Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Оборонительная система Римской империи при Диоклетиане: Европейские границы (Van Bercham D.)

Европейские границы в период Тетрархии

Если мы окинем взглядом карту Империи накануне прихода Диоклетиана к власти, то заметим, что на некоторых важных участках европейские границы были весьма значительно отодвинуты назад по сравнению с положением, существовавшим в предыдущую эпоху. Таков был результат войн, не прекращавшихся в течение столетия, в ходе которых оборонительная система, сложившаяся при Ранней Империи, рухнула под натиском германских племен. Титанические усилия солдатских императоров, возглавлявших Империю до Диоклетиана, позволили стабилизировать положение, казавшееся уже безнадежным, и установить относительное спокойствие за пределами восстановленного лимеса. Но римская власть должна была смириться с определенными потерями. Посмотрим, как в общих чертах проходили тогда соответствующие границы.

В Британии вал Антонина был оставлен уже в конце II в. Основные римские силы отступили за вал Адриана, хотя и более длинный, однако имевший более сильные укрепления. На континенте рубежи Империи шли отныне по берегам двух великих рек — Рейна и Дуная. Территории, находящиеся по другую сторону рек — Декуманские Поля и Дакия, — были покинуты. При Тетрархии изменений в сложившийся порядок вещей внесено не было. В данное время ограничивались лишь тем, что поддерживали или возводили на противоположном берегу обеих рек (in barbarico [«в варварской земле»]) (CIL, XIII, 8274; ср.: ND. Ос, XXXII, 41; XXXIII, 48) предмостные укрепления, подобные майнскому, изображенному на знаменитом медальоне1, или укреплению на Дунае, к которому мы еще вернемся2. Относительно Нижней Германии между историками нет единого мнения. Начиная с конца III в. римская цивилизация не оставляет более следов на территории Нидерландов. Предполагается, что в это время она отступила на рубеж, более или менее соответствующий современной границе между языковыми зонами в Бельгии. Присутствие на данной линии названий мест, образованных от слов castrum, castellum или burgus, позволило бельгийским ученым предположить, что оборонительная система проходила между Мозой и Эско, параллельно дороге Кёльн-Тонгр-Бавэ, которую она некогда прикрывала3. Когда салические франки и другие варвары поселились в качестве федератов на Острове батавов, император Максимиан возложил на них заботу защищать от остальных германцев переправы через Рейн и подступы к новым позициям регулярной армии4. Тем не менее археологические раскопки вплоть до сего дня не дали ни одного доказательства в поддержку этой теории5, а тексты говорят в пользу долговременного, в течение большей части IV в.6, присутствия римлян на левом берегу Рейна вплоть до его устья.

К счастью, Итинерарий Антонина дает нам перечень военных частей, располагавшихся вдоль левого берега Рейна между Кёльном и Нимегой. В коротком отрывке, который мы приводим ниже, вслед за упоминанием места всегда идет наименование военной части (IAA, 254, 4 — 256, 3):

Colonia Agrippina leugas7 (…)
Durnomago leugas VII ala
Burungo leugas V ala
Nevensio leugas V ala
Gelduba leugas VIIII ala
Calone leugas VIIII ala
Veteris leugas XXI castra leg. XXX Ulpia (лагерь Тридцатого Ульпиева легиона)
Burginacio leugas VI ala
Harenatio leugas X ala

Сведения военного характера редки в Итинерарии Антонина. Впрочем, мы придерживаемся того мнения, что он был составлен в административных целях в первые годы правления Диоклетиана8. Легионы, перечисленные в нем, — это легионы Диоклетиана. По ходу нашего исследования мы еще вернемся к данному документу, чтобы определить месторасположение пограничных гарнизонов во времена Тетрархии. Сейчас же еще раз подчеркнем, что, с нашей точки зрения, приведенный пассаж представляет фрагмент возможного размещения войск в начале периода правления Диоклетиана. При этом мы констатируем тот факт, что в интервалах между лагерями легионов пункты, расположенные вдоль дороги, заняты исключительно кавалерийскими отрядами, тогда еще называвшимися алами.

