Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Сардинские эпизоды Второй Пунической войны (Ламанов К. В.)

Публикации • 23 января 2011 г.

Настоящий очерк посвящен эпизодам Второй Пунической войны происходившим на острове Сардиния. Главным вопросом, интересовавшим автора при изучении сардинских событий, являлся вопрос о численности римских войск на острове в ходе войны и некоторые вопросы, связанные с особенностями планирования и проведения операций воюющими сторонами.

В связи с тем, что античные источники (в частности Полибий и Аппиан) крайне скупо освещали сардинские события (несомненно, в связи с их второстепенностью, в ряду событий Второй Пунической войны), нами, в качестве основного исторического источника использованы сообщения Ливия.

В заключительной части очерка даны некоторые выводы, требующие, однако, на взгляд автора, отдельной разработки.

География

Сардиния и Корсика, два островных владения Рима захваченные им в ходе Первой Пунической войны и в период между Первой и Второй пуническими войнами. Острова отличаются большими размерами и еще в древности имели значительное население.

Вдоль всего восточного берега Сардинии тянутся крутые гранитные берега и возвышенности. 1/10 Сардинии представляют гористую местность, в центре острова горы Геннаргенту (Gennargentu), достигающие высоты 1918 м (бывают покрыты снегом с конца сентября и до конца мая).

В западной части острова местность равнинная, существуют обширные оливковые и ореховые рощи, каменного дуба и пр.

Реки Сардинии незначительны. 6 рек не вливаются в море, а оканчиваются на территории острова болотами и озерами, имеющими местами значительное протяжение, как напр. озера Кальяри, Ористано. Летом они высыхают и покрываются белой кристаллической (соляной) корой, в дождливое время снова наполняются водой и служат, таким образом, источником распространения страшной малярии.

Климат зимой умеренно теплый, летом — жаркий, но умереннее сицилийского.

Площадь Сардинии — 24 342 км2. Жителей, по переписи 1897 г., – 756 2011.

По Страбону «…большая часть Сардона скалистая, и в ней неспокойно, хотя много земли, богатой всякими плодами, в особенности же хлебом. Городов на острове несколько, но достойны упоминания из них только Каралис и Сульхи. Однако высоким качествам этой местности противостоят и большие недостатки, так как летом остров вреден для здоровья, особенно же в плодородных областях. Как раз эти самые области постоянно опустошают горные жители, которых зовут диагесбами; прежде они назывались иолаями… Горные жители составляют четыре племени: параты, соссинаты, балары и акониты, живущие в пещерах. Хотя у них и есть некоторое количество земли, годной для посева, но они даже и ее засевают небрежно; они грабят поля земледельцев, не только тех, что живут на острове, но и поля на материке, в особенности же писатов, к которым они переправляются морем… На Сардоне водятся бараны, покрытые козьим волосом вместо шерсти, под названием «мусмоны»; из их шкур жители изготовляют панцири. Там в ходу легкий кожаный щит и кинжал»2. Вероятно именно жителей гор (не горожан и не земледельцев), имел ввиду Ливий, указывая, что Гампсихора, вождь сардов воевавших с римскими войсками на Сардинии «…отправился на то время к «сардам в козьих шкурах»»3.

Корсика (La Corse, y др. греков Kyrnos, Korsis) – остров в Средиземном море, в географическом отношении, причисляемый к Италии, поверхность — 8 799 км2; жителей лишь 288 5964.

По сведениям Страбона Корсика камениста, большей частью непроходима, из чего Страбон выводит отсталость образа жизни местного населения «…обитатели гор, живущие разбоем, свирепее диких зверей…»5.

Население Сардиниии представляло собой смесь местных элементов с иберо-финикийскими и римскими колонистами.

Ю. Циркин пишет: «Традиция отмечает древние связи этого острова с Африкой и Испанией. По Павсанию (X , 17, 5), иберы под предводительством Норака основали на юге-западе Сардинии Нору… Несомненно, в IX в. до н.э. был основан Сульцис, где обнаружены древнейшие слои этого века. В VIII — VII вв. до н.э. возникает колония в Тарросе, в VII — VI вв. — в Битии. К VIII — VII вв. до н. э, относит основание Калариса.

Таким образом, в IX — VII вв. до н.э. на южном и западном берегах Сардинии возникает целый ряд финикийских городов. Как правило, это были важные порты, имевшие две и даже три (Нора) гавани. Через них финикийцы осуществляли связи с Пиренейским полуостровом и с внутренними районами Сардинии…

Сравнительно рано финикийцы стали сами обосновываться внутри острова. Уже на некотором расстоянии от побережья основывается крепость на Монте-Сираи, созданная жителями Сульциса в VII в. до н.э., во всяком случае не позднее VI в. до н.э. Именно с VIII в. до н.э., со времени прибытия на остров финикийцев, начинается бурное развитие местной сардинской металлургии. Таким образом, в Сардинии финикийцы обосновались на довольно значительной территории, не только на побережье, но и во внутренних районах, и очень скоро после прибытия начали оказывать значительное влияние на местное окружение»6.

После завоевания острова римлянами территории с оседлым населением перешли под власть Рима. Горные сарды видимо сохраняли независимость.

Военное значение Сардинии

Следует разделить вопрос военного значения Сардинии для противоборствующих сторон на две части, а именно стратегическое значение острова и его оперативное значение.

Завоевание Римом острова имело существенное значение для италийского государства. В условиях экстенсивной античной экономики захват указанных территорий линейно увеличивал экономический потенциал государства, доставлял добавочный продукт, количество которого позволяло не только содержать войска на островах, но и увеличивать доходную часть римского бюджета, в том числе хлебом, солью, металлами (стратегическими продуктами) и рабами (низкого, впрочем, по мнению античных авторов, качества).

Соответственно и усилия Рима во Второй Пунической войне были направлены на удержание в своих руках острова, как источника стратегических ресурсов. Карфагену же было необходимо выбить римлян с Сардинии, чтобы, по крайней мере, лишить Рим доходов с острова, а при хорошем раскладе и самому получать ресурсы имеющийся на Сардинии.

С оперативной точки зрения не все так однозначно. Оперативное значение острова для обеих сторон конфликта было различным и его не надо переоценивать.

П. Коннолли считает, что «Со времен захвата Сардинии Рим обрел полный контроль над Тирренским морем»7. В целом это мнение имеет под собой основание, обладание Сардинией, Корсикой, Сицилией и рядом мелких островов, давало возможность установления контроля над узостями проливов, как между самими островами, так и между островами и материком, которые просматриваются на всю глубину (кроме пролива между Сицилией и Сардинией) невооруженным взглядом, что в сочетании с примитивной службой оповещения позволяло хоть как-то реагировать на проникновение вражеских эскадр в домашние воды Рима.

Однако не следует это обобщение Конноли воспринимать буквально. Контроль над Тирренским морем был номинальным (особенно учитывая наличие огромных «ворот» между Сардинией и Сицилией), он давал возможность затруднить проникновение вражеских сил к италийскому побережью, но эту возможность было необходимо еще реализовать. Для реализации же требовалось содержать на всех островах отряды посыльных кораблей, в наиболее значимых местах иметь дежурные эскадры и постоянно готовый к выходу флот в Остии, в размерах позволяющих громить набеговые группировки карфагенян. Во Второй Пунической войне Рим длительное время не имел необходимых для этого сил. Таким образом, «господство» Рима над Тирренским морем скорее носило не военный, а «гражданский» характер в том смысле, как его подразумевает Ф. Коломб, описывая феномен «английских морей» в 16 веке8.

