Римская Слава - Военное искусство античности
Новости    Форум    Ссылки    Партнеры    Источники    О правах    О проекте  
 

Сражение при Гераклее (Светлов Р. В.)

Пока Пирр принимал изъявления благодарности со стороны тарентинцев, пока он собирал свои части, разбросанные по побережью Апулии, и делал первые осторожные попытки провести мобилизацию среди италийских греков, Рим готовился к большой войне. Всем было ясно, что военные действия скорее всего не ограничатся «каблуком» апеннинского сапога. Помимо южноиталийцев на борьбу с Римом готовы были подняться самниты, еще не до конца замиренные этруски и, возможно, галлы.

Чтобы обезопасить себя от «пятой колонны», римляне заставили многие крупные города Средней Италии выдать им заложников из числа самых почитаемых семейств. Это оказалось крайне непопулярной мерой, вызвавшей брожение даже в местностях, уже давно контролируемых римлянами. Однако Сенат воспринял брожение как неизбежное зло, ценой которого он купил спокойствие на операционных линиях своих армий.

Был введен особый военный налог, который позволил вооружить значительные контингенты квиритов (т. е. римлян, потомков Ромула-Квирина) и их союзников. Последние были вынуждены мобилизовать такое количество солдат, которое они еще никогда не снаряжали.

Попробуем сосчитать римские вооруженные силы на конец весны 280 г. Одна армия (два легиона) под начальством консула Тиберия Корункания вступила в Этрурию, чтобы наконец подавить сопротивление Вольсиний, последнего большого этрусского города из числа поддержавших восстание 285 г. Так как союзники выставляли равное римлянам число ратников, численность этой армии можно определить в 20 000-22 000 человек.

Еще одна такая же армия осталась в Риме в качестве стратегического резерва, но, скорее всего, попросту еще не закончила формирование.

Третья армия направилась в Венузий под командованием второго консула Публия Левина. Так как там должны были находиться войска командующего прошлого года Люция Эмилия, численность «Венузийской» армии Левина после его прибытия можно определить в 40 000 солдат. Для Италии того времени это — большая цифра.

Хотя Пирр мог рассчитывать на помощь греков и южноиталийцев, для сбора ополчения ему нужно было время. Чтобы лишить его этого времени, Левин прошел скорым маршем мимо городов Самниума, играя мускулами перед готовыми уже к восстанию самнитами, и, соединившись с войсками Эмилия, направился в Луканию.

 

Итальянские кампании Пирра Рис. 1
Итальянские кампании Пирра, 280-279 гг. до н.э.

 

В этот момент Рим уже бесповоротно ступил на «тропу войны». Однако поскольку ранее все противники Вечного Города располагались на Апеннинском полуострове, возникла проблема обрядового плана. Для того чтобы начать войну по всем правилам, жрец из коллегии фециалов должен был метнуть на территорию врага окровавленное копье.

Эпир лежал по другую сторону Адриатики, и «добросить» до Балкан копье возможности не было. Тогда в Риме срочно разыскали какого-то уроженца Эпира и заставили его купить неподалеку от города участок земли, который назвали «Эпир». Именно на эту землю фециал и бросил копье — и римские боги взяли войну под свое покровительство.

Последним мирные предложения сделал Пирр. Даже если этот шаг был продиктован единственно желанием выгадать время для увеличения своей армии, с пропагандистской точки зрения он был правильным. Пирр предложил римлянам выступить третейским судьей в их тяжбе с тарентинцами. Переправленная в Италию армия могла выступить гарантом любого решения.

Римляне, естественно, отказались от предложения Пирра. Слишком много соглашений они нарушили в последние годы — и с луканами, и с Тарентом. Куда проще было решить все проблемы оружием.

Левин вторгся в Луканию в районе верховьев Сириса. Продвижение римлян едва ли было быстрым: легионеры предавали земли, по которым проходили, разграблению, словно это могло сломить волю луканов. Видимо, еще во время этого похода произошло событие, которое стало неириятным сюрпризом для римского командования.

Год назад греческий город Регий был занят вспомогательным легионом, набранным в Кампании. Поскольку владевший этим городом контролировал пролив между Бруттием и Сицилией, римляне выделили для него столь значительные силы. Командовал легионом некий Деций Юбелий, человек дикого нрава. Узнав о тайных переговорах, которые вели некоторые жители Регия с эмиссарами Пирра, кампанцы устроили самосуд. Достойные своего командира солдаты разграбили город, перебили всех мужчин, взяли в рабство их жен и детей.

