Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Армия Децебала и его союзников (Рубцов С. М.)

Даки • 11 декабря 2006 г.

Организация и состав

Приступая к рассмотрению противостоявшего Риму в 101-107 гг. варварского войска, надо сразу оговориться, что оно не имело еще четкой структуры и организации, которыми обладала регулярная римская армия. Это было, в целом, еще очень рыхлое военное объединение нескольких этнически разных отдельных племен с ярко выраженными чертами народного ополчения. Его сплачивала общая ненависть к захватчикам, а также личность непримиримого врага рима — Децебала. В остальном цели и намерения союзников во многом расходились. Сарматы, например, неоднократно грабили и опустошали Нижнюю Мезию. Причем от их набегов страдало не только пришлое римское, но и местное фракийское население. Как показали события 60-х гг. I в. н. э., они были не прочь поживиться и территорией даков. Бастарны под сарматским давлением искали новые места для поселения. Племена Малой Скифии стремились вернуть потерянные земли в дельте Дуная. Только воля, решительность и дипломатический талант дакийского царя до поры до времени сплачивали фракийцев и их соседей в единую вооруженную силу, противостоящую империи. Судя по письменным источникам, римляне это прекрасно понимали и упорно, особенно в ходе второй войны, стремились обезглавить угрожавший им военный союз. Поэтому, в какой-то мере, можно говорить об осуществлении Децебалом центрального командования объединенными антиримскими силами. Именно им, видимо, разрабатывалась тактика заманивания римлян вглубь Дакии. На рельефах колонны он показан как организатор обороны своей столицы, как стратег, командующий войсками во время битвы. Тактические удары, нанесенные да-ками и их союзниками в ходе первой и второй дакийской войны по флангам римской армии в Нижней Мезии и Паннонии, попытка активизировать парфян для нападения на римлян с тыла характеризуют Децебала как опытного полководца и дипломата.

Судя по свидетельствам античных авторов, а также по сценам рельефов колонны, дакийский царь старался организовать свою армию на основе римского образца. Она была разделена по родам войск. В объединенной армии даков на рельефах колонны показана главным образом легкая пехота, что объясняется стремлением ваятеля отделить варваров от римлян. Но, как показывают археологические данные, нельзя полностью исключить возможность наличия у них панцирных воинов, особенно из числа знати. Среди легкой пехоты выделяются отряды лучников и пращников. Присутствует на рельефах колонны и изображение дакийской конницы. Практически везде это дружины легковооруженных всадников. Возможно, в качестве тяжелой кавалерии Децебал надеялся использовать эскадроны костобоков и роксоланов, что в целом также было в духе римской армии, где с начала II в. н. э., а предположительно даже и несколько ранее, вводятся подразделения катафрактариев из числа союзников. Славились своей конницей и бастарны.

Изменения коснулись не только структуры, но и внутренней организации дакийской армии, чему, вероятно, способствовали советники, присылаемые римлянами по условиям мирного договора, заключенного Децебалом с Домицианом, а также перебежчики, о которых упоминает Дион Кассий. Последние, очевидно, являлись наиболее опасными для римлян, почему Траян в продиктованных Децебалу условиях мира после первой войны и настаивал на их обязательной выдаче. Так или иначе, но в это время у даков появляются боевые национальные значки, возможно, наподобие римских орлов, но вместо орлов на верхнем конце специального деревянного древка с обручем или копья были закреплены изготовленные из плотного материала крылатые драконы с оскаленной волчьей мордой. Видимо, эти значки определяли какую-то войсковую единицу. Среди трофейного оружия, показанного на пьедестале колонны, изображения подобных «стягов» встречаются довольно часто. В дакийской мифологии драконы олицетворяли демонов зла, бури, мрака, с чем ассоциировались такие понятия, как война, битва, смерть. Интересно, что изображение этого мифологического существа в качестве боевого штандарта использовали и другие народы, например парфяне, а с начала III в. н. э. драконарии появляются и в римской армии. Наряду с чисто племенным, характерным, видимо, только для даков боевым значком в войске Децебапа использовались знамена, изготовленные по римскому образцу, подобно «вексиллум» из четырехугольного куска материи. Очевидно, они показывали принадлежность воинского отряда к числу сформированных из перебежчиков и дезертиров с римской стороны. Римские военспецы познакомили даков с азами полиоркетики. На вооружении в армии Децебала находились баллисты, а для штурма укреплений использовался таран. Изображения дакийской «военной артиллерии» и грозы городских стен — тарана имеются на рельефах колонны Траяна. Судя по всему, таран имел описанную Иосифом Флавием «классическую» конструкцию с использованием на рабочем конце бревна бронзовой головы барана.1

