Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Римские вооруженные силы во времена Траяна (Rossi L.)

Для изучения военных сцен, которых большинство на Колонне Траяна, нам понадобятся знания об организации и основных характеристиках римской армии и военно-морского флота. В связи с этим, я предлагаю читателям краткое описание римской армии и флота эпохи Траяна. Это должно помочь всем интересующимся римской историей в том, чтобы точно определить, что изображено на Колонне, подобрать ключ к значению как отдельных сцен, так и целых эпизодов, понять связь между деталями неодушевленных объектов, а также роль участников и предысторию тех событий. Всем, кто хочет расширить свои знания по каким – либо отдельным аспектам данной темы (более или менее близко относящиеся к Колонне) нужно консультироваться со специализированными изданиями, на которые есть ссылки в тексте и которые указаны в библиографическом списке.

Римская имперская армия

Состав и численность

Римская имперская армия (exercitus) состояла из «полевых» и «гарнизонных» частей (легионов и вспомогательных войск), «стражи» (преторианцев и singulars) и «полиции» (urbaniciani). При этом «стража» могла входить в состав «полевой» армии, особенно, когда император лично присутствовал на театре военных действий.

В начале своей службы солдаты принимали военную присягу (sacramentum); по окончании этого срока (stipendiis emeritis) им предоставлялось право уйти в почетную отставку (honesta missio). Однако если солдат был не в состоянии нести службу (из-за ранения или болезни), он мог уволиться из армии в любой момент (missio causaria). За серьезные провинности, солдат могли выгнать из армии (ignominiosa missio). Ветеранов могли оставить на службе или в случае их увольнения призвать обратно (evocati). Солдаты вспомогательных войск после демобилизации получали диплом (двойную бронзовую табличку (см. стр. 50), по которому им, их законным женам и сыновьям даровалось римское гражданство (т.н. conubium). Такая привилегия могла даваться и до истечения двадцатилетнего срока службы (ante emerita stipendia) как индивидуально, так и целым соединениям за выдающиеся заслуги. Известно, при этом, что подобные бронзовые дипломы выдавались преторианцам, а вот легионеры их не получали.

Ежегодное жалованье (stipendium) составляло примерно 300 денариев для легионеров, 1 000 для преторианцев, 500 для urbaniciani, 150(?) для кавалеристов вспомогательных войск и от 75 до 100 для пехотинцев auxilia. Офицеры и исполнявшие их обязанности без получения соответствующего звания солдаты получали плату в 2 – 4 раза большую, чем полагавшуюся им в соответствии с рангом. Затраты на экипировку и провиант вычитались из жалованья. Также по окончании срока службы жаловались гранты (деньгами или землей). Кроме того, по случаю побед или по своему желанию, император даровал специальные подарки (donativa). Однако на них могли рассчитывать только те солдаты, у которых было римское гражданство.

Во времена Траяна в римскую армию стали вербовать нерегулярные варварские войска. Им позволялось использовать свое оружие, обмундирование и даже следовать своим обычаям. Эти symmachiarii (в буквальном переводе «сражающиеся с») подразделялись на группы по триста человек в каждой под командованием римского praefectus (или praepositus). При Адриане и Антонинах, такие группы имели важное значение и получили название numeri. Однако по окончании службы, они, в отличие от регулярных auxilia, не получали римского гражданства.

Управление всей сложной и обширной системой вооруженных сил, особенно в отношении ключевых вопросов, осуществлялось напрямую из Рима. Например, каждый из тысяч выданных расквартированным на границах империи солдатам auxilia дипломов был составлен в Риме. При этом в каждом из них было четко прописано точное местонахождение официальной копии закона, который санкционировал выдачу данного диплома.

Организация

Как и в современных армиях, подразделения в армии Рима имели номера и специальные названия (cognomina). Порядковые номера могли быть одинаковыми у разных легионов, например: legio I Italica, legio I Minerva, legio I Adiutrix). Это объясняется разделением армии во время гражданских войн. Что касается названий, то – в случае с легионами – они давались либо по имени провинции, где данный легион был сформирован, либо по имени императора, указом которого он был создан, либо по характерной особенности самого легиона (Fortis, Fulminata, Firma и т.д.).

Во вспомогательных войсках также были наомера и названия, которые зачастую указывали на этническое происхождение солдат или реже на имя того, кто сформировал данное подразделение (Petriana, Siliana и т.д.). К номеру и названию могли быть добавлены – в качестве награды – различные титулы (pia fidelis(p.f.), Ulpia, Flavia и т.д.) Некоторые части вспомогательных войск носили имена, указывающие на полученные ими награды (dona militaria см. стр. 79), к примеру torquata или bistorquata, или torquata armillata.

Как уже упоминалось, римское гражданство (civium Romanorum (c.R.)) могло дароваться всему соединению auxilia в качестве награды за особые заслуги, если это подразделение уже не состояло из римских граждан итальянских ingenui.

Среди частей auxilia были названия, указывавшие на их специализацию, например sagittariorum, funditorum, contariorum, scutata и т.д.; численность (milliaria или quingenaria); и возможное присутствие либо эскадрона конницы в пехотном соединении (cohors equitata) либо пехоты в соединении конницы (ala peditata).

Однако, необходимо помнить, что во времена Траяна, многие соединения вспомогательных войск уже потеряли свой этнический характер, на который указывали их названия, т.к. рекрутской базой для них служили уже не «родные» провинции, а вся империя. Хотя в случае с частями из Британии (alae и cohorts Brittonum) традиция набирать рекрутов исключительно из этого региона, похоже, сохранялась в течение долгого времени. Подобной традиции придерживались также при наборе специализированных auxilia – особенно это характерно для лучников, лучших из которых традиционно «поставляли» восточные провинции.