Существует мнение, что Сардиния рассматривалась карфагенскими руководителями как некий плацдарм, трамплин, стартовая площадка для вторжения в среднюю Италию со стороны моря9. Необходимо, однако, с осторожностью принимать такие оценки. С оперативной точки зрения во Второй Пунической войне Карфаген не нуждался в островном плацдарме для вторжения в Италию. Пунийские войска и так уже были на полуострове. Кроме того, масштабное вторжение требовало формирования большого (в 150-200 боевых кораблей, плюс транспорты) флота, от чего карфагеняне во Второй Пунической войне отказались, т.к. применение морских армад было чревато огромными людскими потерями. Постепенное же накопление войск на острове (например, путем регулярного подвоза подкреплений) и такая же, поэшелонная, высадка их на италийское побережье, представляются невозможными из-за ограниченных ресурсов Сардинии, которые не позволяли содержать на острове крупные контингенты войск.

Теоретически пунийцы могли превратить одну из своих эскадр, кораблей в 70, в «армейский флот» (числ. = 70 кор х 350 чел = 24 500 чел), высадится где-нибудь на побережье между Пизой и Остией и, бросив корабли, углубится на римскую территорию (либо действовать вдоль берега, но это уже не вторжение, а обыкновенный набег). Не говоря уже о безнадежности и бесцельности данного мероприятия, можно лишь подчеркнуть, что для его исполнения не требуется промежуточная база на Сардинии.

Возможное использование пунийцами Сардинии для набегов на италийское побережье. Набеговые эскадры пунийского флота состояли из 20-35 кораблей. Для крупных операций и перевозок, пунийцы использовали 70-ти корабельные эскадры. Сколько-нибудь значительных войсковых масс эти эскадры высадить на побережье Италии не могли, а от использования крупных флотов в стиле Первой Пунической войны, как мы уже писали выше, Карфаген отказался. Таким образом – точка зрения, согласно которой захват Карфагеном Сардинии мог дать пунийцам базу не для масштабного вторжения в Италию, а для набегов на италийское побережье кажется необоснованной

В случае захвата пунийцами Сардинии, активное использование войск захвативших остров, для набегов на италийское побережье потребовало бы от Карфагена содержать на острове несоразмерно большой гарнизон (если часть войск уходит в десант, то какая то часть должна была оставаться на острове для его обороны) и, что гораздо важнее, – постоянного присутствия на острове флота, чего пунийцы позволить себе не могли. При этом войска находящиеся на острове значительного прямого влияния на ситуацию в Италии не оказывали.

Впрочем, использование Сардинии в качестве некой базы для набегов могло быть достигнуто и без завоевания острова. Направляясь в набеги, карфагеняне с успехом использовали бухты и гавани Сардинии, несмотря на нахождение на острове довольно крупного римского гарнизона. Дело заключалось в том, что и Рим не мог себе позволить держать крупный флот, постоянно базирующийся на остров, а дежурные эскадры римлян могли отразить только небольшие (20-30 кораблей) набеговые группы и были значительно слабее 70-ти корабельных эскадр пунийцев. Кроме того, источниками вообще не указывается на наличие сколько-нибудь крупных военно-морских сил Рима на Сардинии до 208 г, т.е. до того времени, когда Публий Корнелий Сципион передал сардинскому претору 50 боевых кораблей из иберийского флота10. Исключение составляют периодические заходы на Сардинию эскадр римского «домашнего» флота и приход эскадры Луция Манлия Торквата в 215 г. Но тогда перед Торкватом не стояла задача отражения набеговых группировок пунийского флота – он свел экипажи на сушу, а корабли вытащил на берег11.

Таким образом, Сардиния – как самостоятельная база операций (причем для обеих воюющих сторон) имела посредственное значение.

Исходя из невысокой оперативной ценности Сардинии и ее существенного экономического (а значит и стратегического) значения для Рима можно придти к выводу, что Риму, было нужнее удержать Сардинию за собой, чем Карфагену ее захватить. Соответственно и внимания Сардинии римляне уделяли больше чем пунийцы. За время своего владения островом, римляне сумели обзавестись там союзниками, которые не переметнулись к врагу при первой возможности, со своей стороны римские командующие использовали свои войска для того, чтобы максимально прикрыть союзнические территории.

Единственная операция Карфагена на Сардинии преследовала цели скорее стратегические – лишить Рим доходов с острова, вывести население острова из подчинения римской республике. Ни какого расширения экспансии с последующей высадкой на континент пунийцами не предполагалось. Поэтому и флот, практически сразу, ушел, обратно в Карфаген. При удачном стечении обстоятельств Гасдрубал мог разбить римские войска на острове, сформировать из местных элементов более или менее приличные войска и ожидать контрудара Рима, при этом Рим был бы вынужден отвлекать войска с главного – италийского театра военных действий, ослабляя тем самым давление на Ганнибала. Но утверждать, что так и произошло бы в случае победы пунийцев, со стопроцентной уверенностью, нельзя.

В критический момент, когда галлами была разгромлена армия Л.Постумия Альбина, сенат счел возможным не посылать, до поры до времени, новых легионов в Галлию – войск не хватало. А между тем, Цизальпинская Галлия не отделена от Рима проливами. Сенат, не смотря на риск очередного галльского погрома, в условиях продолжающегося стратегического кризиса, разумно счел, что галлы решают свои собственные проблемы и без иностранной поддержки и понукания на Рим не пойдут. Учитывая поведение сената, в эпизоде с потерей армии Альбина12, можно с высокой долей вероятности предположить, что даже если бы карфагенянам и удалось захватить остров, римляне не послали бы на его отвоевание ни одной кагорты до тех пор, пока не был бы преодолен кризис на континенте. А впоследствии они могли высадить на острова столько войск, сколько им было необходимо. Благо от Ости до Ольбии чуть более 200 км. Однако, все сложилось еще менее выгодно для Карфагена.

События

На фоне бурных событий разворачивавшихся в Италии, Иберии и Африке в 219-202 гг. Сардиния выглядела сонным захолустьем.

На лицо три периода военных действий на Сардинии во Второй Пунической войны: период от начала войны до восстания сардов и высадки на остров карфагенян, период активных боевых действий с участием войск Гасдрубала Плешивого, Гампсихоры и Манлия Торквата, период от разгрома восставших сардов и карфагенян Торкватом до конца войны.

Для римского гарнизона контроль над островом представлял собой рутинную работу, хотя и связанную с постоянной борьбой с местными племенами, для которой, однако, войск было вполне достаточно. Римские гарнизоны вели постоянную борьбу с горцами, в которой набеги варваров, сменялись ответными операциями римских войск. В период после Тразименского поражения критики Фабия даже заявляли, что «…два претора заняты Сицилией и Сардинией, хотя сейчас их там и не нужно»13, что характеризует и Сицилийский и Сардинский ТВД как третьестепенные (на тот момент) театры.

Такое положение длилось до 216-215 годов, когда отмечается всплеск активности на острове. Подняли восстание сарды, под руководством Гампсихоры и в помощь им высадилась карфагенская армия под командованием Гасдрубала.

После двух сражений римляне в целом восстановили контроль над островом, и рутинная служба гарнизона продолжалась до конца войны.

Римскими войсками на острове последовательно руководили одиннадцать преторов и проперторов (см. Приложение 1). Количество войск имевшихся в их распоряжении указано в Приложении 2 к настоящему очерку.

Лишь однажды на остров, как спецпредставитель сената, был командирован сенатский спецпредставитель – Тит Манлий Торкват, в задачу которого входило подавление антиримского восстания сардов. Волею случая Манлий руководил и отражением единственной попытки захвата Сардинии карфагенскими войсками.

Карфаген всерьез заинтересовался Сардинией лишь единожды, когда появились сведения о восстании Гампсикоры, и карфагенский сенат решил направить на остров войска.

Побудительным мотивом для сардинской операции послужило прибытие в Карфаген сардского посольства, которое заявило, что «…римского войска там мало, старый претор Авл Корнелий, хорошо знавший провинцию, отбыл, а нового еще ждут; сарды устали под длительной властью римлян; распоряжались в прошлом году жестоко и своекорыстно; люди замучены тяжелым налогом и несправедливым хлебным побором…»14.

