., и внук императора Фуск (Dio. apud Xiph., LXIX).

Правления Антонина Пия было одним из самых благополучных, но и этот император не избежал покушений на свою власть. По постановлению сената был объявлен вне закона и казнен консуляр Атилий Тициан. Кроме того, в связи с обвинением в «стремлении к тирании» был вынужден покончить жизнь самоубийством Присциан (SHA, М, Ant, VII, 3, 4). Но Антонину Пию хватило здравого смысла прекратить следствия по этим делам и не нагнетать атмосферу (Aurel. Victor, Epit, XV, 6). Между тем, серьезному испытания на прочность власть Антонинов подверглась при Марке Аврелии, когда в Сирии в 175 г. был провозглашен императором наместник этой провинции Авидий Кассий. Узурпация состоялась после ложных сведений о смерти императора. Кассию присягнули легионы, расквартированные на Востоке, и население ряда восточных городов, в частности Антиохии (SHA, Av. Cass., VI, б). Вероятно, Кассий также имел сторонников в сенате, но он не получил от них никакой поддержки, вероятно, в силу того, что новость оказалась ложной и большая часть империи не поддержала этого мятежа. На этом временный политический кризис закончился, так как Марк Аврелий, также как и его предшественник, не стал создавать проблемы в политической системе, отыскивая своих политических противников в условиях, не решенной до конца проблемы вторжений германских племен маркоманнов и квадов.

Период политической стабильности принципата закончился с приходом к власти сына Марка Аврелия Коммода. Единоличная власть оказалась в его руках после смерти отца в 180 г. Но кризис начался не сразу и правление Коммода лишь спровоцировало его.

Источник:

Дрязгунов К. В.
Специально для проекта «Римская Слава».
Использование данного произведения возможно только с письменного разрешения автора.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»