Легион

Легион – основное боевое подразделение римской армии – имел численность около шести тысяч пехотинцев и ста двадцати конников, выполнявших функции эскорта, посыльных и разведки. Легион делился на 10 когорт; каждая когорта, в свою очередь, состояла из 3 манипул, по 2 центурии в каждой. Таким образом, в легионе было 60 центурий и 30 манипул. При этом существуют сторонники мнения о том, что либо манипулы (Паркер, стр. 42) либо центурии (Пассерини, 1950, стр. 550 – 551) являлись скорее административными, чем чисто тактическими единицами. Тот факт, что у каждой манипулы был свой штандарт (на счет центурии такой уверенности нет) говорит о том, что именно манипула, а не центурия имела важное значение на поле боя.

Центурии, численностью около ста человек, делились на отряды (contubernia) по 8 чел. в каждом. Когорты насчитывали шестьсот человек, однако в первой когорте (primus ordo) было, вероятно, больше солдат, чем в десятой.

Каждый легион был автономной боевой единицей и, в качестве таковой имел свой медицинский, инженерный корпус (fabri), а также ответственных за провиант, транспортировку и другие службы. Помимо самих бойцов, в легионе был и административный штат.

Легионом командовал легат (legatus legionis) сенаторского ранга. Ему помогали 5 -6 военных трибунов (laticlavii, angusticlavii, semestres) сенаторского или квесторского ранга, которые возглавляли различные official (службы) легиона. Помимо легата, существовала также должность praefectus castrorum. Это должностное лицо было ответственным за организацию и управление лагерем легиона. Если в одном лагере было сразу несколько легионов, то praefectus castrorum «обслуживал» их всех.

Командование когортами возлагалось на старших центурионов. Возможно, что к временам Траяна, численность первой когорты уже была доведена до тысячи человек под командованием всего 5 центурионов.

Весьма интригует проблематика рангов центурионов легиона (см. Паркер, стр. 32 – 35). В данной книге я только вкратце опишу эту систему. В каждой когорте (состоявшей из шести центурий) были в иерархическом порядке: 2 centuriones pilarii (pilus prior и pilus posterior), 2 centuriones principles (prior и posterior) и 2 centuriones hastate (prior и posterior). Этот порядок в чем – то напоминал построение республиканских легионов в линии (ordines). Главным среди центурионов был primipilus, т.е. pilus prior первой когорты. Вместе с тем, остается неясным, зависел ли ранг остальных центурионов от нумерации когорт с первой по десятую. Или же centurions pilarii каждой когорты считались выше рангом, чем все centurions principles и hastate. Как centurions primi ordinis, старшие центурионы должны быть отождествлены с pilarii первой когорты или, возможно, со всеми центурионами первой когорты. В вышеупомянутой реформированной когорте, численностью в 1 000 чел., primus pilus posterior был, похоже, заменен на второго primipilus (primus pilus bis). Численность всех центурионов в легионе (60) осталась неизменной.

Вслед за центурионами шли младшие офицеры и исполнявшие обязанности офицеров без присвоения соответствующего ранга. Как первые, так и вторые назывались principales и делились на beneficiarii и immunes. Они выполняли военные обязанности и «клерикальные» функции (official). Это разделение (Domazevski) principales недавно обсуждалось (Dobson, стр. vi) и был сделан вывод о том, что первоначально, эти должностные лица осуществляли только «клерикальные» функции, а начиная с эпохи Траяна, к ним добавили и военный ранг. В период Поздней Империи, положение principales стало, похоже, запутанным, т.к. Вегеций (II, 7) утверждает, что все офицеры легиона были principales, тогда как в Юстиниановых дигестах (L 6, 7, 6) principales входят в состав immunes. В любом случае, в эпоху Траяна, термин «ранг» мог использоваться для обозначения следующего:

— Aquilifer , в чьи обязанности входило нести эмблему легиона. По старшинству он шел сразу же за центурионом;
— Optio или «дублер» центуриона;
— Optio ad spem (мог заменять primi ordines в случае лучшей квалификации);
— Signifier нес эмблему центурии (манипулы);
— Tesserarius был ответственным за пароли;
— Custos armorum – ответственный за арсенал в каждой центурии;
— Imagnifer – нес эмблему подразделения или портрет императора. До сих пор ведутся споры о том, был ли этот офицер равен signifer. В пользу этого говорит важная надпись, относящаяся к Дакийским войнам (в Адамклисси), где imagnifer записан вместе с signiferi и optiones (ILS 9107).

У beneficiarii и immunes были различные функции в более мелких подразделениях. Ранг и ряд были названы gregales или просто milites. Административные должности назывались mentarius (землемер), librarius (бухгалтер), notaries (секретарь), medicus, veterinaries и т.д.

Что касается medici, то, когда речь идет о медицинском корпусе всей римской армии, то ранг principales могли иметь: наиболее квалифицированный medicus ordinaries, который мог иметь специализацию clinicus, chirurgus, veterinarius; capsarii поручалось следить за аптечками первой помощи (capsa буквально означает медико – фармацевтический apotheke); и optio и libraries valetudinarii – офицеры военного госпиталя. Некоторые medici могли получить ранг сентурионов (iatros ekatontarkos: coh I praetorian Lusitanorum equitata; см. Росси, 1969), или immunes; и даже простые milites могли служить в качестве санитаров (milites medici, discentes capsarii, и т.д.).