Римляне оказали влияние и на характер дакийской фортификационной техники. На рельефах колонны можно обнаружить недвусмысленное сходство в изображении сторожевых вышек, воздвигнутых легионерами на берегу Дуная, и подобных сооружений, установленных на подступах к столице даков. Цитадель Сармизегетузы, судя по рельефам, была выложена из хорошо отшлифованных и подогнанных друг к друру каменных блоков.

Интересно заметить, что Децебал, кажется, стремился привить своему войску умения и навыки, свойственные римским легионерам. На рельефах колонны воины Траяна часто показаны за работой. Они прокладывают дороги, возводят каменные стены, устанавливают вокруг походного лагеря частокол. Тем же самым не единожды занимаются и дакийские бойцы. В одной из последних сцен изображены варвары, штурмующие римский кастелл. Под строгим взглядом наблюдающего за штурмом Децебала, сомкнув ряды, они пытаются построиться в знаменитую римскую «черепаху», но, правда, им это плохо удается. Стена щитов постоянно разваливается.

Немые и звуковые сигналы, столь необходимые на поле боя, также практиковались в дакийской армии. Первые подавались с помощью уже отмеченных значков — драконов и дымовых столбов с вершин установленных на холмах сторожевых башен. Для вторых использовались длинные изогнутые боевые трубы, украшенные головами монстров. На пьедестале колонны среди варварского трофейного оружия имеются их многочисленные изображения. Боевые трубы даков издавали долгие, протяжные устрашающие звуки, напоминающие завывание волков.

Была организована разведка. Не раз на рельефах показаны небольшие летучие отряды даков, наблюдающих с горных вершин за действиями противника, одиночные «спекуляторы», попавшие в руки врага. Со связанными за спиной руками их ведут на допрос к Траяну. Дион Кассий косвенно свидетельствует, что и это нововведение, по-видимому, было создано не без влияния римских перебежчиков. Именно им удалось тайно проникнуть в лагерь Траяна и вести охоту за ним самим. Дакийские разведчики, видимо, находились и в тылу римской армии. Контрудар Децебала во время первой войны был направлен по наиболее уязвимому для римлян флангу. Они сумели добраться даже до далекой Парфии. Конечно, во время войны открыто сделать это было невозможно, так как на пути лежала территория римской Мезии, где даже в мирное время располагалось большое количество войск.

Возможно, Децебал организовал военный совет, куда входили представители его клана, выступающие командирами отдельных воинских частей, союзники, как, например, Сусаг — вождь роксоланов, который, по словам Плиния Младшего, встречался с дакийским царем после рейда в Нижнюю Мезию зимой 101/102 г., передав ему часть добычи.2 По сообщению Диона Кассия, в тайные замыслы Децебала был посвящен, видимо, Бицилис, являвшийся одним из первых доверенных лиц правителя даков и сменивший игравшего эту роль ранее некого Везину.3 В совет в разное время, надо полагать, входили брат царя Диег и его дядя Диурпаней, не менее искусный, чем племянник-полководец, имеющий опыт сражений с римлянами и испытавший вкус победы над ними. На рельефах колонны Децебал почти постоянно показан в окружении своих соратников и дружины.

На одной из последних сцен он изображен выступающим перед своими немногочисленными оставшимися после кровопролитных битв приверженцами с призывом не падать духом и продолжать борьбу.