Решено было направить в Сардинию Гасдрубала Плешивого. По пути к цели карфагенский флот попал в шторм, «Флот, потрепанный жестокой бурей, прибило к Балеарским островам; там поломаны были не только снасти, но и расшатало самые корпуса судов; корабли вытащили на берег и стали их чинить; заняты были этим долго»15.

Пока собирали флот и войска (наверняка «лениво», как это отмечал Ливий), посольство сардов отбыло. Следует отметить, что сарды восстали еще до прибытия карфагенского флота, что дало римлянам возможность бить противников по частям.

Надо сказать, что карфагеняне часто «не успевали», заметки Ливия о «лености» пунийцев, с которой они занимались делами, по сути – верны. Можно вспомнить, что и Ганнибал не успел в Италию к началу восстания бойев, хотя наверняка о сроках восстания и сроках прибытия Ганнибала между бойями и пунийцами договоренность была. То же повторилось и на Сардинии. При этом упоминание о морской буре отбросившей карфагенский флот к Балеарам начинает выглядеть несколько сомнительно. Возможно, Гасдрубал пошел на Болеары за пращниками. Как бы там ни было, пунийцы время упустили. Меж тем римский сенат не дремал.

С начала войны, до смены, в 215 г. действиями на Сардинии руководил претор (позже пропретор) Авл Корнелий Маммула. Ни каких особых подвигов за Авлом Корнелием не числилось. Войска занимались своим обыденным делом, однако наблюдательный претор заметил признаки приближающегося восстания.

Первейшим признаком было нарушение снабжения гарнизона. Маммула жаловался в Рим о нехватке продовольствия и денег, сообщая, что на острове брожение и все готовы к войне.

Мамуле не откажешь в проницательности. Если верно указание Ливия, что Маммула отбыл с Сардинии еще до направления сардского посольства в Карфаген, то следует признать, что он вполне верно оценивал предстоявшие события. Точнее он знал наверняка, что поражения римских войск в Италии прямо провоцируют восстание в Сардинии.

Разобравшись с италийскими делами, после каннского поражения, сенат занялся вопросами удаленных театров военных действий. Рассмотрев жалобы пропреторов Т. Оттацилия и А.К. Маммулы, сенат постановил – ресурсов в Риме нет, «пусть сами позаботятся о своем флоте и войске»16. Маммаула получил предметы снабжения из «союзных городов»17, указанный эпизод косвенно подтверждает факт недостаточности местных ресурсов для содержания войска пропретора в условиях начинающегося восстания. Косвенно, потому, что из Ливиевого текста не ясно – какие «союзные города» имеются в виду, италийские или сардинские? «Союзные города» были и непосредственно на Сардинии. То есть часть продуктов снабжения Маммула мог получить на месте, «нажав» на местных союзников. То, что так оно и было, подтверждается речами сардов из посольства о римских поборах.

Претором 215 г. на Сардинии был назначен Квинт Муций Сцевола18.

Вернувшийся с Сардинии Авл Корнелий Маммула доложил «…в каком состоянии остров: все только и думают о войне и отпадении; Квинт Муций, прибывший ему на смену, слег от тяжелого климата и плохой воды – болезнь не опасная, но продолжительная, и он долго не сможет командовать войском; тамошнего войска вполне достаточно для охраны мирной провинции, но мало для войны, которая, по-видимому, вот-вот начнется.

Сенат постановил, что Квинту Фульвию Флакку надлежит набрать пять тысяч пехоты и четыреста всадников, переправить этот легион как можно скорее в Сардинию и послать туда, по своему выбору, человека, облеченного полнотой власти, который будет ведать Сардинией до выздоровления Муция. Отправили Тита Манлия Торквата, дважды консула и цензора; в консульство свое он и покорил Сардинию»19.

«Почти в это самое время» из Карфагена отбыл флот Гасдрубала.

Вряд ли Торквату было известно о готовящемся вторжении карфагенян. Задачей Манлия могло быть только усмирение сардов, приведение острова к покорности и контроль над обстановкой до выздоровления претора Сцеволлы.

Вероятно, уже прибыв на Сардинию, Торкват получил известие о начале восстания. Манлий, как человек решительный, намеревался быстро покончить с восставшими. Для чего следовало создать подавляющее численное превосходство.

Медлить было нельзя.

Во-первых, бедная ресурсами Сардиния и так с трудом содержала преторские войска и длительное присутствие лишних ртов, в лице легиона Торквата, ни как обстановку с провизией и деньгами улучшить не могло.

Во вторых обстановка в Италии оставалась угрожающей и войска были нужнее в метрополии, чем на отдаленном и мало значимом, с оперативной точки зрения, острове.

В целях создания решительного превосходства в силах Торкват «… вытащил военные суда на берег у Карал, вооружил моряков для войны на суше и принял войско от претора: двадцать две тысячи пехоты и тысячу двести человек конницы»20.

Было ли это общее количество римских войск на Сардинии или Манлий добавил привезенные с собой войска (5 400 чел.) к корпусу претора (23 200 чел.)?

Источники не дают точной численности римского гарнизона до прибытия Манлия.

Попытаемся установить численность войск задействованных Торкватом в сардинских операциях.

Численность войск «принятых» Торкватом от претора 23 200 человек. Это приблизительно равно консульской двух-легионной армии со штатным количеством союзных контингентов. Мог ли претор Сардинии (третьестепенного театра военных действий) иметь в своем распоряжении войска по численности равные консульской армии? Сомнительно.

Ни Гай Аттилий, ни Луций Манлий (римские преторы в Цизальпинской Галлии, в начале боевых действий) такого количества войск не имели. Хотя Цизальпинская Галлия представляла собой один из важнейших фронтов войны. Равные по численности армии имели консулы Сципион и Семпроний направлявшиеся в Африку и Иберию с задачей полного разгрома противостоящих карфагенских группировок и достижения победы в войне.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что 23 200 человек на Сардинии – это войска сардинского претора + войска, привезенные Торкватом + «моряки» («морская пехота» – «naualibusque sociis», вероятно имеются ввиду – моряки и морская пехота из союзных приморских городов (общин, не учитывавшихся цензом и переписями).

В связи с отсутствием сведений о составе корабельной группировки Манлия, количество моряков на кораблях Торквата вычислить крайне трудно. Мы можем предположить, что для перевозки легиона могло потребоваться от 15 до 40 квинквирем21. Возможны два варианта расчета численности «моряков».

Вариант 1. Римлянами мог быть сформирован «армейский флот», подобный флоту Публия Сципиона, направлявшемуся в Иберию в начале войны, где гребцами на квинквиремах выступали солдаты легиона Торквата. В связи этим, по прибытию на Сардинию и понадобилось вытаскивать на берег корабли. Солдаты-гребцы сходили на сушу. Моряков (15-20 чел на корабль, всего – 300-500 чел.) так же вооружили.

В таком случае войско Манлия состояло из:
300 вооруженных моряков;
5 000 легионной пехоты;
400 человек легионной конницы;
16 700 сардинской гарнизонной пехоты;
800 человек сардинской гарнизонной конницы.

Вариант 2. В случае если флот Манлия не был «армейским», для переброски его легиона на Сардинию понадобилось бы около 40 квинквирем, что потребовало бы иметь на них 12 тысяч гребцов (300 гребцов на корабль).

В таком случае войско Манлия состояло из:
800 вооруженных моряков;
12 000 вооруженных гребцов;
5 000 легионной пехоты;
400 человек легионной конницы;
3 400 сардинской гарнизонной пехоты;
800 человек сардинской гарнизонной конницы.

Цифры, конечно, приблизительные.

Оба варианта равноценны и имеют право на существование. Автор считает более вероятным второй вариант, по следующим причинам:

1) Сардиния уступает Сицилии и по размерам территории и по количеству населения и по значимости (экономической и военной). При этом количество войск на Сицилии в 218-216 г.г. ни когда не превышало 2 легионов (точнее – численности двух-легионной армии, так как первоначально войска на Сицилии в легионы сведены не были), следовательно, сил для контроля над Сардинией римляне могли выделить меньше.