Преступление было чудовищным, впрочем, далеко не первым в истории кампанских солдат. Уже десятилетие на другом берегу пролива, в сицилийском городе Мессана, находились бывшие кампанские наемники Агафокла, так называемые мамертинцы, которые терроризировали своими набегами полострова (о них пойдет речь позже). Таким образом, препоручение Децию и его солдатам столь важного пункта, как Регий, было очевидной ошибкой римского командования.

От Деция отвернулись обе стороны: и Пирр, и римляне не хотели терять поддержки греков и пятнать свое имя связью с преступниками. В итоге кампанцы завязали отношения с сицилийскими мамертинцами и создали собственное эфемерное государство. Почти сразу после этого они разграбили формально находившийся под покровительством римлян город Кавлоний, а затем напали на Кротон и перебили находившийся там римский гарнизон.

Между тем Левин долиной Сириса спускался к Ионическому морю. Близ впадения этой реки в море, к юго-западу от него, находится Гераклея, один из городов, контролировавшихся тарентинцами. Вероятно, именно он был главной целью похода Левина: заняв Гераклею, консул отрезал тарентинский гарнизон в Фуриях от метрополии.

Пирр решил не допустить этого: он перебросил свою армию к Сирису, перекрыв дорогу римлянам. При взгляде на карту, правда, можно заметить некоторую неувязку: в случае, если Левин добрался до моря, эниротам пришлось сражаться с перевернутым фронтом: напомним, Сирис впадает в Ионийское море восточнее Гераклеи, т. е. между ней и Тарентом. Отрезанный от своей базы, Пирр должен был бы искать боя, чтобы прорваться сквозь римское расположение. Однако мы увидим совершенно иное развитие ситуации: это Левин будет переходить Сирис, навязывая противнику бой.

Можно сделать вывод, что битва произошла на некотором удалении от Гераклеи и выше по течению Сириса. В этом случае Пирру не обязательно было даже переходить реку. Он мог занять лагерь на ее левом (т. е. восточном) берегу, и Левин не имел бы возможности просто пройти мимо него, так как тогда эпироты легко перерезали коммуникации римской армии.

С другой стороны, Плутарх говорит, что лагерь Пирра располагался на равнине между Пандосией и Гераклеей, а это указывает на то место, где Сирис делает изгиб и некоторое время течет с запада на восток. Если это сообщение верно, то эпирский царь располагался все-таки на правом берегу реки, фронтом на север, имея Гераклею примерно в 30 км позади себя.

Так или иначе, в середине лета 280 г. противники впервые встретились друг с другом. Войска расположились на противоположных берегах реки, очевидно, на некотором расстоянии от берегов. В то время Сирис был судоходен — по крайней мере в нижнем своем течении. Таким образом, неожиданная переправа представляла собой непростое дело. Тем не менее удобные места были найдены, и вдоль реки расположилось усиленное боевое охранение.

Численность римской армии мы уже указывали — не менее 40 000 человек, из которых порядка 2 500 всадников. Едва ли Левин распылял ее, следуя по враждебной Лукании. А вот установить силы, находившиеся в тот момент под командованием Пирра, сложнее. Перед переправой в Тарент у него, вместе с отрядом Милона, было более 28 000 солдат. Сколько из них в реальности погибло во время пресловутой бури, сколько было оставлено в Таренте и сколько, в свою очередь, тарентинцев и апулийцев пошло за царем, мы не знаем.

Скорее всего численность войск Пирра не превышала 30 000 человек (в том числе 3 500 всадников), а также 20 слонов, однако она с каждым днем увеличивалась, так как к эпирскому царю подходили южноиталийские контингенты.

Ясно, что оттягивание начала активных боевых действий для Левина было невыгодно. Соотношение сил постепенно менялось не в его пользу. Да и моральное состояние армии едва ли улучшалось от бездействия.

Согласно Плутарху, незадолго до битвы Пирр сам осмотрел римский лагерь. Он был удивлен порядком, царившим у его врагов, и сказал Мегаклу, одному из своих приближенных: «Порядок в войсках у этих варваров совсем не варварский. Посмотрим, каковы они в деле».