В административной ветви, cornicularius был чем – то вроде офицера. Военная полиция была, вероятно, представлена statores. Также в легионе были официальные должности переводчиков; нам известно имя переводчика языка даков в legio I Adiutrix (Пассерини, 1950).

Принимая во внимание то, какая важность на рельефах Колонны придается инженерным работам, полезно помнить, что ранг praefectus fabrum, главного инженера, был очень высок, хотя и не вполне определен, и, занимавшие эту должность, могли, зачастую, получить назначение на флот или гражданскую службу.

Очень важными, в основном для передачи рангов, были духовые инструменты, так часто изображенные на Колонне: на bucina и cornu (изогнутые горны), и tuba (прямая труба) играли музыканты (aeneatores), именовавшиеся по названиям инструментов, на которых они играли, bucinatores, cornicines, tubicines. В состав легионного оркестра входило 37 tubicines, 35-36 cornicines и 12 bucinatores. Они были распределены следующим образом: первый tubicen (в ранге optio) был прикомандирован к командующему легионом, а второй – к трибуну (semestris); 5 tubicines и 5 cornicines были приписаны к пяти центуриям первой когорты, тогда как остальные 30 tubicines и 30 cornicines – по одному к каждой манипуле; 3 tubicines и 3 cornicines относились к кавалерии легиона. По одному bucinator имели каждая когорта и кавалерия. Все музыканты (за исключением вышеупомянутого первого tubicen) имели ранг immunes. Tuba подавала солдатам сигналы к маршу, отдыху, началу несения караула, и т.д., тогда как cornu и bucina передавали приказы штандартам и давали наиболее важные сигналы на поле боя. Во время присутствия императора или при исполнении смертных приговоров военного суда, игралась classicum – традиционная мелодия со времен Республики.

Наконец, легионная кавалерия – небольшое подразделение из 120 equites, делившееся на turmae (примерно по 40 всадников в каждой) – была под командованием decuriones. Командир кавалерии был в ранге трибуна, иногда semestris.

Преторианские и городские когорты

Преторианская когорта имперской стражи насчитывала 500 человек и делилась на 3 манипулы и 6 центурий. В каждой когорте был отряд equites pretoriani численностью 90 человек, поделенный на 3 turmae. В преторианских когортах были также специальные пешие и конные войска, называвшиеся speculatorеs, численность которых, однако точно неизвестна. Общее командование преторианцами находилось в руках praefectus praetorius квесторского ранга. Каждой когортой в отдельности командовал трибун (tribunus cohortis). В этом ему помогали 6 военных трибунов (один – сенаторского ранга (laticlavius) и пять – квесторского). Таким образом, система организации преторианцев была почти идентична легионной. В пользу этого говорит и то, что в преторианских когортах также были должности центурионов, хотя и без различий на pilus, hastatus и principes; вместо этого, старший преторианский центурион назывался centurio trecenarius. Ниже на иерархической лестнице находились principales, optiones, signiferi (не существовало звания aquilifer) и такие же, как и в легионе, младшие офицеры и исполняющие офицерские обязанности без присвоения соответствующего ранга. При всем при этом, нельзя не сказать, что ранг преторианцев – как солдат, так и офицеров – был выше, чем у легионеров. Другими словами, служба в преторианских когортах была более престижной, чем в легионах.

Городские когорты создавались, первоначально, для службы в качестве стражи в Риме (in custodiam urbis), а впоследствии были также в Остии, Поццуоли и Лугдунуме (совр. Лион). Их численность равнялась 1 500 человек и организованы они были по примеру преторианских когорт.

Вспомогательные войска

Вспомогательные войска делились на alae (отряды кавалерии) и cohorts (отряды пехоты) численностью в 500 или 1 000 человек (alae и cohors quingenaria milliaria соответственно). В состав alae вхолидо и немного пехотинцев (ala peditata), а в состав пехотных когорт – немного кавалерии (cohors equitata). Из кавалеристов auxilia набирали alae singularium для службы в императорской гвардии, выполнявшей те же задачи, что и преторианцы.

Нужно, однако, обратить внимание на то, что в армии Траяна, воевавшей в Дакии, термин pedites singulares (Britannica) применялся (CIL XVI, 57) – хотя это и спорный вопрос — к нерегулярным войскам типа numeri, о которых упоминалось выше.

Наполовину варварские подразделения auxilia такого типа назывались тогда symmachiarii, а не singulares; известно, что подобное войсковое соединение, набранное в Астурии, воевало в Дакии под командованием префекта (см. стр. 54).

Ala quingenaria кавалерии auxilia делилась на 16 turmae по 30 человек каждая; ala milliaria – на 24 turmae. Командир ala имел титул префекта (praefectus alae), а командирами turmae были decuriones (c duplicarii и sexquiplicarii),старшим из которых был decurio princeps; далее шли, среди principales, optio и vexillarius alae, signifier и vexillarius turmae, imaginifer, custos armorum, curator, cornicularius и т.д.

Cohors quingenaria ауксиллариев делилась на 6 центурий, cohors milliaria – на 10, каждая по 80 – 100 человек, которые, в свою очередь, делились на contubernia из 8 – 10 человек.

Командир cohors quingenaria находился в ранге префекта, тогда как milliaria командовалась трибуном; этот титул давался командирам cohorts voluntariorum c.R., ingenuorum c.R., Italica c.R., Campestris и, весьма вероятно, prima Campanorum voluntaria.

Центуриями командовали центурионы, старшим из которых был centurio princeps (не существовало primi ordines); младшие центурионы имели те же звания, что упоминались выше.