2) Сделанный нами вывод подтверждается и последующей мобилизационной политикой римского сената.

В следующем (214) году сенат принял решение иметь на Сардинии 2 легиона22, что говорит о наличии до этого на острове количества легионов отличном от двух, а именно об одном или о трех. Три легиона (на 218-216 г.г.) для острова цифра несуразная, следовательно, до того момента стандартным гарнизоном острова могли быть воинские формирования численностью до легиона. Причем, до Канн указанные гарнизоны в легион (тактически и административно) объединены не были. Таким образом, решение сената нужно интерпретировать как «свести имеющиеся на острове войска в легион и доставить на остров еще один легион».

Следует отметить, что набор (составление) легионов из местных войск это ноу-хау римского сената времен Второй Пунической войны. Ни чего подобного ранее не было. Ни Полибий, описывающий стандартный набор в легионы, ни иные источники, не чего подобного для времен предшествующих войне не сообщают. Между тем после Каннского поражения это стало обычным делом. Варрон в Аппуллии и Пиценуме, преторы в Сицилии сводили в легионы войска, стоявшие гарнизонами в провинциях. Рабские легионы и легионы из преступников, это вообще из ряда-вон.

Нет ни каких сомнений, что сенат, сводя в легионы (т.е. самостоятельные оперативно-тактические соединения) местные войска, хотел повысить управляемость провинциальных войск и иметь в каждой провинции отдельное соединение, не связанное с обороной конкретного места, пригодное к самостоятельным полевым действиям. Ну и вопрос ауспиций, под которыми войска ходили в бой, видимо, играл не последнюю роль. Вообще это тема для отдельной работы. Нам же важно понять, что войск на Сардинии в 218-216 годах было максимум 5-7 тысяч (включая отряды из местных союзников), причем остров (в условиях начинающегося на острове восстания) прокормить их был не в состоянии.

3) Согласно данным Беллоха население Сардинии и Корсики составляло около полумиллиона человек23. Гипотеза о распределении населения между островами базирующаяся на данных Беллоха изложена в таблице.

  Сардиния Корсика Итого
Площадь (км2) 24 090 8 722 32 812
Население современное 1 643 096 260 196 1 903 292
Экстраполяция соотношения площадей островов
на соотношение размеров населения в древности
367 092 132 908 500 000
Экстраполяция соотношения размеров современного населения
островов на соотношение размеров населения в древности
431 638 68 362,05 500 000

Соотношение площадей Сардиния/Корсика – 2,761981 к 1. Соотношение современного населения Сардиния/Корсика – 6,31484 к 1. За основу нами принята экстраполяция соотношения площадей островов, а не соотношения численности населения.

Объяснение этому следующее:

Соотношение численности населения зависит от многих факторов, изменяющихся со временем. Так, если на сегодняшний день, соотношение населения Корсики и Сардинии составляет 1/6,31, то в конце 19 века данное соотношение составляло – 2,62/1, т.е. соотношение численности населения колеблется непредсказуемо, и зависит, как от экономических, так и от политических факторов, которые часто изменяются и, на сегодняшний день, явно не соответствуют тем условиям, которые существовали в античности.

В связи с этим, не представляется возможным сделать каких либо однозначных выводов о соотношении численности населения островов в древности, опираясь только на современную численность населения Сардинии и Корсики.

С другой стороны, античная экономика, экстенсивная по своему характеру, т.е. напрямую зависящая от местных природных условий давала возможность прокормиться, на сходных территориях, сходному числу жителей. Вряд ли мы сильно ошибемся, если напрямую привяжем площадь каждого острова к количеству населения на нем проживающего.

Принимая за основу расчетов экстраполяцию соотношения площадей островов, на численность их древнего населения получим следующую численность населения Сардинии – 367 092 человек.

Ординарное экономическое напряжение территории составляет 7 865 человек24.

Указанная цифра означает, что население Корсики могло дать, не особо напрягаясь, добавочного продукта для содержания 7 865 человек римского гарнизона.

Совместно Корсика и Сардиния давали добавочного продукта на 10 713 человек.

Однако известно, что римляне эксплуатировали провинции довольно жестко, следовательно, данный ресурс можно несколько увеличить.

Мобилизационный ресурс Сардинии (годные к военной службе) составлял – 86 853 чел. (23,66% населения).

Ординарное военное напряжение 367 092 х 3,37% = 12 371 чел.

Сардинии и Корсики вместе взятых – 16 850 чел.

Это та численность войск, которую племена, населявшие данные территории, имей они независимость, могли выставить в качестве полевых армий. Однако римляне лишили сардов и корсов тягот независимости, получив для себя возможность изымать добавочный продукт племен в качестве дани и налогов.

Теоретически, численность войск на острове могла составить до 14-15 тыс. человек. Но их было значительно меньше, ибо источники утверждают, что «…Сицилия и Сардиния… до войны уплачивали подать…»25, следовательно, часть доходов с острова шла в Рим и только часть оставлялась на нужды гарнизона.

Таким образом, мы приходим к выводу о численности преторских войск на Сардинии в 219 – 215 годах – равной 3 400 пехоты и 800 конных. В любом случае она значительно меньше 23 000 чел. Размеры ополчений местных союзников Рима установить не представляется возможным.

При определении численности войск Торквата необходимо так же учитывать, что римляне должны были содержать как минимум два гарнизона на острове, а именно в Каралах и в Ольбии (или в Каралах и Сульхе). Следовательно, из войск претора необходимо вычесть некоторую часть на ольбийскиий гарнизон. Он мог составлять одну-две кагорты т.е. – 400-800 человек. Но в любом случае вряд ли более 1 000.

Учитывая необходимость оставления гарнизона в Каралах (2-3 тыс. чел.) Тит Манлий Торкват мог выставить в поле 18-19 тысяч человек, в том числе до 1 300 конных.

Численность сардов и пунийцев учавствовавших в военных операциях на Сардинии указана в источниках.

Гасдрубал имел около 13 500 чел26.

Количество сардов складывается из их потерь в двух сражениях:

Потери сардов в первом бою с Торкватом – 3 800 челеловек27.

Потери сардов во втором сражении 2 200 (всего потерь – 15 700, из них карфагенян около – 13 500, следовательно, потери сардов – 2 200), несомненно, часть сардов, хотя и незначительная, разбежалась.

Всего потери сардов в компании – около 6 000 человек. Какая-то часть погибла и при взятии Торкватом Корна.

С учетом того, что вся Сардиния едва ли могла выставить более 12 000-15 000 тыс. человек следует признать – резню, Манлий, учинил капитальную. Потери сардов усугубляются еще и тем, что далеко не все они выступили против Рима. Скорее всего, не участвовали в боях «сарды в козьих шкурах» – горцы. Не участвовали в восстании против Рима римские сардинские союзники – те, чьи поля разоряли Гасдрубал и Гампсихора. Следовательно, антиримская партия на острове была основательно вырезана. Неудивительно, что Сардиния, после отбытия Торквата, опять обратилась в захолустье, в котором ни чего не происходило. И даже увеличение гарнизона острова с одного до двух легионов (начиная с 214 года) было скорее временной мерой, а отчасти нервной реакцией сената на события 16-15 годов. Уже начиная с 206 года, сенат вернулся к стандартной численности войск на Сардинии – в один легион28.

Установив численность войск сторон и их потенциальные возможности, мы можем обратиться к нашему источнику, кратко и емко описывающему развернувшиеся на острове военные действия.

Ливий пишет:

«В Сардинии претор Тит Манлий, который теперь ею управлял, вновь взялся за дела, заброшенные тяжело заболевшим претором Квинтом Муцием… он вступил во вражескую землю и расположился лагерем неподалеку от лагеря Гампсикоры.

Случилось, что Гампсикора отправился на то время к «сардам в козьих шкурах», рассчитывая вооружить их молодежь и пополнить ею свое войско; начальником лагеря был его сын Гост. Он, по-юношески горячий, неосмотрительно завязал сражение, был разбит и обращен в бегство.