Данные, содержащиеся в Notitia относительно Рейна и Дуная

Если мы обратимся к главам Notitia, посвященным прибрежным дукатам этих двух великих европейских рек, то увидим порядок, во многом отличающийся от того положения вещей, которое было обнаружено нами на Востоке и в Северной Африке и по поводу которого мы полагали, что можем отнести его к периоду Тетрархии. Перечень рейнских гарнизонов в данном тексте является наиболее искаженным как из-за встречающихся здесь лакун, явившихся результатом порчи текста, так и из-за переработок, сделанных во время потрясений IV в. Для Второй Германии Notitia отмечает присутствие только гражданской администрации (ND. Ос, XLI). Глава, посвященная дукату Первая Германия, исчезла вместе с листком, на котором была написана. Зато мы находим тут дукса Могонтиака (Dux Mogontiacensis), командные полномочия которого были приблизительно теми же, что и у дукса Первой Германии. Однако дукс Могонтиака, как и комит Аргентората (Comes Argentoratensis), появился только в последней трети IV в.9 Столь поздняя датировка подтверждается названием milites, которое одинаково носят все отряды, подчиненные дуксу. Эти подразделения общего типа заменили военные части прежней армии, после того как боевые задачи, ставшие неизменными и выполнявшимися на одном месте, способствовали тому, что было окончательно стерто исконное различие между легионами, алами, когортами и другими формированиями.

Данные Notitia, касающиеся дунайских гарнизонов, являются гораздо более полными, чем содержащаяся здесь информация по поводу гарнизонов Рейна. От Реции до Скифии лакун нет: отмечено пять прибрежных провинций для Западной части (Pars Occidentis) и четыре для Восточной (Pars Orientis), которым, по всей вероятности, при Тетрархии соответствовало такое же количество командных должностей, занимаемых дуксами. Хотя Notitia и объединяет силы Норика и Первой Паннонии под властью дукса Первой Паннонии и Прибрежного Норика (Dux Pannoniae primae et Norici ripensis) (ND. Oc, XXXIV, 13), тем не менее ничто не указывает на то, что дукс в надписи 311 г., обнаруженной в Бавьере, не был дуксом Норика (Dux Norici) (CIL, III, 5565)10. Согласно этой надписи, дуксу Второй Паннонии (Dux Pannoniae secundae) были подчинены части, стоявшие во внутренней провинции Савии (Savia) (ND. Oc, XXXII, 21; 55 sqq.), но эти части, являвшиеся когортами, равно как и бывшие вспомогательные подразделения на Востоке, оставались под контролем наместника вплоть до окончательного разделения гражданской и военной властей11. В обоих этих случаях мы можем утверждать, что Notitia отразила изменения, произошедшие уже после правления Диоклетиана. К тому же если мы обратим внимание на то, какие военные части она называет, то обнаружим сипег equitum и аихШа, не встречавшиеся нам ранее. Во второй части нашего исследования будет показано, что подобные подразделения появились при Константине12.

Оставим на время прибрежные дукаты и обратимся к исследованию двух районов этой необъятной границы, удаленных от рек, а именно к Реции и Британии. Из всех дукатов Европы только они обладали большим числом ал и когорт. Самое время вспомнить, что на Востоке, как и в Северной Африке, присутствие бывших вспомогательных подразделений, низведенных до положения лимитанов, указывало нам на военную организацию современную Тетрархии, если не предшествующую ей.