Дела довелось ждать недолго. Левин сам хотел испытать счастья в бою и для этого разведал переправы через Сирис. Выяснилось, что конница может перейти реку во многих местах, для пехоты же имеется лишь один подходящий брод. Напротив этого брода стоял усиленный конный пост Пирра, отбросить который прямой атакой было невозможно.

Тогда римский консул решил обойти врага. Однажды утром он направил свою конницу сразу через несколько бродов. Отряды римлян обходили эпирский пост со всех сторон, и командир последнего не стал ожидать приближения римской пехоты. Опасаясь окружения, он начал отводить свой отряд к царскому лагерю.

А в последнем уже царило тревожное оживление. Пирр отнюдь не сразу двинул все свои войска в бой, думая воспользоваться явным тактическим преимуществом, которое дал ему в руки Левин.

Переправа более чем 30 000 пехотинцев, да еще через единственный брод — очень сложное дело. Войска должны стянуться в колонны, перейти — одна колонна за другой — через реку, подняться на ровное место и лишь после этого выстроиться для правильного сражения. В тот момент, когда переправа будет на середине, решительный удар противника может сбросить еще не успевшие развернуться подразделения в реку, что станет началом разгрома.

 

Сражение при Гераклее Рис. 2
Сражение при Гераклее, 280 г. до н.э.

 

Примерно подобное и произошло в этот день, за тем исключением только, что сила сопротивления римлян оказалась более высокой, чем полагал Пирр.

В первый период сражения эпирский царь готовил атаку своей пехоты. Лохаги и таксиархи выводили ее из лагеря, в то время как Пирр решил отогнать римских всадников, прикрывавших переправу легионеров, которые уже заполонили множеством своих щитов реку и противоположный берег. Во главе фессалийцев и молоссов он бросился на италийскую кавалерию, встретившую его ровным строем, без всякой паники и беспорядка.

Начался конный бой, причем отряды встретились на широком фронте. Где-то дело ограничивалось метанием дротиков, в других местах кавалеристы сцепились в рукопашной схватке. Ни той, ни другой стороне не удалось опрокинуть строй соперника, поэтому обе конные лавы стали растягиваться, как бы выбрасывать щупальца вправо и влево, чтобы охватить противника. Линия противостояния выгибалась: где-то римляне теснили пришельцев, где-то, наоборот, фессалийцы и молоссы опрокидывали отдельные отряды врага. Пирр и сам участвовал в схватке и руководил сражением, оказываясь везде, где его присутствие было необходимо.

Поскольку доспех Пирра выделялся среди других, римляне устроили за ним охоту. Некий самнит по имени Оплак, из племени френтанов, сражавшийся в римской коннице, сумел поразить метательным копьем скакуна Пирра. Правда, тут же царский телохранитель македонянин Леоннат ранил коня френтана. Приближенные помогли Пирру подняться и увели его в тыл, а на Оплака напало сразу несколько эпиротов, и тот был убит.

Падение ли Пирра или же упорство римлян стали тому причиной, но эпирская конница стала отступать1. Пирр, чтобы его отсутствие не привело всадников в совершенный беспорядок, обменялся доспехами и оружием с Мегаклом, а сам направился к пешим частям и, пользуясь тем, что римляне последовали за его конницей, повел их в бой.

Античные историки изображают этот этап сражения как самый напряженный. Семикратно фаланги поочередно то обращались в бегство, то отбрасывали противника. Подобные описания скорее напоминают рассказы о боях за безымянные высоты во время Второй мировой, чем классические битвы времен эллинизма, недаром Дельбрюк сомневался в истинности этой картины.

Однако за ней вполне могла стоять ожесточенная схватка на берегу Сириса, где эпироты пытались опрокинуть неприятеля в реку, а тот то подавался назад, то, буквально распираемый от постоянного притока подкреплений, в свою очередь принуждал противника отступать. Пехотный строй и тех и других наверняка был нарушен, так что ни о какой принципиальной разнице в манере ведения боя не могло идти и речи. Ломились стенка на стенку; бросая сломанные копья, секли друг друга мечами, топча раненых, спотыкаясь о тела убитых.

В это время на конном фланге битвы был убит Мегакл. Римляне по-прежнему охотились за человеком в царских доспехах, и одному из всадников по имени Дексий удалось поразить царского друга. Сорвав с того шлем и отстегнув багряный царский плащ, он поскакал к Левину мимо сражающихся отрядов, крича, что Пирр убит.