Cohors equitata quingenaria состояла из 600 пехотинцев (6 центурий) и 120 всадников (4 turmae); milliaria – из 760 пехотинцев (10 центурий) и 240 всадников (8 turmae). Эти кавалеристы (equites cohortales) находились рангом ниже, чем всадники alae (equites alares).

В auxilia, как и в легионах, были трубачи и горнисты (tubicines, cornicines, bucinatores); медицинская служба обеспечивалась medici ordinarii и medici (докаторами).

Во времена Траяна, все офицеры во вспомогательных войсках были обязаны иметь римское гражданство. Как и легионерская служба по сравнению с преторианской, служба в auxilia была менее престижна чем служба в легионе.

На протяжении своей военной карьеры, римские офицеры часто проходили через различные ранги и officia, от легиона до преторианских и городских когорт, во вспомогательных войсках и наоборот. Таким же образом, солдаты auxilia могли быть переведены в легионы; перевод легионера во вспомогательные войска был довольно редким явлением и, возможно, представлял собой своеобразное наказание.

Вексиллаты

Для проведения операций в удаленных от баз легионов, преторианских когорт и вспомогательных войск районах, формировались специальные подразделения, называвшиеся vexillatio. Ими командовали офицеры, чей ранг зависел от состава каждого конкретного подразделения. Во времена Траяна, использование vexillationes было достаточно дорогим, однако оно приобрело весьма широкий размах и в более поздний период.

Расквартирование войск

Легионы расквартировывались в больших постоянных лагерях, размещавшихся в различных провинциях. На месте некоторых из таких лагерей, впоследствии разрастались целые города, существующие и поныне (Леон, Аоста, Карлеон и т.д.). Постоянные лагеря, в основном, возводились по подобию временных полевых лагерей, которые легионеры строили на возвышенном месте для своей защиты на марше или во время ведения боевых действий. Они имели четырехугольную форму и окружались рвом и валом (vallum). Ворота лагеря (по одной с каждой стороны) были защищены изогнутыми участками стены, выдававшимися во внутрь (claviculae); от ворот шли пересекавшиеся под прямым углом и делившие лагерь на четыре главные части улицы (decumanus и cardo). Эти части, в свою очередь делились на более мелкие части второстепенными улицами, которые также пересекались друг с другом под прямым углом. В центре лагеря ставилась большая палатка командующего (praetorium). Рядом с ней располагались палатки трибунов (tentoria). Легионеры размещались в более мелких палатках, по одной на contubernium. Штандарты легионы хранились в отдельной палатке, примыкавшей к praetorium.

Преторианцы расквартировывались в Риме, в Castra Praetoria на Виминальском Холме. Auxilia обычно распределялись вдоль границ империи. Они размещались в castella – уменьшенных копиях лагерей легионеров. В отличие от пехотных, кавалерийские лагеря и лагеря cohortes equitata имели несколько другое устройство. Остатки многих castellan приграничных войск (limitanei) хорошо сохранились, как например лагеря Адрианова и Антонинова валов в Британии. Вдоль границ империи, на равном расстоянии друг от друга, располагались также контрольные и сигнальные башни, в которых несли службу небольшие отряды auxilia (или numeri). Singulares imperatoris как и преторианцы, квартировались в Риме на Целийском Холме (Castra Peregrinorum).

Изображения постоянных или временных лагерей на Колонне не отличаются особым разнообразием (см. Ричмонд). Их стены кажутся построенными из одинаковых, квадратных каменных блоков. Но, в действительности, они сооружались преимущественно из необтесанных неровных камней, найденных непосредственно на месте строительства или из небольших блоков дерна. Что касается жилых палаток внутри лагерей (praetorian, tentoria, papiliones), то они часто изображены с сохранением реальных пропорций.

Технические работы

Необходимо выделить, что проведение как оборонительных, так и наступательных работ (боевые машины и т.д.), строительство дорог, мостов, каменных или деревянных зданий, земляные работы и т.д., более или менее связанные с военным аппаратом, были обязанностью легионеров (и преторианцев) и иногда (возможно в меньшей степени) auxilia. Все подобные работы находились под управлением легионных «военных инженеров» (praefecti fabrum, architecti, и т.д.).

Как четко прослеживается из рельефов Колонны, уровень технического развития римской армии играл в победе над врагом не менее важное значение, чем умение владеть оружием и высокий боевой дух. Важнейшими качествами miles считались не только храбрость, сила и дисциплина, но также интеллект, умение выполнять любую работу и способность к организации. Для приобретения и совершенствования этих качеств, солдаты проходили длительную и очень жесткую подготовку. Их обучали владению не только оружием, но и инструментами, умению не только совершать различные маневры в составе своих подразделений, но и выполнять строительные работы; слово exercitus, которое обозначало римские вооруженные силы, можно перевести на современный язык как «выполнять». Все вышеперечисленное, возможно, являлось главной причиной превосходства exercitus Romanorum над остальными армиями античности.

Боевые построения

Во времена Республики, боевая формация римской армии была основана на построении легиона в три линии (ordines), с кавалерией, прикрывавшей крылья (alae), но, с течением столетий, эта схема претерпела значительные изменения. Юлий Цезарь обычно использовал три линии — triplex acies — (четыре когорты в первой и по три во второй и третьей), хотя иногда он прибегал к двухлинейной схеме – duplex acies. Детальной информации о боевых построениях в эпоху ранней Империи крайне мало и во времена Траяна правила использования и выстраивания в боевой порядок легионов (и cohortes praetoriae) в сражении не всегда следовали жесткой схеме. Однако, концепция «рядов» или ordo все – таки сохранялась. Этому способствовала сама концепция легиона как боевой единицы, идеально приспособленной для сражений на открытой местности с небольшим количеством естественных препятствий, когда солдаты были не просто собраны в беспорядке на каком — либо участке местности, но выстроены в четкие линии, что давало возможность эффективно управлять большим количеством людей.