Дукат Реция. Реция находилась на стыке двух фронтов, между верхним течением Рейна и Дуная. Диоклетиан придавал ей столь важное значение, что принимал личное участие в кампании 288-289 гг., целью которой было защитить от давления аламаннов провинцию, при вторжении на территорию которой они были способны разрушить всю систему обороны обеих рек13. Таким образом, мы можем полагать, что обустройство границы проводилось согласно его указаниям. Отныне лимес проходил по линии, образуемой озером Констанция, Аржаном, Иллером и Дунаем. Его обеспечение шло по дороге Гунтия (Гюнцбург)-Камбодун (Кемптен)-Бригантия (Брегенц) (IAA, 250, 6 sqq.). На границе были возведены укрепления, отдельные следы которых сейчас обнаружены14. Форты Тазгетий (Tasgaetium) (CIL, XIII, 5256)15 и Витудур (Vitudurum) (CIL, XIII, 5249)16 в Швейцарии, возведенные в 294 г. наместником провинции, принадлежат к той же оборонительной системе, усиливая ее левое крыло.

В IV в. Реция была разделена на две провинции17. Notitia называет сооветственно Первую и Вторую Реции (Raetia Prima и Raetia Secunda), однако в тексте говориться только об одном дуксе, располагавшем одним легионом, тремя эскадронами equites и двеннадцатью вспомогательными подразделениями (ND. Ос, XXXV), иными словами, такими же частями, что и его коллеги на Востоке. Третий Италийский легион {Legio III Italica) был резделен на множество отрядов, привлеченных к обороне участка границы или к тыловой службе. Подобное дробление, в дальнейшем мы в этом убедимся, было следствием изменений, привнесенных в военную организацию Константином. Лагерь Castra Regina (Регенсбург), долгое время бывший базой Третьего Италийского легиона, обозначен в Notitia, как недавно упраздненный18. Equites находились в трех пунктах, по крайней мере, два из которых являлись важными дорожными узлами19. Что касается бывших вспомогательных подразделений, то одна ала и две когорты уже значились в составе армии Ранней Империи. Они продолжали занимать свои старые стоянки на правом берегу Дуная. Части, находившиеся в III в. на левом берегу Дуная, на границе с Декуманскими Полями, полностью исчезли. Эти части были либо уничтожены аламаннами, либо, набранные из лимитанов, предпочли остаться среди варваров, чтобы сохранить свои земли20. Диоклетиан и Максимиан обеспечили новую границу между Дунаем и озером Констанция созданными заново алами и когортами, каждая из которых стала носить наименования соответственно — Valeria и Herculia. Итак, мы видим, что Тетрархи использовали в Реции тот же метод обороны, который систематически применялся на Востоке и в Тингитане и состоял в том, чтобы размещать алы и когорты вдоль границы там, где не было труднопреодолимых естественных преград. Подобный заградительный кордон прикрывал более важные силы кавалерии и легионной пехоты, сохранявшие таким образом возможности ведения наступательных действий. У нас нет доказательств, что солдаты данных частей вместе с правом собственности на землю, ими занимаемую, получили также и статус лимитанов. Однако аналогия с тем, что было на Востоке и в Северной Африке, все же побуждает нас сделать такой вывод и в отношении Реции, и, как мы скоро это увидим, в отношении Британии.

Дукат Британия

В данном случае Notitia опять перечисляет значительное число ал и когорт, привлеченных большей частью для защиты вала Адриана (ND. Ос, XL, 32 sqq.). Настойчивые усилия английских ученых позволили реконструировать историю вала и идентифицировать форты, названные в XL главе нашего документа21. Восстановленные Септимием Севером, эти форты, начиная с его правления или в течение III в., вновь были заняты гарнизонами, которые в общем являются теми же, что называет нам Notitia22. Констанций, победив в Британии Аллекта, восстановил укрепления вала (vallum), оставленный узурпатором на разграбление пиктам и скоттам23. Он дополнил оборону Британии укреплением берегов; его правлением датируются первые сооружения, возведенные на Саксонском побережье (Litus Saxonicum), которые в дальнейшем должны были перейти в подчинение к комиту24. Однако Констанций не внес существенных изменений в порядок размещения военных сил. Почти все алы и когорты, фигурирующие в Notitia под рубрикой item per linеаm valli [«на линии вала»], являются подразделениями Ранней Империи. Единственная Первая Геркулиева ала (Ala prima Herculia) (ND. Oc, XL, 55)25, местонахождение которой, к сожалению, не определено, была создана во времена коллеги Диоклетиана, имя которого она носит, и свидетельствует о реорганизации, произведенной Констанцием.