Весть о смерти полководца всегда действовала на армию удручающе. Эпироты, и так уступающие противнику численностью, начали колебаться. Тогда Пирр поднял забрало своего шлема и стал объезжать войска, громко обращаясь к солдатам, чтобы они могли узнать его если не по доспеху, то по голосу.

Восстановив порядок в войсках, Пирр поспешил вывести из лагеря слонов. В тот момент, когда вся римская армия оказалась связана боем, появление нового для италийцев рода войск предопределило исход сражения. Слоны направились прежде всего против римской конницы. Не приученные к виду этих животных, лошади отказывались приближаться к ним, сбрасывали своих всадников или же мчались к реке.

Воспользовавшись замешательством среди противника, Пирр собрал фессалийцев и бросил их вслед за слонами. Эта атака окончательно опрокинула всадников Левина. Они скатывались обратно к реке, обнажая фланг пехоты. Часть сил фессалийцев преследовала римскую конницу, часть же направилась против легионеров.

Римляне, изнуренные длительной схваткой с эпирской фалангой, обескураженные зрелищем бегства конницы, были окончательно приведены в расстройство видом приближающихся гигантских животных, на спинах которых возвышались башни со стрелками и сариссофорами2. Это позже, после возвращения Пирра на Балканы, они пренебрежительно назовут слонов «луканские коровы» (от Лукании, в которой они впервые столкнулись с боевыми животными). Сейчас же ими овладела паника, и они бросились к броду, ища спасения на том берегу Сириса.

Античные историки, изображая сражения Пирра против римлян, каждый раз говорят о том, что в самом конце боя одно из животных получало рану и, разъяренное ею, поворачивало обратно, увлекая за собой других слонов. В случае битвы при Гераклее это якобы помешало эпирскому царю одержать окончательную победу.

Однако остановить животных в данном случае могла не рана, а Сирис. Для переправы их через реку требовалось время, поэтому преследовала противника только конница.

В любом случае эпироты добились полной победы. Левин покинул лагерь на Сирисе, который тут же занял Пирр, и поспешно отступил к Венузию. Его армия на время распалась: помимо значительных потерь от нее откололось большинство союзных контингентов, особенно из числа южных италиков. Во всяком случае, в течение оставшейся части лета 280 г. Пирр будет действовать, не принимая во внимание «Венузийскую» армию.

Точное исчисление потерь соперников представляет непростую проблему. Иероним из Кардии, современник походов Пирра, утверждает, что римляне потеряли 7 000 человек убитыми. Этой цифре противоречат сведения, сообщаемые другими источниками. Так, Орозий в своей «Истории против язычников» приводит следующие цифры: 14 880 пехотинцев и 246 всадников убито, 1 310 пехотинцев и 82 всадника попали в плен.

В свою очередь Пирр, по Иерониму, потерял 4 000 человек, по Дионисию же — около 13 000.

Очевидно, что большие цифры являются преувеличением. 13 000 — это почти половина эпирской армии. После столь значительных потерь Пирр был бы не в состоянии организовать поход в Кампанию. 7 и 4 тысячи — вполне реальное число безвозвратных потерь. В случае римлян к ним, повторяем, нужно прибавить пленных и дезертиров. Плутарх рассказывает, что сразу после битвы к Пирру начали сбегаться толпы луканов и самнитов, многие из которых покинули армию Левина.

Эпирский царь торжествовал. Однако среди 4 000 погибших в его армии было большое количество испытанных солдат и офицеров. Убитые римские легионеры лежали в основном лицом к эпирскому лагерю, а выражение их лиц, по словам позднеримского историка Евтропия, было настолько яростным, что Пирр пожалел, что не является их царем. В связи с этим выражение «Пиррова победа» часто относят уже к сражению при Гераклее. Тот же Орозий сообщает, что после битвы Пирр посвятил храму Зевса Тарентского один из захваченных римских щитов, на котором самим царем были начертаны следующие строки:

«О, славный отец Олимпа! Тех мужей некогда не мог одолеть никто.
Я победил их в сражении, но и сам был побежден ими».

