Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Ионийское восстание и его последствия (Паневин К. В.)

Причины и начало восстания

Ионийское восстание было вызвано отнюдь не случайными причинами. Ионийские города являлись прежде всего городами торговыми. Захват персами Геллеспонта и Босфора наносил большой удар их торговле на Черном море, и конкуренция со стороны финикийских купцов становилась с каждым днем все более угрожающей. Помимо экономического ущерба ионийские города испытывали, как указывалось выше, и политический гнет: во всех городах, подчиненных персам, были посажены тираны. Неудача Скифского похода Дария подорвала престиж его армии. Наконец, немногочисленность персидских отрядов, расположенных в западной части Малой Азии, внушала грекам надежду на быстрый успех.

События развернулись следующим образом. Зимой 500—499 г. до н. э. на острове Наксосе произошел переворот: правившая островом аристократия была свергнута сторонниками демократии. Изгнанники обратились за помощью в Милет, который после разгрома Самоса персами занимал первое место среди ионийских городов. Тиран Милета Аристагор охотно принял бежавших из Наксоса аристократов и обещал им помощь. В походе на Наксос Аристагор, очевидно, усматривал возможность усилить могущество Милета и увеличить свое влияние. Поэтому он предложил сатрапу Сард, племяннику Дария Артаферну, предпринять экспедицию на остров Наксос, с тем чтобы восстановить над ним власть свергнутого правительства аристократов, а заодно подчинить этот остров. Артаферн одобрил намеченный план, царь дал свое согласие на его осуществление, и летом 499 г. до н. э. сильный флот направился к Наксосу. Однако население острова оказало решительное сопротивление, и после четырехмесячной безуспешной осады флот вынужден был вернуться обратно. Неудача экспедиции должна была сильно пошатнуть положение Аристагора; он мог предвидеть, что персы возложат на него ответственность за неудачный поход и лишат его власти над Милетом. Тогда Аристагор (преемник Гистиея, вызванного в Сузы к царю) решил поднять против персов восстание; не исключена возможность, что он действовал совместно с Гистиеем; самый поход против Наксоса был удобным предлогом собрать силы малоазийских греков, не привлекая внимания персов. Во всяком случае, немедленно после возвращения из похода Аристагор собрал в Милете своих сторонников, которые единодушно высказались за восстание. Только Гекатей, историк и географ, возражал против такого решения, указывая на могущество персидского царя, но его доводы не встретили сочувствия. Решив поднять восстание, заговорщики начали действовать. Захват флота послужил сигналом к восстанию всем греческим городам, расположенным на островах и на западном побережье Малой Азии. Повсюду были низвергнуты тираны, поставленные персами, восстановлена демократия, готовились отряды для вооруженной борьбы. Аристагор, очевидно, для того чтобы подать пример другим, сложил с себя власть и передал ее народному собранию. Вожди восстания понимали всю трудность предстоящей борьбы. Действительно, если на море еще можно было рассчитывать на победу, то на суше после первых легких успехов должны были последовать тяжелые бои с многочисленной персидской армией. Поэтому Аристагор решил попытаться получить поддержку со стороны греков европейской Греции и осенью 499 г. до н. э. отправился в Спарту и Афины.

Отношение к малоазийским событиям в Спарте и Афинах

Политическая обстановка в Спарте не благоприятствовала целям Аристагора; решительным действиям препятствовали враждебные в то время отношения Спарты с Коринфом и Аргосом и борьба между спартанскими царями Клеоменом и Демаратом. Клеомен дал вождю ионийского восстания возможность высказаться. Аристагор, с медной доской в руках, на которой был изображен «круг земной», подкрепляя свои доводы указаниями по карте, красноречиво изложил спартанскому царю всю выгоду предлагаемого им предприятия — возможность овладеть огромным количеством золота, серебра, меди, вьючного скота, рыбы; не забыл он упомянуть и о превосходстве греческого вооружения и тактики над персидскими. Клеомен задал Аристагору только один вопрос: «Сколько дней пути от моря до столицы персидского царя?» А когда Аристагор ответил, что этот путь займет три месяца, Клеомен признал все предприятие неосуществимым. Последовавшая затем попытка Аристагора подкупить царя также не привела к успеху — Клеомен не изменил своего решения. Таким образом, Спарта уклонилась от всякого вмешательства в малоазийские дела.