Силы, подчиненные, согласно Notitia, дуксу Британии (Dux Britanniarum), включали, кроме того, один легион (Шестой Победоносный) (Legio VI Victrix), находившийся в своем старом лагере в Эбураке (Йорк), и три эскадрона equites, которые стояли на южной стороне вала. Как это видно, пока структура армии, противостоявшей варварам Каледонии, не отличается от той, которая была выявлена нами для периода Тетрархии на Востоке, в Северной Африке и Реции: передовые рубежи границы, соответствовавшие здесь валу Адриана, занимал кордон прежних частей auxilia, прикрепленных, вероятно, на основании их статуса limitanei к местам службы; позади них и под их прикрытием находилось ядро мобильных сил, состоявшее из легионеров и всадников.

Однако затем картина усложняется присутствием на юге вала десяти дополнительных подразделений, обозначенных как numeri (ND. Ос, XL, 22 sqq.). За исключением единственного numerus barcariorum (отряд баркариев) в Бригантин, в провинции Реция (ND. Ос, XXXV, 32), numeri встречаются в Notitia только в главе XL, которую мы и рассматриваем, а также в главе XXVIII, посвященной комиту Саксонского побережья (Comes litoris Saxonici), в которой упоминаются четыре таких отряда. Эта аномалия дала почву для различных объяснений. Известно, что во времена Ранней Империи numerus был подразделением, набиравшимся среди пограничных племен варваров, который в противовес регулярным вспомогательным частям сохранял ярко выраженный национальный характер. К концу Ранней Империи numeri смешались с алами и когортами. Слово numerus потеряло тогда свой особый смысл и стало использоваться лишь как название военных отрядов, в том значении, которое оно имело изначально и которое было обычным для IV в.26 По мнению Моммзена27, главы XXVIII и XL Notitia отражают относительно раннее положение вещей, вследствие чего в них и сохранилось упоминание о numeri, отсутствующее в остальных частях документа. Не будем принимать в расчет numerus Maurorum Aurelianorum (отряд Аврелиановых мавров) (ND. Ос, XL, 47)28, существование которого в период Ранней Империи засвидетельствовано надписью и который к тому же вошел в число подразделений, охранявших вал (vallum), а также numerus barcariorum, занимавший в устье Тайны восточную оконечность укрепления (ND. Ос, XL, 22)29. Все остальные британские numeri либо носят наименования, образованные от названий мест их службы, в соответствии с обычаем, получившим распространение в IV в., либо это эпитеты, которые, впрочем, встречаются в поздних частях Notitia30. Numerus здесь является эквивалентом слова milites, использующегося в том же значении в других главах Notitia; оба термина обозначают поздние образования. Мы будем придерживаться (с некоторыми уточнениями) гипотезы Коллингвуда, обнаружившего в составе XL главы анахронизм31. Вследствие оплошности (еще более наглядный пример которой мы приведем далее32) редактор этой главы напутал, соединив друг с другом два последовательных этапа в истории британских войск Рима. Numeri принадлежат к более позднему периоду, наступившему вслед за оставлением вала после узурпации Максима; нанесение на карту мест их расположения показывает позиции римских сил после отступления. Подразделения же auxilia, охранявшие вал (per lineam valli), относятся к более раннему времени. Однако для исправления ошибки компилятора недостаточно будет отделить их от общего перечня. Шестой Победоносный легион (Legio VI Victrix) и equites, названные в начале главы, несомненно, предшествовали той эпохе, когда слово numerus стало без разбора обозначать все военные подразделения. Чтобы получить представление об армии Констанция, нам нужно будет расположить за валом с его постоянным гарнизоном части, постоянно готовые к ведению боевых действий, т. е. легионеров и отборную кавалерию.