Если Пирр действительно написал эти строки, то он явно хотел «отыграть» оракул, который ему дала дельфийская пифия перед отплытием царя в Италию. Этот оракул мы встречаем в «Анналах» Энния — эпической поэме на латинском языке, посвященной истории Рима и сочиненной в начале II в. Звучит он так: «Aito te, Aeacida, Romanos vincere posse». На русский язык эту грамматически двусмысленную фразу можно перевести и как «Говорю тебе, Эакид Рим победить способен», и как «Говорю тебе, Эакид, Рим способен победить». Все зависит от того, как поставить запятую (вроде знаменитой фразы «Казнить нельзя помиловать»). Очевидно, эпирский царь посчитал, что гибель его лучших воинов и была зашифрована в предсказании пифии3.

***

Римляне давно не терпели подобных поражений. Пирр победил их честно, в открытом бою, без всяких обманных уловок, засад. Правда, Гай Фабриций Лусцин, тот самый консул, который в 282 г. победил луканов, а потом «проспал» Фурии, якобы произнес следующую фразу: «Это Пирр разбил Левина, а не эпироты римлян». Лучшего признания полководческого таланта эпирского царя быть не могло, ибо римляне не отняли у Левина командование армией, согласившись с неслучайностью своего поражения: в данный момент у них не было полководцев лучше побитого консула.

На суеверных римлян между тем произвело сильное впечатление, что один из отрядов армии Левина, спешно увозивший из лагеря в Венузий войсковое имущество, был почти полностью уничтожен неожиданно налетевшей грозой. Боги гневались на Рим, и непонятно было, что могло унять их гнев.

Эпирский царь постарался извлечь максимум пользы из своей победы. Прежде всего он собрал пленных, предложив им перейти к нему на службу. Когда изображают эту сцену, всегда указывают, что царь поступил так, привыкнув к подобной практике во время войн на Балканах. Римские граждане, естественно, ответили гордым отказом и были отправлены под стражей в Тарент.

Но, думаем, в первую очередь это предложение было предназначено не римлянам, а их союзникам. А те не проявляли склонности к решительному отказу, в массе своей присоединившись к победителю.

Похоронив убитых, Пирр направился на север. Он двигался через Луканию и Самниум, обходя с запада базу римлян в Венузии. Царь мог бы сосредоточиться на вытеснении врага из этого важного стратегического пункта, но подобная операция грозила новыми потерями — и большими, а также могла затянуться на всю вторую половину 280 г.

Чтобы римляне не пришли в себя, Пирр двигался в Кампанию — богатейшую область из всех, подвластных его противнику. Заняв Кампанию, он лишил бы римлян источника для пополнения союзных воинских контингентов, к тому же он мог поднять здесь знамя борьбы за независимость италийских греков.

Пока что его армия пополнялась луканами и самнитами, вырастая если не в военном отношении, то по крайней мере в численности. Римские отряды не пытались противостоять ему, многие греческие и луканские города открывали ворота. Самым большим ударом для Вечного Города стала потеря Кротона и Локр, причем жители Локр выдали Пирру римский гарнизон (видимо, это произошло сразу после Гераклеи, до начала движения Пирра на север).

Вскоре эпирский государь контролировал почти весь Бруттий и Луканию. Когда его армия стояла уже на пороге Кампании, Пирр отправил в Рим посольство во главе с Кинеем. Он вполне резонно предполагал, что после летних успехов противника римляне будут готовы на внешнеполитические уступки4.

Киней ехал в логово врага, нагруженный подарками и сопровождаемый роскошной свитой. Его задача была непростой. Пирр полагал, что нанес римлянам поражение, от которого им трудно будет оправиться. В связи с этим Киней должен был говорить в Сенате уже не о посредничестве, а о предоставлении свободы всем греческим городам, оказавшимся в зависимости от Рима, включая кампанские Кумы, Капую и Неаполь. Помимо этого римляне должны были вернуть независимость племенным союзам бруттиев, луканов, апулийцев и самнитов, а также отодвинуть свои гарнизоны к границам, предшествовавшим III Самнитской войне.

Взамен эпирский царь предагал им оборонительно-наступательное соглашение, направленное, вероятно, против галлов или Карфагена. Он рассчитывал стать гегемоном общеиталийского союза, подобно тому как Александр перед походом на Персию стал гегемоном Греции, и объединить многочисленные племена Апеннинского полуострова общим врагом — пунами. Чтобы показать бескорыстность своих намерений, Пирр обещал отпустить всех военнопленных-римлян без всякого выкупа.