Вместе с тем, надо отметить, что военная структура молодого дакийского царства еще только зарождалась. Реформы, проводимые Децебалом, встречали сопротивление со стороны старой родовой верхушки, не заинтересованной в укреплении единоличной царской власти. Видимо, дакийский царь не успел довести преобразования до конца. Среди его «генералитета», состоявшего из «носящих шапки» представителей знати, не было единства. План действий не выполнялся. Союзные цари, также, вероятно, входившие в «генеральный штаб» во время второй войны, или бежали на сторону римлян, или не успели прийти на помощь, хотя, надо сказать, осада Сармизегетузы протекала достаточно долго, и для проведения каких-то контрмер у них было более чем достаточно времени. Рельефы колонны косвенно подтверждают высказанные предположения. На одном из них мы видим, как совершенно необдуманно действует конница даков. Она гибнет, пытаясь переправиться через разлившийся бурлящий Данубий.4 На другом изображены споры предводителей даков, видимо, по поводу планов дальнейшего развития военных действий. Несколько сцен рисуют нам предательство одного из ближайших сподвижников Децебала — Бицилиса. Нерешительность, если не сказать трусость, проявляет в решительный момент прорыва нижнемезийского лимеса прославленная сарматская конница.5 Перед наступлением Траяна на столицу даков приносят свою покорность императору многочисленные вожди из числа племен, обитающих у границ Дакии. На большей части рельефов показано, как фракийцы продолжают сражаться неорганизованными толпами, проявляя отчаянный, но чисто индивидуальный героизм. Таким образом, «офицерский состав», если таковой и существовал, не был сплоченным, часто действовал на свой страх и риск, не имел твердых представлений о стратегии и тактике, которые столетиями разрабатывались римскими полководцами.

Дакийская армия, видимо, только приступала к реорганизации по римскому образцу. Она не знала еще такой устоявшейся, хорошо продуманной структурной единицы, как легион, а боевые значки делили ее больше по этнической, чем по тактической принадлежности. Перевооружение армии даков лишь наметилось. В основном они боролись с римлянами чисто национальным оружием, о котором речь пойдет ниже. Отсутствие в составе дакийского войска «царицы полей» античного времени — «полноценной» тяжелой пехоты делало сопротивление разрозненных варварских дружин железным легионам Траяна малоэффективным и приводило лишь к большим потерям.

Наличие осадных орудий, как показывают рельефы колонны, не приносило успеха при штурме римских укреплений. В связи с этим надо отметить, что римляне вряд ли до конца выполняли условия унизительного мирного договора, заключенного с даками Домицианом, а если и выполняли, то, конечно, старались не снабжать своего старинного недруга знающими военными специалистами. Очень сомнительно, что перебежчики, игравшие, как мы постарались показать, немаловажную роль в организации дакийской армии, происходили из числа римлян, тем более — из офицерского состава. Отбор солдат в римские легионы в I в. н. э. осуществлялся еще достаточно строго. Высшие офицеры, в том числе и отвечающие за состояние и изготовление осадных машин префект лагеря и префект ремесленников, назначались из сенаторского и всаднического сословий. Поэтому думается, что большинство дезертиров бежали из рядового состава вспомдгательных и особенно фракийских когорт, мало знакомого с особенностями создания метательных машин и инженерной техники. Поэтому же, видимо, качество дакийских баллист и таранов оставляло желать лучшего. Не успел дакийский царь до конца реконструировать по римскому образцу и свои оборонительные центры. Большинство из них, как показывают археологические материалы, по-прежнему были плохо укреплены лишь рвом и частоколом в древних традициях гето-дакийских городищ. Организация партизанской диверсионной войны не принесла ощутимых результатов, а попытка отвлечь Траяна на восток провалилась. Большинство дакийских разведчиков, как показывают рельефы колонны, были переловлены римскими дозорами. Покушение на императора сорвалось. Убийц, по сообщению Диона Кассия, опознали и схватили.6 Посланному в Ктесифон Каллидрому удалось ввести в заблуждение римские разъезды в Нижней Мезии, но он оказался неспособен склонить парфянского царя к решительным действиям на Евфрате.

Таким образом, по своей организации и составу войско Децебала и его союзников не перешагнуло еще планку рыхлого племенного ополчения. Но начатые дакийским царем военные преобразования не могли не остаться не замеченными в Риме и привели к ускорению развязывания войны на Нижнем Дунае.