Отметим еще, что в Британии, как и в Реции, восстановление или постройка фортов лимеса была возложена при Тетрархии на презида провинции (praeses provinciae)33. В очередной раз аналогия с исследованной нами военной организацией других провинций позволяет понять детали, которые остались бы необъяснимыми, если бы мы сразу начали наше исследование с обособленного района. В Британии при Констанции, как и в Финикии при Диоклетиане, дуксы имели в своем распоряжении только легионы и equites34, вспомогательные же части оставались под властью наместников провинции вплоть до реформы, время и обстоятельства проведения которой мы определим позднее.

Примечания:

[1] Alfoldi А. // Zeitschrift fur Numismatik. XXVI. 1926. S. 167; ср.: Seston W. Diocletian et la Tetrarchie. I. Paris, 1946. P. 73.
[2] См. ниже, С. 141 слл.
[3] Vannerus J. Le limes et les fortifications gallo-romaines de Belgique, enquete toponymique. Bruxelles, 1943; Faider-Feynmans G. La frontierre du nord de la Gaule sous le Bas-Empire // Melanges Marouzeau. 1948. P. 161.
[4] Seston W. Diocletian et la Tetrarchie. I. P. 73.
[5] Heurgon J. L’hypothese du Limes Belgicus, etat present des questions // Revue du Nord. XXIX. 1947. P. 212.
[6] Nesselhauf H. Die spatromische Verwaltung der gallo-germanischen Lander // Abhandlungen der Preussischen Akademie der Wissenschaften. 1938. S. 18.
[7] Leuga — галльская миля, равная 1500 римским футам или приблизительно 2,25 км (Прим. пер.).
[8] Van Berchem D. L’annone militaire dans l’Empire romain au III siecle // Memoires de la Societe des Antiquaires de Prance. 8 serie. X. 1937. P. 180.
[9] Nesselhauf H. Die spatromische Verwaltung… S.69.
[10] См. ниже, С. 165, прим. 22.
[11] B CIL, III, 10.981 (от 303 г.) следует придерживаться варианта чтения, предложенного Альфёльди (Seston W. Diocletian et la Tetrarchie. I. P. 307. №4): dux p(ro) s(e) s(uisque), а не dux P(annoniae) S(ecundae) S(aviae), как сделал издатель надписи.
[12] См. ниже, С. 143.
[13] Paneg., X, 9, 1: ingressus est nuper illam quae Raetiae est obiecta Germanium, similique virtute Romanum limitem victoria protulit… [«он вошел недавно в ту Германию, которая лежит против Реции, и, одержав победу, с равной доблестью раздвинул римские границы… »]; Seston W. Diocletian et la Tetrarchie. I. P. 30, 73. Ср. посвящение Диоклетиану providentissimo principi rectori orbis ac domino pads aeternae [«предусмотрительнейшему принцепсу, правителю земного круга и государю вечного мира»], сделанное в 290 г. президом Реции: CIL, III, 5810.
[14] Heuberger R. Ratien im Altertum und Friihmittelalter. I. Innsbruck, 1932. S.80; ср.: Reinecke P. // Germania. XIX. 1935. S.32; Ohlenroth L. II Rom.-germ. Kommission. XXIX. 1939. S. 122.
[15] Cp.: Staehelin F. Die Schweiz in rom. Zeit. 3 Aufl. Bale, 1948. S. 274.
[16] Isler H. Neues aus Ober-Winterthur // Ur-Schweitz. XV. 1951. S. 1. Нужно еще назвать две небольших постройки в Иргенхаузене и Шаане, план которых идентичен плану фортов, возведенных при Диоклетиане на Востоке, в Египте и в Северной Африке: Staehelin F. Die Schweiz in rom. Zeit. S. 275 ff.