Сейчас требования Пирра кажутся чрезмерными, некоторые расценивают их как блеф, но тогдашние сенаторы отнеслись к ним всерьез.

Перед выступлением в Сенате Киней провел в Риме не один день — таков уж был «дипломатический протокол» той эпохи. Ловкий фессалиец сполна использовал полученное время. Он добился приватных встреч со знатными римлянами, вручив ценные дары и расположив к себе многих из людей, вершивших римскую политику. По сообщению Плутарха, сенаторы, правда, дары не приняли, мотивируя это тем, что пока они с Пирром враги, когда же между ними установится дружба…

В Сенате Киней, судя по всему, был очень мягок. До нас не дошла его речь, даже в тех вольных изложениях, которыми так пестрят античные исторические сочинения. Плутарх в соответственном месте своей биографии Пирра вообще ограничивает предложения Пирра гарантиями свободы Тарента, дружбы между Эпиром и Римом и помощи последнему в завоевании Италии (?!—как будто она уже не была завоевана!). Впрочем, все дошедшие до нас источники по войне Пирра с Римом составлены уже в римское время и подчинены одной цели: показать, сколь сильное уважение эпирский государь якобы испытывал к побитому им противнику.

Сенаторы внимали фессалийцу с равнодушными масками на лице, однако многие из них были готовы согласиться с ним. Поскольку южноиталийские племена переходили на его сторону, можно было опасаться новых поражений. Во время начавшегося обсуждения большинство сенаторов выступали если не за мир, то по крайней мере за перемирие.

Согласно римской традиции именно в этот драматический момент в Сенат явился Аппий Клавдий, по прозвищу Цек (Слепой). К 280 г. он был уже стар и действительно слеп, но немощь не подорвала его высочайшего авторитета.

Этот человек прославился в 315 г., исполняя должность цензора, одной из задач которого было попечение за нравственностью. Такое впечатление, что эту роль он принял до самой смерти, являясь одним из первых примеров знаменитого римского консервативного духа. Но куда важнее было то, что Аппий Клавдий был яростным сторонником римского великодержавия. Самый знаменитый пример этого — сооружение именно Аппием Клавдием военной дороги от Рима в Кампанию и далее в Самниум (эта дорога была названа по его имени). Благодаря ей Рим смог поставить под свой контроль средние Апеннины.

Вот и теперь Аппий Клавдий решительно выступил против всяких переговоров. В более позднем изложении его речь полна обличающими фразами: «Вы боитесь молоссов и хаонов, которые всегда были добычей македонян, вы трепещете перед Пирром, который всегда, как слуга, следовал за каким-нибудь из телохранителей Александра, а теперь бродит по Италии не с тем, чтобы помочь здешним грекам, а чтобы убежать от своих тамошних врагов… Не думайте, что, вступив с ним в дружбу, вы от него избавитесь. Нет, вы только откроете дорогу тем, кто будет презирать вас в уверенности, что любому нетрудно нас покорить, раз уж Пирр ушел, не поплатившись за свою дерзость…»

Говорил ли старый поборник величия Рима именно эти фразы или какие-то иные, однако ему удалось пристыдить Сенат. Тот заколебался, а затем принял решение отказать Кинею. Эпирскому царю предлагалось удалиться из Италии и лишь после этого вести переговоры о дружбе.

В самом начале осени Киней вернулся к Пирру. Вновь в его уста античные историки вкладывают похвалу римскому сенату (похожему на «собрание царей») и римской предприимчивости (римская армия смахивает на Лернейскую гидру: в Риме уже вдвое больше войска, чем было у Левина перед Гераклеей, — что, кстати, является откровенным преувеличением).

Однако Пирр в очередной раз не послушал своего министра. Он вошел в Кампанию и начал медленно двигаться по ней, посылая в греческие города лазутчиков. В этот момент наконец перешел к действию Левин. Со своей изрядно «похудевшей» армией он по Аппиевой дороге ускоренными маршами добрался до Капуи и занял ее как раз перед приходом врага. Подкрепления были посланы и в Неаполь, причем из состава резервной армии, стоявшей в Риме.

В самом Риме был объявлен набор двух новых легионов, которые должны были усилить стоящие здесь войска.

Они передавались под командование спешно назначенного диктатора Гнея Домиция Калвина. Консулу Тиберию Корунканию, осаждавшему Вольсинии, было указано добиться мира с этрусками на самых мягких условиях и перебросить свою армию на Тибр.