В этом сражении было убито тысячи три сардов, человек восемьсот взято в плен. Остальное войско, сначала скитавшееся по полям и лесам, прослышав, куда бежал вождь, собралось в городе Корн, столице этой области. (6) Этой битвой и закончилась бы война в Сардинии, если бы пунийский флот, которым командовал Гасдрубал, не был отброшен бурей к Балеарам – как раз тогда, когда опасались возобновления войны. (7) Манлий, услышав о появлении пунийского флота, отбыл в Каралы: это дало Гампсикоре случай соединиться с карфагенянами.

Гасдрубал, высадив войско, отослал флот назад в Карфаген. С Гампсикорой, как с проводником, он ограбил земли римских союзников и дошел бы до Карал, если бы Манлий не вышел ему навстречу с войском и не положил конец его широко разошедшемуся грабежу.

Лагеря находились на небольшом расстоянии один от другого; вскоре начались незначительные схватки с переменным успехом, наконец дано было настоящее сражение, длившееся четыре часа потому, что благодаря пунийцам оно долго оставалось нерешенным (сарды привыкли быть битыми), но наконец, видя бегство сардов и груды их трупов вокруг, пунийцы тоже обратились в бегство. Их, бегущих, римляне окружили тем флангом, который прогнал и сардов. Началась скорее резня, чем сражение. Перебито было двенадцать тысяч врагов, сардов и пунийцев; в плен было взято около трех тысяч семисот человек; захвачено двадцать семь воинских знамен.

…Манлий, подойдя с победоносным войском, взял его [г. Корн – К.Л.] через несколько дней. Затем и остальные города, отпавшие к Гампсикоре и карфагенянам, сдались и дали заложников. Наложив на них, в соответствии с возможностями и виной каждого, дань деньгами и хлебом, Манлий вернулся с войском в Каралы. Там, спустив на воду военные суда и посадив на них бывшее с ним войско, он отплыл в Рим и возвестил сенаторам, что Сардиния окончательно усмирена; деньги он передал квесторам, хлеб – эдилам, пленных – претору Квинту Фульвию»29.

К выводам

Сардинский эпизод показателен во многих отношениях и во многом может помочь в понимании событий происходивших на других театрах войны.

Анализируя источники, мы можем сделать несколько выводов как стратегического, так и оперативно-тактического характера.

Со стратегической точки зрения карфагенская операция по захвату Сардинии в целом укладывалась в планы пунийцев по развалу римсско-италийской федерации и отрыву от Рима снабжающих территорий.

Приблизительно в это же время начался процесс выхода бывших союзников Рима из федерации. Отпали Капуя, Таррент, брутии. Неспокойно было на Сицилии, несколько позже Сиракузы переметнулись в лагерь противников Рима и появился еще один активный фронт, контроль над Цизальпинской Галлией был уже давно потерян, Карфаген направлял все усилия для вовлечения в войну Македонии. Таким образом, операция Гасдрубала на Сардинии – может восприниматься, как часть плана карфагенского сената – органа руководящего войной в целом.

Как база для набегов на италийское побережье Сардиния могла использоваться пунийцами и без ее завоевания, по крайней мере грабили они ее почти безнаказанно30. Единственной осмысленной целью карфагенской операции на Сардинии была ее оккупация, с целью лишения Рима доходов с острова, или, как минимум, создание на острове активного фронта, не позволяющего Риму черпать ресурсы с Сардинии и наоборот, отвлекающего римские войска с континентальных фронтов. Ни каких иных целей (вроде высадки в Лациуме войск Гасдрубала Плешивого, после захвата ими Сардинии) у пунийцев быть не могло.

Наличие у Рима крупного флота и значительных (хотя и не безграничных) военных ресурсов, ограниченность сил местных сардинских племен, ставило под сомнение саму цель операции. Наличие активного фронта на острове требовало бы от Карфагена больших материальных и людских затрат, на которые африканская империя пойти вряд ли могла. В рассматриваемое нами время, Риму удалось стабилизировать положение в Италии и начать наступление в Иберии. В этих условиях ни на какие пополнения Гасдрубал Плешивый рассчитывать не мог. Конечно, этого нельзя было предсказать до начала операции, однако это не отменяет вывода о безнадежности военных усилий Карфагена на Сардинии. Как со стратегической, так и с оперативной точек зрения Карфагену было выгоднее концентрировать войска в более значимых местах – в Иберии, Италии, Цизальпинской Галлии и на Сицилии. Отвлечение сил на Сардинию снизило возможности пунийцев на главных фронтах войны.

Операция была подготовлена и проведена крайне безалаберно.

Карфагенское верховное командование, совместными усилиями с полевыми командирами и их войсками успешно провалили операцию и не достигли поставленных целей даже частично.

С оперативной точки зрения бросаются в глаза несколько фактов.

Карфагенский сенат, в эйфории каннской победы, затеял неподготовленную операцию с туманными целями и сомнительным исходом.

Одержи Гасдрубал победу над римскими войсками в Сардинии и для пунийского руководства содержание его корпуса на острове превратилось бы в постоянную головную боль. Войск для развития успеха и высадки на континент войск у Гасдрубала не было. Отсутствовал и флот, способный перевезти его войска в Италию или Цизальпинскую Галлию (во всяком случае, сразу же после предполагаемой победы технической возможности для этого не было, так как флот ушел в Карфаген). Покинуть завоеванный остров Гасдрубал так же не мог. В таком случае первая же римская эскадра свела бы на нет все достижения пунийцев на Сардинии.

Показателен и очередной просчет во времени допущенный Карфагеном. Посольство сардов просит о помощи и, получив заверения, что помощь пребудет, отбывает на Сардинию. Однако имеющиеся резервы направляются в Иберию. Лишь потом начинается подготовка войск и кораблей для сардинской операции.

Как мог сенат, зная о том, что Иберия и Италия во много раз важнее Сардинии и в первую очередь резервы перебросят туда, обещать сардам скорейшую высадку? В крайнем случае, можно было согласовать начало восстания с реальной высадкой карфагенских войск.

Вероятно, пунийцы не доверяли сардам, считали рискованной высадку в условиях не начавшегося местного восстания. Еще более вероятно, что сенат Карфагена рассчитывал загребать жар на Сардинии руками самих сардов. В итоге римляне получили возможность бить противников по частям.

Характерной чертой планирования и осуществления сардинской операции является метод, которым пунийцы собирались достичь поставленных целей.

Корпус численностью в 13 500 человек должен был усилиться на месте, за счет местных резервов. С учетом того, что и римляне (по крайне мере в Иберии) собирались себя вести и вели аналогичным образом, можно сделать вывод, о том, что указанный способ ведения боевых действий был общепринятым в западном средиземноморье в античные времена – территория, на которую предполагалось вторжение, изначально рассматривалась, как часть базиса операции вынесенная вперед.

Операции на Сардинии отличались скоротечностью, что, в общем, соответствовало интересам Рима а не Карфагена. Пользуясь превосходством в силах (3 к 1) Манлий быстро разбил ополчение сардов, на дороге Каралы – Корн, и, рассеяв его, двинулся к Корну (вероятно центру восстания). Появление карфагенского флота, в районе Карал, породило угрозу высадки карфагенян между Каралами и войском Манлия, что могло вызвать потерю базы и флота, а так же разорение верных Риму территорий. Торкват временно отступил. Однако Гасдрубал высадился севернее (вероятно в Корне), соединился с сардами и двинулся разорять союзников Рима.

Не знать численности войск Торквата Гасдрубал не мог. Беглецы-сарды (из войска разбитого Торкватом), присоединившиеся к Гасдрубалову войску, вполне могли ему эту численность сообщить.

В связи с этим, вызывает удивление то, что пунийские командиры решились на сражение в невыгодных для себя условиях, более того указанное сражение прямо противоречило стратегической цели карфагенской операции на Сардинии.