О подобной тактике ведения боя говорят изображения на Колонне Траяна, на которых легионеры часто изображены выстроенными в ряд перед началом сражения, при этом, подобные изображения солдат auxilia встречаются значительно реже.

В этом кроется главная причина «изобретения» и дальнейшего развития вспомогательных войск как отдельной составляющей римской армии, а именно, два главных и непреодолимых недостатка легионов: негибкая структура, построения в бою и характер экипировки легионеров. Тяжелая пехота легионов плохо подходила для сражений на пересеченной местности; и на ранних этапах своего существования, легиону не хватало специализированных войск, таких как лучники, пращники и т.д. Кроме того, нельзя не принимать в расчет уменьшение численности легионной кавалерии. Результатом этого стало то, что во времена Империи почти вся кавалерия входила в состав auxilia.

Вспомогательные войска, похоже, никогда не были стеснены жесткими рамками боевых построений, за исключением случаев, когда это было продиктовано необходимостью. Их деление на подразделения численностью в 500 – 1 000 человек позволяло, в случае необходимости, использовать auxilia как отдельными отрядами, так и в «массовом порядке». То же можно, по всей видимости, сказать и о легионерских и преторианских vexillationes, использование которых во времена Империи становилось все более и более распространенным.

Последними в этом списке идут symmachiarii ( и некоторые Траянские pedites singulares?) которым позволялось следовать своим обычаям, использовать свое традиционное оружие (например, деревянные дубинки) и приемы ведения боя (к примеру, боевой клич). На сценах с Колонны, symmachiarii можно нередко увидеть бросающимися в самое пекло боя вместе с auxilia.

Кто – то может сделать вывод, что даже эти варвары проходили определенную военную подготовку: на Колонне есть одна сцена, на которой можно увидеть фалангу auxilia, среди которой идет в атаку и полуобнаженный symmachiarii.

Среди многочисленных тактических ухищрений легионеров и auxilia упомянутых историками (такими как Вегеций и Арриан), можно в качестве примера упомянуть построение testudo, которое изображено на Колонне. Оно предназначалось для подхода к стене вражеского укрепления. Солдаты вставали в тесные ряды и смыкали свои щиты вместе спереди, по бокам и над головами (образуя, таким образом, своего рода крышу – imbrices).

Награды, дары и наказания

Dona militaria представляли собой денежные суммы, разделенные, имперским декретом, в уменьшающихся пропорциях между преторианцами, легионерами и, иногда, ауксиллариями из cohortes и alae civium Romanorum.

Эти дары получали, обычно, только те солдаты, у которых было римское гражданство. Поэтому, Чисман (стр. 34-35) утверждал, что ауксиллариям не выплачивались подобные денежные «премии», если только им не даровалось гражданство (часто до истечения срока службы).

Военные награды за храбрость (praemia или dona militia), даровавшиеся императором были следующими: insignia triumfalia (триумфальные штандарты), corona aurea (золотая корона), hasta pura (серебряное копье), vexillum (маленький штандарт), corona civica (лавровая корона, дававшаяся за спасение жизни гражданину Рима во время битвы), corona muralis (за штурм стены), corona vallaris (за штурм рва или укрепления), navalis (в морских или десантных операциях), obsidionalis (за действия во время осады), torques (венок или ожерелье), armillae (браслеты), phalerae (медальоны, часто с портретом императора, носимые спереди на доспехах). Триумфальные штандарты даровались только высоким чинам (губернаторам провинций, командовавшим несколькими легионами). Vexillim жаловался легатам и трибунам, hasta pura и corona aurea – центурионам primi ordines, corona muralis, vallaris и navalis – остальным центурионам; torques, armillae и phalerae даровались офицерам более низкого чем центурионы ранга. Нужно отметить, что coronae, torques и armillate украшали штандарты подразделений; также важно помнить, что титулы torquata и armillata (редко) давались как cognomina частям вспомогательных войск за выдающиеся заслуги на полях сражений. Это были единственные титулы, произошедшие от praemia militiae. Наконец, как уже отмечалось, за храбрость, римское гражданство могло даваться как целым подразделениям, так и отдельным солдатам auxilia, до истечения их срока службы (ante emeriti stipendia).

Наказания делились на два типа: наказания для отдельного солдата и наказания для целого подразделения. Первое зависело от серьезности преступления и варьировалось от порки палкой центуриона (vitis) до изгнания из армии (mission ignominiosa) и даже до смертной казни в случае дезертирства или вопиющей трусости (оставление штандарта). Обычным наказанием целого подразделения (за дезертирство или трусость) было decimatio, то есть казнь каждого десятого солдата. При этом этих несчастных должны были казнить их же сослуживцы (cf.Росси, 1967 (а)). Вероятно, целые легионы могли быть расформированы путем mission ignominiosa, то есть без praemia emeritorum. Нечто подобное, по всей видимости, произошло с legio XXI Rapax, который прекратил свое существование в период Дакийских войн (Паркер, стр. 114).