[17] Staehelin F. Die Schweiz in rom. Zeit. S.271.
[18] ND. Oc, XXXV, 17: Praefectus legionis tertiae Italicae partis superioris, Castra Regina, nunc Vallato [«Префект Третьего Италийского легиона, его старшей части, в Кастра Регина, теперь в Валлате»].
[19] IAA, index: Augusta Vindelicorum и Pons Aeni.
[20] Fabricius Е. Limes // RE. Sp. 611; Staehelin F. Die Schweiz in rom. Zeit. S.259.
[21] Collingwood R. G. Hadrian’s Wall 1921-1930 // JRS. XXI. 1931. P. 60; Richmond I. A., Cowen J. D. The Rudge Cup // Archeol. Aeliana. XII. 1935. P. 3105; Birley E. The Centenary Pilgrimage of Hadrian’s Wall. Kendal, 1949.
[22] Birley E. 1) Roman Garrisons in the North of Britain // JRS. XXII. 1932. Р. 55; 2) The Beaumont Inscription, the Notitia Dignitatum and the Garrison of Hadrian’s Wall // CWT. XXXIX. 1939. P. 190 (здесь были внесены определенные исправления в выводы, сделанные в предыдущем исследовании).
[23] В числе прочих был восстановлен форт Camboglanna (Бирдосвальд): Ann. epigr. 1930. №114.
[24] Haverfield. Saxonicum litus // RE.
[25] Cuneus Sarmatarum (ND. Oc, XL, 54) восходит ко II в. (Cass. Dio, LXXI, 22, 1) и носит в одной из надписей название numerus equitum Sarmatarum: CIL, VII, 218.
[26] Rowell H. Т. Numerus // RE.
[27] Mommsen Th. Das romische Militarwesen seit Diocletian // Hermes. XXIV. 1889. S. 196. Anm.2.
[28] Cp.: Nesselhauf H. // Germania. XXIII. 1939. S.33.
[29] He известно, к какому времени относится n(umerus) barc(ariorum) из надписи CIL, VII, 285. Во сяком случае, его двойник из Реции ведет свое происхождение с периода Тетрархии.
[30] См. ND, index на слова: vigiles, exploratores, defensores, Solenses, Pacenses, superventores. Подобные сопоставления будут сделаны и для numeri, подчиненных комиту Саксонского побережья (Comes litoris Saxonici) (ND. Ос, XXVIII).
[31] Collingwood R. G.-Myres K. Roman Britian and the English Settlements. Oxford, 1936. P. 289. Возражения: Birley E. The Beaumont Inscription… P. 200 ff.
[32] См. ниже, С. 148.
[33] Ann. epigr. 1930. №114 (Бирдосвальд); см. выше, С. 93, прим. 14 и 15.
[34] Таким образом объясняется то, что виньетка, иллюстрирующая в Notitia полномочия дукса Британии (Dux Britanniarum), как и виньетки глав, посвященных дукатам Востока, опускает castella прежних вспомогательных войск, что было замечено Гиллэмом (Gillam J. P. Also, Along the Line of the Wall // CWT. XLIX. 1950. P. 38). Мнение этого ученого, полагающего, что часть Notitia, посвященная гарнизонам Вала Адриана (ND., Ос, XL, per lineam Valli), восходит к III в. и во времена Констанция уже не соответствовала действительности, не следует принимать в расчет. Постоянное присутствие гарнизона на валу с III по IV в., которое кажется ему маловероятным, объясняется вполне естественным образом: переходом солдат на положение лимитанов уже в течение III в.

Источник:

Ван Берхем Д. Римская армия в эпоху Диоклетиана и Константина. «Издательский дом Санкт-Петербургского государственного университета», «Акра». Санкт-Петербург, 2005.
Перевод: А. В. Банников.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»