Имея в тылу как минимум один укрепленный пункт (Корн) пунийцы имели возможность затягивать боевые действия, в крайнем случае, перевести войну в серию осад укрепленных пунктов, сарды могли при этом вести партизанскую войну. Все это отсрочило бы отбытие войск Манлия на континент. Тем самым пунийская высадка на Сардинии достигла бы единственной внятной цели – создания еще одного активного фронта и оттягивание римских сил из Италии.

Ресурсов у Гасдрубала было достаточно. Торкват, после победы, счел возможным вывезти продовольственные запасы и деньги с Сардинии. Для этого он обложил экстраординарными податями города и земли, отпавшие к карфагенянам. В обедневшей провинции, едва содержавшей римский гарнизон (уже в конце лета 215 г. сенат считал, что «…Сицилия и Сардиния, которые до войны уплачивали подать, едва кормят войско, охраняющее эти провинции…»31) эти «излишки» могли сформироваться только в результате ограбления местного населения, обвиненного в причастности к восстанию, и из запасов привезенных Гасдрубалом. Соответственно, в случае победы, Гасдрубал мог рассчитывать, как на собственные деньги и запасы, так и на награбленное в римских городах и городах римских сардинских союзников.
По-видимому, каннская победа вскружила головы пунийским командирам. Вероятно, они считали, что разбить римские войска на Сардинии дело плевое, и хотели решить сразу все оперативные и даже стратегические задачи одной битвой. Не получилось.

Какие же факторы дали Торквату возможность одержать победу в сражении?

Войска сторон, принимавшие участие в сражениях на Сардинии, были приблизительно равны по своим боевым качествам.

Следует учитывать, что для Карфагена Сардиния была второстепенным фронтом. Лучших, из имевшихся в наличии, резервистов забрал с собой в Иберию Магон. Карфаген направил на Сардинию недавно набранных солдат, не обладавших достаточным боевым опытом.

Аналогично и Рим, вынужденно, направил на остров, вновь сформированный легион. Он не имел возможности снять с италийских фронтов соединение, закаленное в боях и в походах32, да этого и не требовала обстановка. Торкват направлялся на остров с целью подавления локального мятежа сардов, воинские достоинства которых оценивались римским сенатом крайне низко33.

Таким образом, как соединение, состоящее из тактических единиц, обладающих навыками совместных действий, корпус Гасдрубала не превосходил корпуса Торквата по боевым качествам, хотя и не уступал ему. Однако у римлян было значительное (хотя и не подавляющее) численное превосходство, которое позволило Торквату разбить пунийцев.

Гасдрубал имел:
около 12 000 карфагенской пехоты;
до 1 500 конных (ориентировочно);
около 2 200 сардов.

Манлий имел:
16 500-17 500 чел. пехоты;
до 1 300 чел. конницы.

Ядром построения войск Манлия наверняка был легион, привезенный им с собой из Рима, по флангам местные войска (предположительно в кагортах) и конница.

О построении Гасдрубала сведений не много. Известно лишь, что сарды не использовались в качестве легкой пехоты, а стояли на одном из флангов в боевой линии.

Разгромив и рассеяв сардов, Торкват обрушился освободившимися частями на фланг («окружил») пунийцев, что подтверждает постулат об использовании римскими войсками разделенных строев, позволяющих использовать отдельные тактические единицы (в рассматриваемом случае – манипулы легиона и кагорты гарнизонных войск).

Характерной чертой является нулевая роль карфагенской конницы в бою. Конница пунийцев ни как себя не проявила, что лишний раз подчеркивает ограниченные возможности атак кавалерии на пехотные порядки, не потерявшие строя, и римскую конницу, которую все источники ставят ниже пунийской, к тому же уступавшую численно она разбить не смогла34.

Таким образом, боевые качества отдельных бойцов у римлян изначально выше, чем у сардов и, по крайней мере, равны качествам пунийской пехоты. В таких условиях победа Торквата над Гасдрубалом не должна нас удивлять. Аналогичных побед добивались и другие римские командующие, в частности Гней Сципион, разбивший Ганнона в северной Испании еще 218 г.

Причиной поражения карфагенян на Сардинии явилась совокупность политических, экономических и военных факторов. Списывать поражение на бесталанность одного Гасдрубала не возможно, для этого нет достаточных оснований. О личности Гасдрубала и других пунийских командиров вообще мало что известно.
Напротив источники очень ярко и емко освещают личные качества Тита Манлия Торквата.

Это был уже пожилой (по римским меркам), очень волевой и решительный человек. Не болтун. Из древнего рода Манлиев Торкватов, отличавшихся необычайной суровостью, строгостью и, подчас, доводивших дисциплинарные меры до крайности. Именно его мнение стало решающим в судьбе каннских пленников. Лаконичность в описаниях подвигов Торквата на Сардинии, заставляет думать, что Ливий использовал его собственноручный отчет о своих действиях при исполнении задания сената. Пришел, организовал, победил, взял заложников, обложил данью, «Сардиния окончательно усмирена; деньги… квесторам, хлеб – эдилам, пленных – претору Квинту Фульвию», точка.

Решительные полководцы, вроде Торквата и Гнея Сципиона или Марка Марцелла у Рима были. Были у Рима ресурсы, если не неисчерпаемые, то вполне сопоставимые с ресурсами Карфагена и его союзников. Римским армиям не хватало опыта боев и походов. Опыта совместных действий их тактических единиц, на поле боя. Первым это понял, вероятно, Фабий, уклонявшийся от сражений до приобретения войсками необходимого боевого опыта и слаженности. Но следует учитывать и то, что Фабий воевал с «гвардией» Карфагена, на остальных фронтах качества пунийских войск (как отдельных бойцов, так и соединений) были значительно ниже тех контингентов, которые Гасдрубал, Гамилькар и Ганнибал муштровали два десятилетия. Что и могли использовать римские командующие на отдаленных теятрах военных действий. Создавая численное превосходство над противником, они нивелировали средненькие боевые качества своих легионов и добивались тактических побед, в последствии развивая их в стратегические.

Приложение 1. Римские командующие на Сардинии

Год* (до н.э.) Имя Должность
219 Авл Корнелий Маммула Претор
218 Авл Корнелий Маммула Пропретор
217 Авл Корнелий Маммула Пропретор
216 Авл Корнелий Маммула Пропретор
215 Квинт Муций Сцевола** Претор
214 Квинт Муций Сцевола Пропретор
213 Квинт Муций Сцевола Пропретор
212 Квинт Муций Сцевола Пропретор
211 Луций Корнелий Лентул Претор
210 Луций Корнелий Лентул Пропретор
209 Публий Манлий Вольсон Претор
208 Гай Аврунклей Пропретор
207 Авл Гостилий Претор
206 Тиберий Клавдий Претор
205 Гней Октавий Претор
204 Тиберий Клавдий Нерон Претор
203 Публий Лентул Претор
202 Марк Фабий Бутеон Претор

* Следует учитывать, что год службы римского магистрата начинался после его вступления в должность. Ко временам Второй Пунической войны консулы вступали в должность в марте, преторы чуть позднее. Кроме того преторы (если они не избирались заочно) должны были перед отбытием в подотчетные области некоторое время заниматься своими гражданскими обязанностями. Ну и сама дорога к месту службы отнимала некоторое время. В связи с этим годы преторства тех или иных лиц на Сардинии можно считать условными. В иные годы на острове длительное время могло находится два магистрата, например Лентул и Вольсон или Вольсон и Аврунклей.

** в 215 г. до н.э., на протяжении длительного времени, реально распоряжался на Сардинии спецпредставитель сената Тит Манлий Торкват.