Военные штандарты

Римские военные штандарты имели большую важность не только в качестве физической и психологической эмблемы подразделения, но и как средство передачи приказов. Как уже говорилось выше, звуковые сигналы передавались как отдельным солдатам (с помощью tube), так и штандартоносцам (при помощи горна и bucina). Последние, в свою очередь, передавали звуковые команды движениями штандартов, сигнализируя о том или ином маневре. В пылу сражения, когда солдаты могли попросту не услышать или не разобрать звуковые сигналы, такой способ их передачи был, вероятно, весьма удобен. С психологической точки зрения, штандарты символизировали такие качества как честь, верность и т.д., и им оказывались специальные почести. Оставление солдатами штандартов и их потеря (особенно потеря легионного орла) считалось высшим бесчестием и жестоко наказывалось (см. выше).

Штандарты делились на три основных вида:

Aquila: эмблема легиона. Она представляла из себя золотого орла с раскрытыми крыльями, помещенного на верху длинного шеста, который мог быть украшен как signa. Орел, в свою очередь, обычно сидел на небольшой подставке или на молнии (двойной скрученной жерди).

Signa: представляли собой шесты с различными элементами – круглый paterae, размещавшийся вертикально; coronae (и torques), размещавшиеся как вертикально, так и горизонтально; лунные кресты; imagines (богов или императоров), располагавшиеся в центре phalera или вертикального венка; скрещенные перекладины (могли украшаться); прямоугольные пластинки. Все эти элементы или только часть из них различными способами размещались на верхней половине древка. На нижней части древка делался выступ, который упрощал его несение и служил опорой. Так как штандарт не только держали в руках, но и втыкали в землю, его древко имело заостренный нижний конец и выступ, который не позволял ему уходить глубоко в землю.

На верхушке signa размещалась эмблема легиона. Во времена Траяна было два типа таких эмблем: открытая ладонь с сомкнутыми пальцами и corona (или torques) (с наконечником копья или небольшим щитом). Вопрос о том, каким подразделениям принадлежала какая эмблема все еще остается открытым. Он будет обсуждаться позже, когда мы начнем внимательное изучение штандартов, изображенных на Колонне. Считалось (Дарри, стр. 203), что только манипулы имели подобные эмблемы, тогда как ни у центурий, ни у когорт их не было (во времена Средней Империи). Однако сейчас, это кажется весьма спорным, так как трудно поверить в то, что Римляне могли придать один и тот же смысл разным символам, которые, в официальном представлении, зачастую имели как раз прямо противоположное значение (изображение легионного орла на обратной стороне монет).

В то время как manus четко указывает на manipulus, корона и копье на верхушке могли быть эмблемой когорты. Например, на могильной плите штандартоносца когорты вспомогательных войск (V Asturum), находящейся в Боннском Музее, можно четко разглядеть венок и наконечник копья. Штандарты кавалерии auxilia, похоже, не слишком отличались от пехотных. Они представляли собой простое древко, без каких – либо украшений, на верхушке которого была закреплена torques (?), обрамлявшая наконечник копья или imago (ala Afrorum, ala Petriana).

Vexilla: прямоугольные флаги (из матери), свисающие с поперечины на верхушке древка, которое могло быть простым или украшенным наподобие signa. Общепризнанно, что vexilla использовались только в кавалерии, но в то же время, нет сомнений, что они были и среди штандартов когорт auxilia и, возможно, центурий легионов (Вегеций). В качестве примера можно привести vexillarius cohors Gaetulorum (в музее г. Жимьец). С другой стороны, мы уже убедились, что даже у кавалерии были свои signa.

Кроме того, vexillum являлся также эмблемой специальных подразделений преторианцев, легионеров или вспомогательных войск. Поэтому, не удивительно, что он изображается развивающимся позади signum.

В эпоху Траяна, легионеры и auxilia использовали и меньшие по размеру эмблемы. Они в основном представляли собой imagines императоров или божеств или животных – покровителей подразделения. Ответственными за такие штандарты были imaginifer.

Доспехи, оружие и обмундирование

Доспехи легионеров и преторианцев Траяна состояли из:

— Нагрудного доспеха (lorica) с металлическими изогнутыми пластинами (segmentata) или чешуйками (squamata), прикрепленными к кожаному доспеху, для защиты грудной клетки (см. 31).
— Металлического шлема (galea) в форме полушария с усилением спереди и сзади и иногда со скрещенными «ребрами», сверху которых располагалось кольцо (или углубление) за которое цеплялся гребень из перьев (во время парада) (см. 30).
— Щеки были защищены с помощью нащечников (paragnathides), крепившихся по боком шлема.
— Короткая кожаная или матерчатая юбка (см.2), иногда усиленная вертикальными металлическими полосками (pterygia) в один или два ряда (в зависимости от ранга ее обладателя) для защиты живота.
— Прямоугольный выпуклый щит (scutum) (см. 31) в форме черепицы из дерева и кожи с металлическим усилением, а также орнаментом и различными эмблемами и наградами на внешней стороне. Щит обычно держали левой рукой.

Обмундирование также иногда состояло из узких и коротких (до колен) штанов (bracae), сандалиев (знаменитых caligae) для солдат и башмаков (calcei) для офицеров. Пояс с различными орнаментами и большой пряжкой был еще одной отличительной чертой римского солдата (cingulum militia); пояс служил для подвешивания меча и иногда мог заменяться на плечевую лямку (balteus), выполнявшую ту же функцию. Следует отметить, что у центуриона, как показатель его ранга, имелась также командирская розга (vitis).