Защитное снаряжение и наступательное вооружение

Прежде чем рассматривать конкретные предметы вооружения армии Децебала и его союзников, необходимо заметить, что дакийские войны начала II в. н. э. охватили территорию как Среднего, так и Нижнего Дуная, где проживало, как уже не раз подчеркивалось, множество различных по этнической принадлежности племен. Все они носили, по свидетельству одного из рельефов колонны, показывающего принесение варварами присяги Траяну перед началом второй войны, свойственный им костюм. На северо-западе Дакии было сильно кельтское влияние, на северо-востоке — скифо-сарматское. В дельте Дуная на территории Малой Скифии (совр. Добруджа), а также на левобережье низовьев проживали родственные дакам геты, смешанные с бастарнами и сарматами. Все эти этнические особенности населения Подунавья наложили отпечаток на характер вооружения как даков, так и их союзников. Смешение костюмов, предметов наступательного оружия, оборонительного оснащения нашло свое отражение на наглядных памятниках эпохи. Среди боевых трофеев, захваченных римлянами в ходе дакийских войн и изображенных на пьедестале колонны победоносного императора, можно найти вперемешку воинские предметы различных племен и народов, входящих в союз Децебала. Та же самая пестрая картина костюмов варваров, их вооружения представлена на метопах «Трофея Траяна». Несколько более ясную картину дают спирали колонны, где уже можно, в определенной степени, выделить отличительные черты военного снаряжения сарматов роксоланов. Попробуем хотя бы в целом восстановить внешний облик дакийских воинов и их союзников.
Наиболее близким в этническом отношении племенем к дакам, как уже упоминалось, являлись геты.

Римский поэт Овидий, сосланный Августом в начале I в. в Томы (совр. Констанца), имел счастье наблюдать их воочию и оставил красочный, хотя, видимо, и не лишенный определенного субъективизма, портрет типичного нижнедунайского варвара:

Голос свиреп, угрюмо лицо — настоящие Марсы.
Ни бороды, ни волос не подстригает рука.
7

Основным наступательным оружием гетов, судя по словам несчастного изгнанника, является легкий лук со стрелами, постоянно находящийся в боевой готовности:

Здесь, если лук тугой изогнут и жилою стянут,
Принято никогда не ослаблять тетиву.
В кровли вонзившись, торчат частоколом на хижинах стрелы,
И на воротах засов в прочность не верит свою.
8

Наконечники стрел имели на конце крючок-шип для нанесения противнику более тяжелой и болезненной раны, а также, по сарматскому обычаю, смачивались ядом:

Враг, чье оружие — лук, чьи стрелы напитаны ядом.
Злобный разведчик, вдоль стен гонит храпящих коней.
9

Яд, применяемый гетами для отравления стрел, по уверениям Овидия, действовал достаточно эффективно:

Так любого, за кем не сомкнулись ворота ограды,
Гонят враги-дикари, в поле застигнув его.
В плен он, в неволю идет с ременной петлей на шее,
Или на месте его яд убивает стрелы.
10

Для боя на ближней дистанции использовались длинные копья, которые Овидий называет «бистонскими сариссами», и обычные для фракийцев дротики, хотя о последних упоминаний у римского поэта нет. В рукопашной схватке геты сражались кривым мечом — «махайрой». Некоторые специалисты называют его за характерную серповидную форму по-римски «фалькатой». Нередко, видимо, пускался в ход и боевой кинжал с так же изогнутым лезвием. Его носили в кожаных ножнах на правом бедре, по заверениям Назона, практически все варвары в Томах:

Долго ли рану нанесть? Постоянно их нож наготове —
Сбоку привесив, ножи каждый здесь носит дикарь.
11

Вероятно, именно подобным ножом, чтобы не попасть в руки римлян, совершил самоубийство Децебал.

 

Дакийские войны. II век н.э. Рис. 1
Дакийские войны. II век н.э.