Приложение 2. Численность римских соединеий и войск на Сардинии

Годы (до н.э.) Число
легионов
Численность
пехоты
Численность
конницы
Итого Примечания
219-215 0 3 400 800 4 200 Цифра расчетная.
215 1 22 000 1 200 23 200 С легионом Торквата и моряками.
214-207 235 10 000 800 10 800 Легионы считаем по «штату» 216 г. (5 000 пех. и 400 кон.), хотя, вполне вероятно, что сардинские легионы не достигали указанной численности.
206 и далее 136 5 000 400 5 400 Легионы считаем по «штату» 216 г. (5 000 пех. и 400 кон.), хотя, вполне вероятно, что сардинские легионы не достигали указанной численности.

Приложение 3. Реферативное изложение содержания очерка: «Экономическое и военное напряжение сторон конфликта к началу Второй Пунической войны»

1. Настоящий очерк основан на гипотезе, согласно которой существовали определенные, схожие связи (зависимости) между различными элементами, составляющими общество и государство, в схожих по способу производства и техническому развитию общественных и хозяйственных структурах античного мира. Установление указанных связей их описание позволит установить данные о тех или иных событиях (фактах) описание которых отсутствует в исторических источниках.

2. Термины:

2.1. Мобилизационный ресурс общины (нации, племени, народа). Вооруженные силы общины формируются из лиц обладающих определенным политическим статусом, годных к военной службе по возрасту и состоянию здоровья. Одновременно, к военной службе всех годных к такой службе членов общины привлечь нельзя, но потенциальная возможность призыва на военную службу существует для всех лиц отвечающих вышеприведенным требованиям, эти лица и составляют мобилизационный ресурс общины.

2.2. Военное напряжение. Община не могла оторвать от производительного труда слишком большого количества своих граждан. В связи с этим количество лиц одновременно несущих военную службу было ограничено. В наших расчетах – военное напряжение нации, племя, народа – это такое количество воинов, которое нация, народ, племя могут выделить из своего мобилизационного ресурса для комплектования ими полевых войск и флота, т.е. для формирования группировок действующих в относительном отрыве от кормящей базы, снабжение которых производится, в основном, централизованно. В указанное число не входят, гарнизоны, местные ополчения – т.е. те контингенты, снабжение которых производится за счет местных ресурсов, не централизованно37.

Военное напряжение может колебаться от ординарного (когда нация, племя народ, отдают часть своего населения для формирования полевых войск, без существенного ущерба для народного хозяйства) до экстраординарного (когда ущерб от изъятия рабочих рук из народного хозяйства достигает существенной величины) и критического (когда в ряды вооруженных сил призывается такое количество военнообязанных, что количество рабочих рук в народном хозяйстве падает ниже минимума необходимого для воспроизводства продуктов потребления, достаточного для поддержания жизни-деятельности общины).

2.3. Экономическое напряжение. Содержание вооруженных сил, является одной из функций государства, на это тратится определенная часть добавочного продукта создаваемого трудом населения, членами той или иной хозяйствующей структуры. Экономическое напряжение – это способность хозяйственной структуры (определенной территории, государства, союза государств и т.п.) производить добавочный продукт, централизованно обращаемый на содержание определенного количества людей (бойцов полевых армий и флота) не занимающихся производительным трудом (помимо государственно-чиновного аппарата паразитирующей части жречества и т.п.), имеющих возможность самостоятельного маневра в отрыве от кормящей базы (мест постоянной дислокации).

Экономическое напряжение может быть ординарным, не отягчающим бюджета хозяйственной структуры, когда расходы на содержание полевых армий и флота не превышают доходов, либо превышают их настолько незначительно, что накопленных к началу войны запасов достаточно для содержания армии до планируемого или прогнозируемого конца войны.

Экстраординарным экономическим напряжением является такое напряжение сил хозяйствующей структуры, когда расходы на содержание войска значительно превышают доходы, а накопленные заранее запасы недостаточны для длительного поддержания войск в том количестве, которое требуется. Экстраординарное напряжение возможно только на определенный, ограниченный, срок.

В связи с тем, что античный способ производства был, в целом, экстенсивен, объем добавочного продукта получаемый той или иной структурой, а значит и экономическое напряжение, на которое была способна структура, напрямую зависели от численности рабочих рук занятых в указанной структуре. Таким образом, основным мерилом количества добавочного продукта, получаемого той или иной хозяйственной структурой, можно считать численность войск содержащихся населением территорий подчиненной данной хозяйственной структуре38.

3. Механизм исследования основан на предположении о существовании схожих зависимостей между различными элементами, составляющими общество и государство, в схожих по способу производства и техническому развитию общественных и хозяйственных структурах античного мира с одной стороны, и на допустимости разумных экстраполяций статистических данных описывающих иные, более поздние и лучше освещенные историческими источниками эпохи, на античную эпоху, при недостатке статистических данных о последней, с другой стороны.

Так, для определения зависимостей между количеством населения того или иного государства (племени, народа) и их военным и экономическим напряжением, мы использовали статистические демографические данные описывающие состояние общества римско-италийской федерации, Франции, Российской и Германской империй 19 века.

Результатом явились формулы, позволяющие восполнить пробелы исторических источников и рассчитать военное и экономическое напряжение слабо освещенных источниками народов и племен – участников (активных и не очень) Второй Пунической войны.

4. Источники. В целях написания настоящей статьи нами использовались Материалы Первой Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г. (Под ред. Н.А.Тройницкого. т.1. «Общий свод по Империи результатов разработки данных Первой Всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года». С.-Петербург, 1905), цифровые данные и оценки Г. Дельбрюка из его работы «История военного искусства в рамках политической истории» Т.1 «Античный мир», данные о населении древнего мира Белллоха (в изложении Б. Ураланиса), а так же произведения некоторых античных авторов, в частности Полибия и Т. Ливия.

5. Формулы.

5.1. Формула расчета мобилизационного ресурса общины.

5.1.1. Формула исчисления мобилизационного ресурса общины: Кло х 23,66% = Мр, где Кло – количество людей в общине, 23,66% – процент боеспособных мужчин в общине, Мр – мобилизационный ресурс общины.

5.1.2. Имея в своем распоряжении найденную нами формулу расчета Мр общины мы можем получить и обратную ей формулу расчета количества людей в общине (Кло), при известном Мр – Мр / 23,66% х 100% = Кло, где Мр – мобилизационный ресурс общины, выраженный численно, 23,66% мобилизационный ресурс общины выраженный в процентах, 100% – количество людей в общине выраженное в процентах, Кло – количество людей в общине выраженное численно.

5.2. Формула расчета Военного напряжения при известной численности общины (народа, племени).

5.2.1. Коэффициент военного напряжения общины – Чв / Кло * 100% = Rвн, где Чв – численность войск выставленных общиной, Кло – Кло – количество людей в общине, Rвн– коэффициент военного напряжения выраженный в процентах39.

5.2.2. Формула исчисления ординарного военного напряжения общины: Кло х Rвн = ВНо, где Кло – количество людей в общине, Rвн– коэффициент ординарного военного напряжения выраженный в процентах, ВНо – ординарное военное напряжение выраженное численно.

5.2.3. Из полученной нами выше формулы можно вывести и обратную, а именно формулу вычисления неизвестной численности людей в общине, при известном военном напряжении:

ВНо / Rвн х 100% = Кло, где ВНо – ординарное военное напряжение общины выраженное численно, / Rвн – коэффициент ординарного военного напряжения общины выраженное в процентах, 100% – количество людей в общине выраженное в процентах, Кло – количество людей в общине выраженное численно.

5.3. Формула расчета экономического напряжения при известном количестве населения и численности вооруженных сил.

5.3.1. Коэффициент экономического напряжения Чв / (ЧНХС — Чв) х 100% = Rэн, где Чв – численность войск содержащихся данной хозяйственной структурой, выраженная численно, 100% – численность населения хозяйственной структуры выраженная в процентах, ЧНХС численность населения хозяйственной структуры – выраженная численно, Rэн – коэффициент экономического напряжения данной хозяйственной структуры – выраженный в процентах40.