Из Спарты Аристагор направился в Афины. Здесь у власти были сторонники Клисфена, а недавно созданное гражданское ополчение новых десяти фил блистательно доказало свои высокие боевые качества в боях против Фив и Халкиды. Деятельная поддержка, которую оказывал изгнанному Гиппию сатрап Артаферн, настраивала афинские правящие круги резко враждебно к Персии; таким образом, политическая обстановка в Афинах складывалась в общем значительно благоприятнее для Аристагора, чем в Спарте. Выступив перед народным собранием, он повторил доводы в пользу предлагаемого им предприятия, вновь подчеркнув превосходство греческой тяжелой вооруженной пехоты. В результате афинское народное собрание постановило отправить на помощь ионянам 20 триер; к ним вскоре присоединились 5 триер, посланных Эретрией Евбейской. «Эти-то корабли, — замечает Геродот (V, 97), отрицательно относившийся к ионийскому восстанию греков, — и положили начало бедам как для эллинов, так и для варваров».

Поход на Сарды

Между городами Ионии, примкнувшими к движению против персов, не было единства действий; к тому же восстание после первых успехов распространялось крайне медленно. Лидия и Фракия не поддержали восставших. Многочисленный, но плохо организованный флот ионян вступил в действие с большим промедлением. В последующее время восстание охватило на севере берега Геллеспонта, на юге — Карию и Кипр, но сухопутные силы восставших ничего не предпринимали до прибытия весной 498 г. до н. э. афинян и эретрийцев. Этим воспользовались персы, которые получили время для сосредоточения войск в западной части Малой Азии. После прибытия афинян и эретрийцев восставшие предприняли смелый маневр: их отряд, в который влились и афинские гоплиты, стремительно двинулся по направлению к Сардам. Крепость, возвышавшуюся на недоступной скале и защищавшуюся сильным персидским гарнизоном во главе с сатрапом Артаферном, захватить не удалось, но город попал в руки греков и был сожжен. Не имея возможности удержаться среди дымящихся развалин Сард, греки двинулись назад. На обратном пути, около Эфеса, их настигло подоспевшее персидское войско: произошло сражение, в котором греки были полностью разбиты (конец лета 498 г. до н. э.). Остатки афинского войска поспешно погрузились на корабли и отплыли на родину. На этом и закончилось участие афинян в ионийском восстании. «После этого, — говорит Геродот (V, 103),— афиняне совершенно оставили ионян и, несмотря на настойчивые просьбы Аристагора… отказались помогать им». Эретрийцы также, очевидно, покинули ионян. С походом на Сарды, имевшим столь печальный исход, окончились попытки восставших перейти в наступление; теперь им оставалось только обороняться против надвигавшихся персидских войск.

В то время как часть персидской армии двинулась на прибрежные города Малой Азии, другая ее часть подавляла восстание на берегах Геллеспонта. Значительные персидские силы были направлены на Кипр, и после ряда упорных боев персы овладели островом. Правда, подоспевший на помощь Кипру ионийский флот одержал победу над финикийским флотом, но этот успех уже не мог существенно изменить сложившееся положение — Кипр остался в руках персов, а ионийские корабли вынуждены были возвратиться. Значительно больше трудностей доставило персам подавление восстания в Карии. Начав здесь военные действия весной 497 г. до н. э., персы одержали одну за другой две победы, но вслед за тем осенью 496 г. до н. э. понесли серьезное поражение и лишь в 494 г. до н. э., после того как они стянули сюда крупные силы, им удалось принудить восставших сложить оружие. Еще ранее, в 496 г. до н. э., персы изолировали с юга и севера главный очаг восстания — Ионию. Персидская армия под личным руководством сатрапа Артаферна захватила Клазомены и Киму; кольцо персидских войск все теснее и теснее сжималось вокруг Милета, основного центра сопротивления ионян.

Все эти неудачи сломили дух вождя восстания Аристагора. Передав командование одному из милетских аристократов, он бежал из Милета во Фракию, где вскоре и погиб при столкновении с фракийцами. В это же время в последний раз попытался активно участвовать в восстании и прежний тиран Милета Гистией. Он по-прежнему прикрывался маской верности персидскому царю, и потому Дарий отпустил его из Суз, рассчитывая, очевидно, использовать его влияние для того, чтобы побудить восставших к покорности. Но когда Гистией прибыл в Сарды, сатрап Артаферн, отлично понимавший его двойную игру, по словам Геродота, прямо заявил ему: «Ты изготовил обувь, а Аристагор ее надел». Гистией вынужден был поспешно бежать из Сард; он попытался утвердиться в Милете, но был оттуда изгнан. В 493 г. до н. э. Гистией попал в руки персов и был ими казнен.