Против Пирра сосредоточивались превосходящие силы. Однако пока он обладал стратегической инициативой и свободой передвижения. Поначалу эпирский царь надеялся, что одно его появление под стенами Капуи и Неаполя вызовет восстание в этих городах. Но здешние греки, скованные присутствием значительных римских сил, не решились на выступление. Безрезультатны были и попытки эпиротов взять городские ворота неожиданными налетами.

Тогда Пирр, не желая связывать себя осадой этих значительных крепостей, попытался выманить римские армии в открытое поле, а для этого — создать угрозу Риму5.

Перейдя реку Вольтурн, северную границу Кампании, он двинулся к Тибру не приморской дорогой, но вдоль предгорий Апеннин, через землю вольсков, а затем — герников. Опустошая по дороге поля, на которых как раз созрел урожай, царь Эпира неожиданным ударом захватил Фрегеллы. Сразу же после этого он атаковал римские укрепления, находящиеся близ этого города за рекой Лирис. И вновь ему сопутствовала удача: римский гарнизон бежал, и эпирская армия могла дальше шествовать по удобной Латинской дороге.

Здесь, вдоль Лириса, общины племени герников поднялись против римлян. Для многих из них это было героическое решение, так как в начале года римляне взяли у герников несколько сотен заложников. Небольшие римские гарнизоны либо уничтожались, либо изгонялись, а имущество сторонников союза с Римом конфисковывалось. Повсюду Пирра ожидали восторженные толпы, повсюду к нему обращались как к богу-освободителю.

Вскоре Пирр занял крепость Анагнию на западной границе обитания герников. До Рима было 50 с небольшим километров. В верховьях Лириса находился еще один древний город с мощными укреплениями, считавшимися неприступными, — Пренесте. Эпирская армия двинулась к нему и, как говорят римские историки, заняла крепость без боя.

Пренесте лежал примерно в 30 км от Рима. Отсюда, с предгорий Апеннин, в хорошую погоду были видны равнина, по которой течет Тибр, и даже дымы над римскими холмами. Еще один переход, и эпирская армия оказалась бы под стенами вражеской столицы.

Но Пирр так и не отдал приказ выступать на север.

Попробуем разобраться в том, что заставляло эпирского царя быть осторожным. Он получил известие о мирном договоре Вольсиний с Корунканием, следовательно, на поддержку этрусков Пирр уже рассчитывать не мог. Более того, консульская армия успела вернуться в Рим. В целом на берегах Тибра было сосредоточено около 6 легионов, не считая войск союзников. Два легиона находились в стадии формирования, однако все равно объединенная римская армия диктатора Домиция и консула Тиберия превышала 40 000 человек.

Рать Пирра, даже если вычесть из нее потери при Гераклее и какие-то эпирско-тарентские отряды, оставленные в Лукании и Бруттии, также должна была увеличиться в размерах до 30 000-35 000 человек. Однако профессиональные воины составляли немногим более половины этого числа, все остальные контингенты были ополчениями восставших против Рима племен, которые еще предстояло вооружить и обучить. Вести их в бой против превосходящих сил Пирр не рискнул. И так он забрался слишком далеко: на юге Левин перехватил его сообщения с Луканией.

Государь Эпира был вынужден признать, что даже восстания, бушевавшие на трети римской территории, не сделали его врага более сговорчивым. Поэтому он решил отвести войска на юг и готовить их к будущей кампании.

Уже в середине осени Пренесте был очищен. Эпирская армия медленно двигалась по Латинской дороге на юг. За ней оставалась разоренная земля и разрушенные города: многие герники просто уходили вместе с Пирром, понимая, что римляне жестоко отомстят за бунт. Италики не скрывали возмущения решением Пирра: они рассчитывали на то, что тот останется в этой местности, которая будет центром всеобщего антиримского восстания. Эпирскому царю пришлось пристыдить их, доказывая, что римляне стоят куда выше герников и по военному делу, и даже по тому, как они возделывают землю. А потому не герникам судить о стратегии войны с квиритами.

Пирр, естественно, не желал идти на поводу у горцев и вести массовую герилью, — а именно такой облик приобрела бы война, останься эпирская армия в Пренесте. Да и молосские части уже ворчали, устав от марша на север и не видя возможностей для получения добычи: после переправы через Лирис вокруг них были исключительно союзные земли.