 

Перечисленные виды наступательного оружия широко представлены археологическими находками на территории Мезии. Но все-таки важнейшим из них и наиболее характерным для гетов Овидий считает лук со стрелами, упоминаемый им в подавляющем числе случаев. Возможно, замеченная особенность военного дела этого племени проясняет одну из сцен на колонне Траяна, где показана битва с большим количеством раненых римлян, предположительно происшедшая в низовьях Дуная. Раны, судя по тому, что медики — «капсарии» занимаются наложением повязок на открытые части тела воинов, наносились, по всей видимости, оружием преимущественно дистанционного боя. Если же наконечник стрелы был отравлен, то медицинская помощь требовалась немедленно, что и обусловило поспешность действий римских «фельдшеров» прямо во время сражения.

О защитном снаряжении гетских воинов известно сравнительно немного. Овидий постоянно рисует варваров одетыми в штаны — «персидские шаровары» и шкуры животных, защищающие от жестоких, по мнению поэта, местных морозов:

Мало людям тепла от широких штанин и овчины.
Тела у них не видать, лица наружу одни.
12

Конные лучники, а также пешие метатели дротиков и камней — а праща была известна фракийцам достаточно хорошо, о чем говорят металлические и каменные ядра, найденные болгарскими археологами в погребениях на севере Балкан,- могли иметь для собственной обороны легкий, сплетенный из виноградной лозы, а затем обтянутый козьей или овечьей шкурой щит — «пельту» круглой или серповидной формы. На голове пельтасты носили фригийскую остроконечную шапку, сделанную из лисьей шкуры с наушниками. Вероятно, одну из подобных шапок можно увидеть на рельефе метопы с памятника у Адамклисси, где показан римский полководец, копьем поражающий поверженного варвара. Представители родоплеменной верхушки, племенные вожди и знать, по свидетельству археологических данных из Мезии, имели более роскошное вооружение. Еще в начале двадцатого века болгарскими исследователями были открыты богатые могильники, где среди погребального инвентаря встречаются броня из бронзы с украшениями в виде пальметок и характерных для северных фракийцев драконов, шлемы с серебряной инкрустацией, железное оружие: копья, мечи.13

Судя по изображениям на рельефах колонны Траяна, в облике гетов и даков было очень много сходного. Такие же длинные нерасчесанные волосы с знаменитыми фракийскими чубами, окладистые густые бороды, окаймляющие лицо с крупными, ярко выраженными чертами, видимо, не только передающими портретное сходство, но и олицетворяющими, по мнению римского мастера, дикость и суровость далекого края. Даки одеты в просторные длинные рубахи, иногда с разрезами по бокам, подпоясанные веревкой или ремнем, скифские штаны-шаровары, а также в отделанные бахромой плащи, скрепленные на плече фибулой. На ногах у них сандалии, а на голове многие носят характерные небольшие войлочные шапки «фригийского» стиля, говорящие о принадлежности владельца к знати — «пиллеатам». Описанный костюм был, очевидно, обычным повседневным для даков, почему и нашел широкое отображение на наглядных памятниках римского искусства начала II в.

О защитных доспехах дакийских воинов судить сложно. На рельефах колонны даки изображены сражающимися в своей обычной одежде. Однако полностью исключить наличие у них доспехов нельзя. На пьедестале колонны, а также на одном из ее рельефов, где показана богиня победы Виктория с двумя трофеями первой войны, среди захваченного римлянами оружия можно выделить два вида панцирей. Возможно, какие-то из них использовались во время военных действий самим царем, его окружением, частью его армии из числа родоплеменной верхушки, имевшей возможность заказать себе дорогой металлический доспех. Чешуйчатый панцирь, набранный из пластинок, напоминающих маленькие листики, изготавливался, видимо, на кожаной основе и, думается, носил черты сарматского влияния. Есть изображения кольчужной рубашки с короткими рукавами. Она довольно короткая, а по нижнему подолу имеет треугольные разрезы наподобие лорики всадников римских вспомогательных частей. Исходя из общего направления военных преобразований Децебала, можно предположить, что она использовалась воинами дакийской конницы.