5.3.2. Экономическое напряжение хозяйственной структуры (численность войск которые ординарно может содержать данная хозяйственная структура) ЧНХС х Rэн = Чв, где ЧНХС – численность населения хозяйственной структуры – выраженная численно, Rэн – коэффициент экономического напряжения данной хозяйственной структуры – выраженный в процентах, Чв – численность войск содержащихся данной хозяйственной структурой выраженная численно.

5.3.3. Коэффициент экономического напряжения. Учитывая это, а так же численность войск выставленных римско-италийской федерацией к началу войны (130 700 чел.) и применяя найденную нами формулу Чв / (ЧНХС — Чв) х 100% = Rэн (где Чв – численность войск содержащихся данной хозяйственной структурой, выраженная численно; 100% – численность населения хозяйственной структуры выраженная в процентах; ЧНХС численность населения хозяйственной структуры – выраженная численно; Rэн – коэффициент экономического напряжения данной хозяйственной структуры – выраженный в процентах) мы можем определить коэффициент экономического напряжения Рима (как большой хозяйственной структуры).

Rэн = Чв / (ЧНХС — Чв) х 100% = 130700 / (6100000 – 130700) х 100% = 2,189536462 %

Из найденной нами формулы можно вывести несколько обратных форумл:

5.3.4. Например, численность населения при известной численности содержащихся им войск – 100 Чв/Rэн + Чв = население территории (ЧНХС).

5.3.5. Формулу расчета возможной численности войск при известной численности населения – Rэн х ЧХНС / (100+ Rэн)= Чв (численность войск) – в последствие, рассуждая об экономических возможностях территорий именно показатель Чв мы будем считать ординарным ЭН выраженным численно и транслировать на все средиземноморские общины при расчете их военного напряжения, считая его – ординарным (ЭН).

6. «Эффект Сиракуз». Исследованием установлено, что найденный нами Rэн вполне корректный при расчетах ЭН больших хозяйствующих структур, в расчетах ЭН малых государств и территорий может применяться только с существенными оговорками.

Для малых государств и территорий, экономическое состояние которых, на основании данных исторических источников, может быть охарактеризовано как (условно) – «богатая страна (территория)» ЭН рассчитанное с применением Rэн, может быть принято как минимальное, соответственно, для территорий охарактеризованных как «бедные» – как максимальное.

При расчете ЭН территорий, оценка которых отсутствует в исторических источниках Rэн корректно применен быть не может. В связи с чем, при оценке потенциала малых государств, народов и территорий слабо освещенных историческими источниками, приходится обходится данными о ВН и Мр.

Примечания:

[1] См. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона статья – Сардиния.
[2] Страбон кн. V. 7.
[3] Ливий XXIII, 40 (3).
[4] См. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона статья Корсика
[5] Страбон кн. V. 7.
[6] Циркин Ю. Карфаген и его культура. Глава I. Финикийцы на западе (цитируется по электронной публикации на www.gumer.info).
[7] Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. «Эксмо-Пресс». Москва, 2000. Перевод: С. Лопухова, А. Хромова. Глава: «Первая Пуническая война».
[8] «Англия в течение длинного ряда лет требовала того, что она называла «господством над морями», ее окружающими. Но это требование было главным образом гражданского, а не военного характера. Это была скорее юридическая борьба за возможное расширение права, которое в настоящее время принадлежит нам неотъемлемо в территориальных водах, т.е. в омывающем наши берега поясе на три мили кругом». Коломб Ф. Х. Морская война. — М.: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2003, Глава 1. Сущность морской войны. Цитируется по электронной публикации на militera.lib.ru.
[9] См., например. Хлевов А. А. Сражения на море в ходе Первой Пунической войны.
[10] Ливий кн. XXVII 2 (6).
[11] Ливий (XXVII, 6 (13-14)) «В конце этого лета карфагенский флот в сорок кораблей под начальством Гамилькара подошел к Сардинии и опустошал ольвийские земли; когда же там появился со своим войском претор Публий Манлий Вольсон, флот обогнул остров, разорил область Карал34 и вернулся в Африку с разной добычей». Воспрепятствовать карфагенскому флоту грабить побережье Сардинии (а значит и запасаться водой и продуктами) римский гарнизон и эскадра (если она там была) были не в состоянии. Пунийцы могли практически без ограничений использовать Сардинию в качестве базы для набегов на италийское побережье, даже не владея островом.
[12] Ливий XXIV, 25 (4).
[13] Ливий XXII, 25 (6).
[14] Ливий XXIII, 35 (8-9).
[15] Ливий XXIII, 34 (17).
[16] Ливий XXIII, 21 (4).
[17] Ливий XXIII, 21 (5).
[18] Ливий XXIII, 24 (18).
[19] Ливий XXIII, 34 (10–17).
[20] Ливий XXIII, 40 (2).
[21] Ливий использует термин «nauibus longis», следовательно, для переброски войск на Сардинию использовались именно квинквиремы, а не грузовые суда.
[22] Ливий XXIV 11 (2), переводчики дают следующий вариант – «разместить» два легиона, что подчеркивает отсутствие двух легионов на острове в предыдущий период. Мы даем более осторожную трактовку данному эпизоду.
[23] Приводится по «Краткий очерк населенности древнего мира» Урланис Б. Ц. (цитируется по электронной публикации на www.roman-glory.com).
[24] Применяемые нами формулы расчета экономического и военного напряжения см. в Приложении 3.
[25] Ливий XXIII, 48 (7).
[26] Ливий XXIII, 40 (12).
[27] Ливий XXIII, 40 (4).
[28] Ливий XXVIII, 10 (14).
[29] Ливий XXIII, 40-41.
[30] Ливий XXII, 2 (13).
[31] Ливий XXIII, 48 (7).
[32] Таковых, после Канн, собственно говоря и не было.
[33] Ливий XXI, 16 (4).
[34] О наличии конницы в составе войск Гасдрубала прямо в источниках не говорится, однако во всех случаях действия отдельных армий, пунийская пехота сопровождается конными отрядами. Кроме того, Ливий прямо говорит, что Гасдрубалу дали почти столько же войск как и для Магона. А у того было полторы тысячи конников. Предполагаем, что конница, все-таки, у Гасдрубала была, а не было у него слонов, так как такую экзотику источники, описывающие события на Сардинии, непременно упомянули бы.
[35] Ливий: XXIV, 11 (2); XXIV, 44 (5); XXV, 11 (2); XXVI, 1(11); XXVI, 28 (11-12); XXVII, 7 (14); XXVII, 22 (6); XXVII, 36 (12).
[36] Ливий: XXVIII, 10 (14); XXIX, 13 (5); XXX, 41 (2).
[37] Для расчета и учета военных возможностей тех или иных общин мы не стали пользоваться термином «боевое напряжение» примененным Г. Дельбрюком.. Устоявшееся в русском языке понятие, обозначаемое указанным термином означает «…степень интенсивности боевых действий…» и характеризуется «…активностью сторон, количеством решаемых задач, используемых сил и средств и объемом потерь в определенный промежуток времени…» и используется более в оперативно-тактической сфере, в то время, как количество населения воюющей страны, его мобилизационные или военные возможности в целом, лежат в области стратегии. В связи с этим мы и применяем термин «военное напряжение» в толковании изложенном нами выше.
[38] Забегая вперед, скажем, что корректно применять показатели экономического напряжения возможно только для больших хозяйственных структур. При приложении формул расчета экономического напряжения к малым государствам и народам, слабо освещенных историческими источниками мы не можем получить корректных данных об их экономических возможностях. Причины этого будут рассмотрены нами ниже.
[39] Общий (расчетный) Мр «римско-италийской» общины – 917321; Кло – 3877096; Чв – 130700; при этом Rвн составит – 130700 / 3877096 х 100% = 3,37%. Его мы и будем транслировать на все средиземноморские общины при расчете их военного напряжения, считая его – ординарным (ВНо). Численным выражением ВНо, будет произведение Кло х Rвно.
[40] Rэн = 2,189536462 %.

Источник:

Ламанов К. В.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»