Следом за Пирром двинулся Тиберий Корунканий. Источники не сообщают нам ничего об арьергардных стычках, следовательно, римляне либо шли на почтительном удалении от страшного врага, либо же направились в Кампанию по Аппиевой дороге.

Последнее вероятнее всего. Мы знаем, что Пирр в первую очередь отправил на юг слонов и отряды, прикрывающие их. Но они не успели уйти в Луканию, так как в Кампании эпирскую армию уже поджидали соединенные войска обоих консулов. Ясно, что Корунканий мог обойти Пирра только по прибрежному пути.

Где-то в северной части Кампании римляне нашли удобную позицию на возвышенностях, мимо которых обязательно должен был пройти Пирр. К естественным выгодам своего расположения консулы добавили еще и сооружение укрепленных лагерей.

Именно здесь могло разыграться сражение, которое — в случае победы той или другой стороны — стало бы решающим. Но противники проявили крайнее добродушие. Пирр при виде римлян приказал изготовить свою армию для боя. Левин и Корунканий сделали то же самое. Затем эпироты и их италийские союзники издали боевой клич, который был поддержан ревом слонов. В ответ римляне — по приказу консулов — также ударили в щиты и ответили грозным криком6.

Крик этот был якобы настолько мощным, что Пирр не решился атаковать врага. Объявив войску о неблагоприятных жертвах, он приказал двигаться дальше. Хотя при этом эпироты подставляли свой фланг стоящим во всеоружии римлянам, те так и не воспользовались удобной ситуацией.

Отсюда можно сделать вывод, что нерешительность проявил не Пирр, а его противники. Эпирский царь видел невыгоду атаки занимавшего укрепленные возвышенности врага своей армией — меньшей по численности, обремененной добычей и уходившим вместе с ней населением. Однако он настолько низко ставил боевой дух римских командующих, что ограничился демонстрацией силы и провел войско прямо под носом у врага.

Эпироты встали на зимние квартиры в городах юга Кампании и севера Лукании, перешедших на сторону Пирра. Сам царь поспешил в Тарент, чтобы заняться организацией и обучением подкреплений.

Римляне сосредоточили свою армию в Капуе. Исключение составили разбитые при Гераклее части. Их, в наказание, продержали всю зиму в палатках близ городка Ферентин.

Во время зимнего затишья вновь начались переговоры. Но на этот раз их инициаторами стали римляне.

Примечания:

[1] Как один из вариантов можно предположить ложное отступление в сторону от брода, чтобы до переправляющихся легионов могли добраться фалангиты. По крайней мере Плутарх всячески хвалит Пирра за его управление конницей, но чуть ниже говорит, что римляне заставили врага отступить. Возможно, притворное отступление врага римская историография предпочла расценить как свой успех.
[2] Мы имеем достаточно примеров использования слонов против линейных пехотных частей, в том числе и со стороны вполне здравомыслящих полководцев, например Ганнибала при Заме. Пирр, направляя своих животных в атаку против легионеров, практически не рисковал: римляне уже потеряли строй, к тому же удар был направлен во фланг — уязвимое место всех древних пехотных порядков.
[3] Августин Блаженный сохранил оракул в ином варианте: «Dico te, Pyrre, vincere posse Romanos», который, правда, по существу не отличается от первого. Другое дело, что вся эта история может быть мистификацией: Пифия давала оракулы только на греческом, а еще Цицерон утверждал, что ни в одном греческом сборнике оракулов такого предсказания нет.
[4] Некоторые историки полагают, что этому предшествовало римское посольство, которое имело целью задержать Пирра на юге Италии, пока война с этрусками еще не завершилась и вторая консульская армия не освободилась.
[5] Спустя 59 лет тот же маневр повторит Ганнибал, который попытается выманить римскую армию из ее укрепленного лагеря под Капуей.
[6] Известно, что знаменитый «баррит»—крик, подражающий реву слонов, легионеры стали использовать только во времена Пунических войн, так что остается гадать о том, каков был их боевой клич осенью 280 г.

Источник:

Светлов Р. В. Пирр и военная история его времени. «Издательский дом Санкт-Петербургского государственного университета». Санкт-Петербург, 2006.

 
© 2006 – 2017 Проект «Римская Слава»