Важной принадлежностью защитного оснащения дакийского воина являлся щит. Его имели и всадники и пехотинцы армии Децебала. Судя по рельефам на пьедестале колонны, щиты даков были значительной величины, овальной формы, обладали выпуклой накладкой — «умбо», напоминая в целом щиты римских вспомогательных частей. С лицевой стороны они богато украшались орнаментом различного характера, а по краям имели металлическую обивку. Тематика оформления, возможно, связывалась с религиозными представлениями даков, заимствовалась из окружающей природы. В различных сочетаниях встречаются изображения переплетенных лоз, цветочный дизайн. Некоторые щиты покрыты орнаментом из мелкой и крупной чешуи, носящим, видимо, сарматский оттенок. В многочисленных сценах битв, а также во время переговоров с Траяном дакийские вожди показаны со щитами, имеющими геометрические украшения в виде ромбов, знаков зодиака, особенно луны и звезд. На поверхности нескольких экземпляров хорошо различима молния — атрибут преторианских когорт. Это показывает, что часть знати, а также, видимо, подразделения, сформированные из римских перебежчиков, обладали трофейным оружием, захваченным во время катастрофы, постигшей в Карпатских горах Корнелия Фуска. Встречалась и нехарактерная тематика. На одном из рельефов колонны, перенесенных в начале IV в. для украшения арки Константина, показан дакиец в типичной для него одежде, несущий большой овальный щит с необычным рисунком. На лицевой стороне щита изображены четыре огромные боевые трубы даков с головами монстров, расходящиеся наподобие лучей от центральной выпуклой накладки. Украшение довершают две наградные цепи — «торквы». Необычность орнамента в данном случае объясняется исследователями как безусловное кельтское влияние.14

 

Деталь рельефа на Колонне Траяна изображает дака, замахнувшегося на римского солдата Рис. 2
Деталь рельефа на Колонне Траяна изображает дака, замахнувшегося на римского солдата.

 

Среди трофейного оружия, изображенного на пьедестале колонны Траяна, встречается немало шлемов, многие из которых с определенной долей вероятности могут быть отнесены к дакам. Выделяют два типа дакийских шлемов. К первому относят шлемы конической формы с острым навершием, круглые в основании. Сделаны они достаточно красиво, если не сказать изящно, богато украшены накладками и чеканной резьбой с растительным орнаментом, во многом сходным с изображениями на поверхности щитов. Шлемы имеют узкие нащечники с треугольными вырезами в центре. На них также видны рисунки, напоминающие закручивающиеся усы виноградной лозы. Одна из разновидностей данного типа имеет бармицу, прикрывающую главным образом затылок воина. Судя по изображению, изготавливалась она из металлических пластинок, видимо, нашитых на полотняную или кожаную основу. По форме и конструкции дакийские шлемы подобного типа схожи со шлемами воинов римских вспомогательных частей восточного происхождения, обнаруженными на территории Боснии и Северной Болгарии.

Второй тип головного защитного доспеха у даков получил название «фригийский», так как имеет много одинаковых черт с изображениями на памятниках искусства, найденных на территории этой небольшой малоазийской области. Все разновидности данного типа шлемов отличает общая черта. Их навершие вместе с металлическим гребнем изогнуто вперед. Различный по размеру гребень на конце скошен под углом или закруглен, украшен накладками в виде овалов и перекрестий. Широкая металлическая полоса, скрепляющая основание шлема, имеет растительное оформление, напоминающее венок из листьев или цветов. Некоторые разновидности данного типа оснащались бармицами, сделанными из треугольных или ромбовидных чешуек, нащечниками трапециевидной формы. Необычен и несколько отличается от других один из экземпляров, напоминающий, судя по изображению, высокий фригийский колпак, с коротким гребнем, сетчатой бармицей и скошенными узкими нащечниками без треугольного выреза в центре, богато украшенный на верхушке изображениями скрученных лоз винограда, а в центре геометрическим орнаментом в виде прямых и зубчатых горизонтальных линий, видимо, охватывающих шлем по окружности. Второй тип дакийских шлемов, по мнению исследователей, свидетельствует о существовавшей в первой половине I тыс. до н. э. близости фракийской и фригийской культур.15