Личное оружие состояло из:

— Короткого, около двух футов длиной, обоюдоострого широкого меча (gladius) (см. 27), который использовался в основном как колющее оружие и был создан по подобию иберийского кинжала. У gladius была рифленая ручка для более надежного хвата со сферической или четырехугольной головкой; ножны, с металлическим усилением сверху и снизу, были зачастую с гравировкой. Меч носили на правом боку на поясе или плечевой лямке (см. 28 – 29).
— Широкий кинжал (pugio) в кожаных ножнах, носившийся на левом боку на поясе (см. 28).
— Pilum – метательное копье с деревянным древком и длинным наконечником из мягкого железа. Благодаря этой особенности, pilum при попадании в цель гнулся, и его было очень тяжело вытащить и невозможно использовать против бросившего его солдата. Если же метнувший pilum промахнулся, то и в этом случае наконечник такого копья изгибался и оно, следовательно, было не пригодным к использованию. У каждого легионера было по два pilum.

Кроме этого, у каждой центурии было по одной баллисте (ballista) – напоминающей внешним видом большой арбалет (тетива натягивалась расположенными по бокам от нее двумя рычагами, каждый из которых скручивал мощную пружину). Каждая из этих пружин делалась из нескольких слоев веревки, сделанной из сухожилий животных и наматывалась на два боковых барабана составного каркаса (для более детального описания см. Марсдена). Вся эта конструкция располагалась на треноге или на специальной повозке (carroballista) на которой также был небольшой ящик для амуниции и в которую запрягались мулы. Баллисты, использовавшиеся в армии Траяна (Марсден стр. 43, 189) могли стрелять прочными болтами (Баац) на расстояние примерно в 500 ярдов с удивительной точностью и пробивающей силой: расчет баллисты состоял из contubernim. Во время осады строились специальные осадные машины (onagri), способные кидать большими каменными глыбами или свинцовыми шарами. Помимо этого, римские инженеры могли строить и осадные башни на колесах, тараны для разрушения стен: это были действительно произведения осадного искусства как в отношении внешнего вида, так и с технической точки зрения. Легионерские и преторианские кавалеристы, вероятно, имели более легкий нагрудный доспех и шлем, круглый (parma) или овальный щит, а вместо pilum простой дротик или hasta (пику) или, иногда, contus (тежелую пику). У кавалеристов не было седел и стремян. Использовались только простые накидки на спину лошади, поводья, удила и более или менее надежная сбруя.

У солдат вспомогательных войск были, в основном, более легкие доспехи (см. 26): кольчуга (lorica hamata) или просто кожаный доспех. Шлем был либо как у легионеров, либо конической формы с шестью – восемью «ребрами» для большей жесткости (такие шлемы носили восточные лучники). Иногда вместо шлема использовали шапки, а то и вовсе ничего не носили. Щит также был легкий и овальный. Gladius был как и у легионеров основным оружием солдат auxilia, но и вместо него нередко использовались более длинные мечи кельтского типа (spatha) или какое — либо специальное оружие (например, деревянные дубинки).

Войсками со специальным оружием были: лучники (см. 20, 61) с согнутыми вдвое восточными луками (см. 100, 111), пращники, scutati c большими черепицевидной формы щитами (см. 58, 109).

Тяжеловооруженный кавалерист вспомогательных войск носил кожаный доспех, lorica squamata или hamata, овальный щит, шлем, hasta или contus (contus Sarmaticus, тяжелую пику). Интересно отметить, что на Колонне Траяна всадники обычно изображены без lorica, тогда как на метопах Адамклисси они всегда носят доспехи. Было выдвинуто предположение (Эди), что во времена Траяна Рим впервые использовал по-настоящему бронированную кавалерию (по примеру Сармато – Скифов и Парфян), что получило дальнейшее развитие при Адриане и Антонинах (alae cataphractatae).

Легковооруженные всадники, например мавританские под командованием Лузия Кьюта (которых мы увидим позднее на Колонне) не носили ни шлема, ни доспехов, а только небольшой круглый щит (caetra) и короткие дротики; кроме того, они пользовались только одной уздечкой.

Униформа солдат вспомогательных войск состояла из плаща (sagnum) и шарфа (focale) (то же самое носили легионеры и преторианцы). Среди auxilia можно увидеть различные национальные одеяния и прически: длинные развивающиеся на ветру туники и конические головные уборы солдат азиатского происхождения и простые bracae (короткие штаны) у symmachiarii, которые воевали с обнаженным торсом, короткие chlamydes и кудрявые прически мавританских всадников.
Пращники не носили ни щитов ни мечей ни каких – либо доспехов, а только просторные туники. Кроме этого, на рельефах Колонны можно увидеть группу солдат auxilia с капюшонами из медвежьей шкуры как у signiferi (см. 31), музыкантов и еще одну группу солдат, сражающихся без шлемов (см. 104).

В действительности, signiferi,imaginiferi и aeneatores (tubicines, bucinatores и cornicines) не носили шлемов. Вместо этого у них были головные уборы из медвежьих шкур (львиных для преторианских signiferi): черепа животных (без нижней челюсти) использовались в качестве своеобразных капюшонов а шкура свисала на спину и крепилась на шее с помощью связывания передних лап. Помимо этого, доспехом им служила кольчуга (см. Трофей в Адамклисси) или кожаный либо матерчатый доспех; щиты были небольшими и круглой формы (parmae).

Во время марша или на отдыхе легионеры, преторианцы и солдаты auxilia носили короткую тунику без рукавов либо оставлявшую одно плечо открытым, а иногда – короткий плащ или накидку (paenula) (см. 69, 76).

Скарб римского солдата (см. 31) включал различные инструменты (пилу, кожаные ремешки, косу, цепь, корзину и нечто вроде киркомотыги называвшейся dolabra), посуду, запас провизии (пшеницу), сосуд для хранения воды или posca (смесь молодого вина или воды и уксуса), а также одежду и, возможно, кожаное полотнище для палатки). Безусловно, такое количество вещей было тяжело носить с собой (Иосиф; III,5,5).