Ни Аристагор, ни Гистией не были способны стать подлинными вождями и организаторами восстания; и тот, и другой были в сущности лишь смелыми авантюристами, стремившимися использовать в своих личных целях демократические движения в ионийских городах.

Падение Милета

Между тем персы, стянув свои войска к Ионии, не могли немедленно приступить к решительным операциям: сказывались крупные потери, понесенные ими в предшествующих боях. Только весной 494г., получив значительные подкрепления, персидские войска, не обращая внимания на второстепенные города, двинулись прямо на Милет. В то же время финикийский флот, освободившийся благодаря окончательной победе персов на Кипре и пополненный кипрскими, киликийскими и египетскими судами, появился в Эгейском море. Милету угрожало полное окружение с суши и с моря. Ионяне приняли решение основной удар нанести морским силам персов, ограничившись на суше лишь защитой стен Милета. В обширной бухте Милета, близ небольшого острова Лады, летом 494 г. до н. э. спешно собрался ионийский флот; основной его частью являлись корабли, выставленные Милетом. Самосом, Хиосом и Лесбосом, к которым примкнули флотилии мелких общин. По словам Геродота (VI, 8), весь греческий флот состоял из 353 кораблей, а флот персов — из 600 кораблей. Обе эти цифры, вероятно, преувеличены, и персидский флот вряд ли значительно превосходил греческий. В течение нескольких недель оба флота стояли друг против друга, не предпринимая никаких действий. Персы рассчитывали при помощи свергнутых в начале восстания ионийских тиранов, находившихся в персидском стане, внести разложение в ряды греков и побудить отдельные общины выйти из союза, обещав им помилование. Силы ионян были парализованы отсутствием общего командования и полным упадком дисциплины. Правда, опытный моряк Дионисий, начальник фокейских кораблей, был назначен командующим союзным флотом, но Фокея выставила только три корабля, и прочие союзники не признавали власти командующего. Безуспешно стремился Дионисий путем маневрирования подготовить греческий флот к предстоящему тяжелому сражению — через несколько дней эти утомительные упражнения были заброшены, команды кораблей высадились на остров Ладу. Персидский флот внезапно атаковал греческий, стоявший у берегов Лады. При первом натиске персов корабли самосцев, среди которых была сильна проперсидская партия, покинули, за исключением одиннадцати кораблей, боевой строй и отплыли на родину. Их примеру немедленно последовали корабли Лесбоса и многих других общин. Хиосские суда, правда, оказали упорное сопротивление, но они могли лишь отсрочить разгром. Остатки греческого флота под давлением численного превосходства персидских сил были полностью разбиты.

Поражение греческого флота при Ладе решило участь Милета. Осажденный с суши и с моря город был взят штурмом, жители частью перебиты, частью переселены на берега Тигра. Город был разрушен; находившееся вблизи Милета святилище Аполлона было разграблено, огромные сокровища его попали в руки персов. Восстановленный позднее Милет, как показали раскопки, значительно уступал по своим размерам прежнему городу. Падение Милета было концом восстания. В ближайшее же время были покорены и жестоко опустошены соседние с Ионией острова — Лесбос, Хиос, Тенедос; вслед за этим персидский флот обратил в пепел Перинф, Селимбрию и Византий, те города европейского побережья Пропонтиды, которые оказали поддержку восстанию. К лету 493 г. до н. э. персами были захвачены последние мятежные города. В них было введено персидское управление и вновь установлена та дань, которую эти города платили до восстания.

Тем самым процветанию Ионии настал конец; ее города, являвшиеся важнейшими центрами греческой торговли и культуры, приходят с тех пор в упадок и уступают первенство городам собственно Эллады, главным образом Афинам. И все же ионийское восстание, имевшее такой трагический исход, сыграло огромную роль в общем ходе борьбы греков с Персидской монархией: на целых шесть лет лучшие персидские силы были прикованы к Малой Азии, два флота и одна армия были уничтожены восставшими. Упорная, хотя и безуспешная, борьба ионян подготовила последующие победы греческого оружия.

Источник:

Паневин К. В. (сост.) История Древней Греции. «Полигон», «АСТ». Санкт-Петербург, 1999.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»