Если судить по рельефам пьедестала и самой колонны Траяна, даки применяли широкий арсенал разнообразного наступательного оружия, которое, впрочем, не всегда может быть четко отделено от оружия их союзников в борьбе с римлянами. Видимо, характерным для всех северофракийских племен являлся дугообразно, наподобие серпа, выгнутый меч «махайра», называемый иногда по-латыни «фалькатой». Подобным оружием пользовались, как уже отмечалось, геты. Изображения фалькаты в изобилии встречаются на пьедестале и рельефах колонны Траяна, а также на метопах победного памятника, установленного в низовьях Дуная. В ближнем бою дакийский меч был грозным и порой устрашающим оружием для римских легионеров. Сравнительно короткий и прямой гладиус не всегда мог выдержать конкуренцию с изогнутой фалькатой, учитывая, что, судя по изображениям, ею мог наноситься не только прямой рубящий удар сверху, но и колющий — вогнутой частью вперед — с целью поражения противника в лицо. Серпообразно выгнутое лезвие позволяло увеличить радиус действия и давало определенное преимущество перед врагом, вооруженным прямым мечом. Действительно, на большинстве рельефов колонны фальката изображена небольшой по размеру, наподобие сабли. Воины держат ее одной рукой. Однако на метопах «Трофея Траяна» наблюдается иная картина, видимо, связанная с местным происхождением ваятеля, знавшего особенности вооружения нижнедунайских племен. Даки и их союзники сжимают меч двумя руками, направляя остро заточенное изогнутое острие в голову легионера. Поэтому думается, что фальката все-таки представляла собой более массивное оружие, чем легкая сабля, с которой ее иногда сравнивают. Она обладала круглой двуручной рукоятью, хотя, возможно, и не имела перекрестья.

Часть пехотинцев и всадников из дружины Децебала была вооружена копьями и длинными прямыми мечами латенского типа. Их изображения имеются на пьедестале колонны, а также подтверждаются археологическими раскопками в горах Орэштие. Во время исследования одного из укрепленных дакийских фортов в Пятра Рошие К. Дайковичиу обнаружил хорошо сохранившийся прямой железный меч латенского типа с клинком в 63,5 см, рукоятью длиной 12,7 см и шириной лезвия не менее чем 5,08 см. Наличие подобного оружия говорит, по мнению исследователей, о кельтском влиянии на военное дело даков.16

 

Серебрянный шлем из Дакии Рис. 3
Серебрянный шлем из Дакии.

 

Видимо, довольно часто, как и геты, дакийские воины использовали во время военных столкновений луки. На рельефах колонны так происходит, например, под стенами римской крепости на правом берегу Дуная, при обороне столицы, когда стрелы летят в наступающих легионеров, а также в других боевых эпизодах борьбы даков за независимость своего маленького государства. Изображение этого вида оружия дистанционного боя неизвестным скульптором, по мнению исследователей, в значительной степени схематично и условно, но, судя по размерам, позволяет предположить, что оно было скифского или восточного фригийского типа. Небольшие двоякоизогнутые луки фригийцев и скифов били на расстояние до 150 метров и имели довольно сложную конструкцию, состоящую из деревянной основы, роговой оправы для удобства направляющей руки, костяных наконечников на крыльях в целях увеличения мощности и тетивы.17 Использование подобного вида оружия северными фракийцами порой было, как уже отмечалось, достаточно эффективным и приводило к существенным потерям со стороны противника. Известно, что родственные им фригийцы считались в классический период искусными стрелками, и греческие полисы часто использовали их в качестве наемников. Траяну, видимо, были известны отличные качества фракийских лучников, поэтому в противовес им он сосредоточил в своей армии значительное количество сагиттариев из Сирии и Палестины, оружие которых было более дальнобойным, обладало значительной пробивной силой. Во время рукопашной дакийские воины наряду с кривыми мечами фалькатами использовали деревянные дубины и боевые топоры с длинными ручками. Последние, видимо, выполняли и роль метательного оружия в преддверии решительной схватки.