Однако, войска постоянно сопровождали вьючные животные (мулы и быки), а также двухколесные повозки для объемных грузов, тяжелого вооружения и припасов (impedimenta). Подобные повозки, нагруженные различными плотно упакованными и крепко связанными вещами, можно увидеть и на Колонне.

Имперский флот

Численность и организация

Римский флот, как морской, так и речной, делился во времена Траяна на classes, каждый под командованием praefectus classis квесторского ранга. Боевые корабли приводились в движение при помощи больших парусов и весел и классифицировались в зависимости от количества рядов весел или гребцов – от шести (hexeres или адмиральский корабль) до трех (trieres). Носовая часть корабля была похожа на клюв (rostrum), над которым находилась надстройка (proembolium) с вырезанным изображением животного или каким – либо символом. По бокам обычно изображались два глаза и название корабля. На корме, которая также украшалась орнаментом, находились два параллельных руля, штандарты и фонари. В период Средней Империи, боевые корабли обычно назывались liburnae. Это название давалось более легким и быстрым судам, которые получили в то время широкое распространение. Следует отметить, что часто встречающиеся на Колонне Траяна корабли с двумя рядами весел, скорее всего, являются liburnae (Старр, стр. 54). Помимо военных судов, в римском флоте использовались также и грузовые корабли и баржи.

Флотилии назывались по месту их базирования. На Средиземном море главными военно-морскими базами являлись Мизенум и Равенна. Соответственно, главными флотилиями Средиземноморья были classis Misenensis и classis Ravennas (другие флоты – Alexandrina, Syriaca и т.д.).

Провинциальные флотилии использовались как на море, так и на речных артериях и назывались, например, classis Britannica, Germanica, Pannonica, Moesica и т.д. К названиям флотов обычно добавляли различные cognomina (Augusta, Flavia, praetorian, pia fidelis). Сами корабли могли носить названия рек (Rhenus, Danuvius, Padus), богов (Minerva, Mercurius), добродетелей (Concordia, Pax) или известных морских сражений греков (Salamina). Даже у плавучих госпиталей были соответствующие названия (Aesculapius) (см. Росси, 1969).

Изучая Колонну Траяна, можно сделать вывод, что как и у сухопутных войск, на флоте также существовали офицерские звания такие как praefecti fabrum, architecti и fabri navales (или classici), которые были военно-морскими инженерами и занимались не только постройкой и ремонтом кораблей, но также и строительством верфей, устройством гаваней и наведением мостов.

Сомнительно, что существовало деление всего флота на отдельные группы (Старр) под командованием navarchi, а вот то, что отдельные корабли командовались trierarchi является почти неоспоримым фактом. Эти чины соответствовали, приблизительно, centurions primorum ordinum и «обычным» центурионам сухопутных войск. Состав экипажа каждого боевого корабля напоминал состав центурии (principales, beneficiarii, immunes). Отсюда, мы находим, что в каждой centuria classica были свой signifier (несший signum корабля или флотилии), optio, tesserarius, armorum custos, librarius, secutor. А также свои medicus (в основном deplicarius), fabri и aeneatores (bucinatores, cornicines). Членами команды, которые были «настоящими» моряками являлись: gubernator (кормчий), стоявший у руля (ему помогал proreta, стоявший на носу и предупреждавший о возможных препятствиях); pausarius, задававший ритм гребцам и контролировавшему их proreus; velarii, следившие за парусами.

Моряки и солдаты имперского флота (classiarii) набирались на добровольной основе и, как и auxilia, являлись, в основном, peregrini, жившими в прибрежных провинциях и не имевших римского гражданства. Офицерами же могли стать только граждане Рима.

Срок службы составлял двадцать шесть лет. Жалование рядовых составляло порядка ста денариев в год. По окончании службы (honesta missio) или после отставки по болезни (mission causaria), моряки получали дипломы, даровавшие им гражданство и право conubium (как и солдаты вспомогательных войск).

Известно много примеров, когда отдельные classiarii или целые экипажи переводились из флота в сухопутные войска. Из моряков даже создавались легионы (I и II Adiutrix). Это вызывало (при Веспасиане) юридические споры относительно статуса легионеров и их службы. Также известны alae и cohortes classicae среди auxilia.

Наконец, необходимо сказать, что Римский флот сражался не только на море, но также участвовал в десантных операциях (предоставляя десантные суда и инженеров для exercitus, или бросая в бой своих собственных солдат).

Доспехи, оружие и прочее снаряжение

Доспехи и оружие centuriae classicae, вероятно, было таким же, как и у легионеров. Как мы увидим позднее, на Колонне есть солдаты, экипированные как легионеры, но, очевидно, являющиеся classiarii. Униформа моряков, скорее всего, состояла из короткой широкой куртки без рукавов часто покрывавшей только одно плечо.

Инструменты были важной частью экипировки моряков. Classiarii являлись искусными плотниками, способными сооружать на воде любые деревянные конструкции, при этом особенно ценилось умение владеть топором. Даже на суше, наиболее сложные плотницкие работы доверяли fabri navales – мастерам владения этим инструментом – работавшим под руководством своих praefecti самостоятельно либо с легионными fabri (см. 81 – 82, 88). Свидетельства этому есть на Колонне (см. 131).

Источник:

Rossi L. Trajan’s Column and the Dacian Wars. «Thames & Hudson». London, 1971.
Перевод: Жихарев Е.
Редакция перевода: Alexius.
Специально для проекта «Римская Слава».

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»