Союзники Децебала по характеру своего вооружения имели особенные, свойственные только им специфические черты. Так, например, жившие в Трансильвании агафирсы носили конические шлемы со сплющенным навершием с дужками и набородником. Костобоки облачались в панцирь из костяных пластинок, позаимствованный у сарматов, за что, возможно, они и получили свое племенное название. Способ изготовления подобного доспеха и его описание сохранились у греческого историка II в. н. э. Павсания. Он сообщает, что кочевники собирают конские копыта, очищают и разрезают их на части, из которых изготовляют пластины. Пластинки просверливают, а затем с помощью бычьих или лошадиных жил плотно притягивают друг к другу. В результате получается панцирь, напоминающий чешую дракона или зеленой сосновой шишки, не уступающий по красоте изделиям эллинских оружейников. В рукопашной схватке подобный доспех, по уверению Павсания, выдерживал удары копьями и мечами, настолько он был прочен.18

Бастарны, кажется, напротив, сражались совсем без лат, наподобие германцев, от которых, видимо, многое позаимствовали. На метопах «Трофея Траяна», в отличие от всегда одетых в длинные рубахи и плащи даков, бастарнские воины показаны обнаженными по пояс, в штанах с широким боевым поясом. В руках — кривые фракийские фалькаты.

Серьезную угрозу для римлян представляла тяжелая сарматская конница. «Вряд ли существует войско, способное устоять перед натиском их конных орд», — пишет Тацит. По его свидетельству, вожди и знать сарматов имели возможность заказать себе панцири из плотно пригнанных друг к другу железных пластин или из очень твердой кожи. Подобная броня изображена на пьедестале колонны Траяна. Собрана она на кожаной основе из продольных металлических сегментов, скрепленных на груди поперечной полосой. По утверждению Тацита, сарматский защитный доспех был абсолютно непроницаем для стрел и камней, но очень громоздок и тяжел, так что упавший всадник без посторонней помощи встать не мог.19 Если доверять рельефам колонны, то можно отметить, что использовались сарматами и чешуйчатые панцири, об изготовлении которых писал Павсаний. Археологические данные с территории Северной Болгарии, в частности из захоронения близ села Чаталка, с определенной долей вероятности подтверждают свидетельства изображенных сцен. Причем, небольшие железные прямоугольные пластинки, предположительно оставшиеся от металлической попоны, говорят о том, что броней были покрыты как всадник, так и его конь.20 Довершал экипировку знатного воина легкий конический шлем с узкими нащечниками. Щитом, как замечают античные авторы, подобные катафрактарии не пользовались. В арсенал наступательного вооружения входили пика, меч с длинным клинком и удобный для удара сверху, а для дистанционного боя хранящийся в горите лук.

Таким образом, армия Децебала по уровню своей организации еще не преодолела рамки племенного ополчения, а в области вооружения значительно проигрывала римским легионам. Но начатые дакийским царем военные преобразования, а также консолидация его с соседними воинственными племенами не могли не беспокоить повелителей «вечного города».

Примечания:

[1] Rossi L Trajan’s Column… P. 147.
[2] Плиний Младший. Письма. X, 74.
[3] Дион Кассий. LXVII, 14, 5.
[4] Кругликова И. Т. Дакия в эпоху римской оккупации. С. 37, рис. 9.
[5] Rossi L Trajan’s Column… P. 151, sp. 6.
[6] Дион Кассий. LXVII, 11, 3.
[7] Овидий Назон, Публий. Скорбные элегии. С. 77.
[8] Овидий Назон, Публий. Скорбные элегии. С. 88.
[9] Там же. С. 54.
[10] Там же.
[11] Овидий Назон, Публий. Скорбные элегии. С. 77.
[12] Овидий Назон, Публий. Скорбные элегии. С. 46.
[13] Златковская Т. Д. Мезия в I и II веках нашей эры. С. 21.
[14] Wilcox P. Rome’s Enemies. P. 18-19.
[15] Wilcox P. Rome’s Enemies. P. 20.
[16] Rossi L Trajan’s Column… P. 124.
[17] Лавренов С. Я. Армии Древней Греции… С. 13.
[18] Павсаний. I, 21, 5-6.
[19] Тацит. История. I, 79.
[20] Буюклиев X. Към въпроса… С. 15-17.

Источник:

Рубцов С. М. Легионы Рима на Нижнем Дунае: Военная история римско-дакийских войн. «Филоматис». Москва, 2003.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»